Сообщество Империал: AAR по Rome: Total War - Эпоха Яльмара - AAR'ы Rome: Total War - Rome: Total War - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Реклама отключена для зарегистрированных посетителей

[ Регистрация ] · [ Авторизация ]

Рассказать друзьям



Информация об авторе

  • Автор: Sergeant

Информация по статье

  • Добавлено: 25 Ноя 2013, 21:24
  • Обновлено: 09 Янв 2015, 12:55
  • Просмотры: 232

Дополнительно

Репутация: 0
AAR по Rome: Total War - Эпоха Яльмара

Описание: AAR по Rome: Total War - Эпоха Яльмара
Часть I. Эпоха Яльмара


Глава 1. Начало королевства. Первые победы
363-365 гг.


Летом 363 года вождь алеманнов Яльмар Храбрый , объединив под своей властью несколько племен, провозгласил себя королем Северной Алеманнии и Гермундура, а старшему сыну даровал титул герцога Гермундурского. В том же году Яльмар короновался в столице своего нового государства - Туроне. Ему 40 лет, он хороший полководец и правитель, но не имеет достаточного влияния. У короля и королевы Герлинды (38 лет) 4 сына: Хортар (20 лет), Херберт (15), Атанарих (8), Хротгар (6). Принц Хортар Сквернослов, наследник престола, женат на Йоханне (19) и имеет 2 сыновей: Бретгарду (4) и Менико (2).

Клятва Яльмарингов

Некогда владения Алеманнов простирались на многие земли. Но война с Римской империей складывалась несчастливо для них. Римские легионы вытеснили германцев из их исконных областей, в конце концов загнав в леса Северной Алеманнии и Гермундура.

Король Яльмар и его сыновья принесли страшную клятву на алтаре бога Вотана, что вернут владения предков и отомстят римлянам. Они поклялись, что Алеманнам будут принадлежать не менее 20 провинций, в том числе Верхняя Германия, Паннония, Верония и даже сам Рим.

В историю сие достопамятное деяние вошло как Клятва Яльмарингов. Вскоре пошли слухи, что Вотан услышал эту клятву, но она не обойдется без последствий для принесших ее"

Начало династии Яльмарингов. Король Яльмар сел на престоле в Туроне (Северная Алеманния), а наследник престола Хортар Сквернослов направился в свой удел. Его резиденция - г.Виндобона (Гермундур).

Итак, мы у истока восхождения ничтожной фракции к славе и могуществу. Пока что Алеманния ничем не выделяется среди своих столь же ничтожных соседей: Бургундского и Лангобардского королевств на северо-востоке, независимых Маркоманнов на востоке, Франков и Саксов на севере. Все же положение Алеманнов несколько выгоднее, чем, скажем, у Франков - у них две провинции, а не одна; однако эти провинции в ужасно убогом состоянии. Города неразвиты, возможности набора войск ограничены базовыми отрядами - ломбардскими лучниками, традиционными алеманнскими лансменами (т.наз. spear warband, "боевая группа копейщиков") и легкой варварской кавалерией. Со всех сторон приходится ожидать опасности. И первый противник - дряхлеющая, но все еще мощная Западная Римская империя, земли которой (в том числе и исконно-алеманнские земли!) простираются к западу, югу и юго-востоку.

На королевском совете были рассмотрены варианты укрепления королевства. Казна не пуста, но расходы превышают доходы, и в ближайший год бюджет уйдет в глубокий минус, если его срочно не пополнить. Несомненно, главным источником пополнения казны варварского королевства всегда служат завоевания. И так же несомненно (это советуют и советники - на то у них и работа такая), что самым перспективным направлением для завоеваний будет Рим. Точнее, его владения в Галлии и Северной Европе.
Итак, было решено начать экспансию на римские территории. Но куда именно двигаться"

Как и следовало ожидать, король остановил свой выбор на быстрой экспансии за счет ближайших римских городов - достаточно богатых и слабо защищенных. Однако не были забыты и окрестные независимые провинции: их следовало срочно присоединить к королевству, пока этого не сделал кто-то другой. Из Виндобоны на север с полутысячей пехоты выступил капитан Лиутгард с приказом присоединить к королевству соседнюю независимую Маркоманнию.

Зимой под г.Остенде Лиутгард был встречен превосходящими силами маркоманнов, в упорном сражении был разбит и отступил, потеряв около половины солдат. Однако то, что не удалось сделать войскам, сумел сделать дипломат, магистр Сиви. Он заключил мир с маркоманами и даже убедил их присоединиться к королевству Яльмарингов. Старейшины маркоманов запросили 8 тыс. динариев за свою независимость. С согласия короля эти деньги были выплачены.

Но тут что-то пошло не так. Народ Маркоманнии узнал о продажном решении своих старейшин и на следующий же год восстал. Из Остенде изгнали гарнизон, на северо-западе в лесах начали собираться отряды мятежников. Обеспокоенный этим, принц Хортар, не дойдя до Виндобоны, повернул в Маркоманнию, чтобы прекратить мятеж. Но еще раньше это удалось магистру Сиви. Встретившись с лидером мятежников, он уговорил его сложить оружие. Это обошлось казне дополнительно в 1500 динариев. Порядок восстановлен, алеманнский гарнизон вернулся в Остенде. Магистру Сиви объявлена королевская благодарность.

Старый жрец Вотана, однако, заметил: "Плохо, когда земли присоединяются не мечом, а золотом! Вотан не любит такую добычу. Не будет дому Яльмарингов счастья от Маркоманнии". Но принц Хортар Гермундурский, как и его отец, не обратил внимания на эти слова кудесника, любимца Богов. Волхвы любят предрекать неприятности правителям" но тогда пусть благодарят, если остаются живы. Хортар разместил в Остенде свою ставку. Здесь через 2 года у него и герцогини Йоханны родилась дочь Амальберга.

Видимо, в честь этого события состоялось первое за всю игру принятие в "члены семьи". Принц Хортар пожаловал капитану Эрариху из Остенде титул графа и назначил его наместником Маркоманнии. Эрариху 20 лет, он уверенный полководец, отличившийся верностью Яльмарингам.

Однако старый жрец Вотана на это заметил: "Кто он, и чем отличился" Он не взял свой титул с боя, и даже не получил в приданое на свадьбу. (Истинная правда, кстати, - я так и не понял, почему данный выдвиженец был отмечен Хортаром. - Автор). Вотан не одобряет таких выскочек. Не будет Хортару помощи от этого Эрариха".

Впрочем, старые жрецы всегда ворчат. Очевидно, с возрастом у них портится характер от недостатка физической работы на свежем воздухе.

Взятие Аргенторатума. Той же зимой, когда под Остенде был разбит Лиутгард, король Яльмар стремительным маршем прошел от своей столицы до южных границ, вторгся в Южную Алеманнию и осадил римскую крепость Аргенторатум.
Для римлян это, может быть, и не было полной неожиданностью, но дела у них на тот момент шли не настолько хорошо, чтобы обеспечить приграничную крепость достаточной защитой. Гарнизон Аргенторатума состоял всего лишь из полка лимитанов. Легиону квирита Децентия, шедшему в бургундскую Франконию, было приказано срочно повернуть на юг и идти на помощь Аргенторатуму.

Не желая дожидаться легиона Децентия, король Яльмар пошел на приступ и после несложного боя овладел городом. Приказав вырезать все римское население (известно, что король ненавидит римлян) и переименовав захваченный город в Виргент, Яльмар вернулся в Турон. Наместником Южной Алеманнии назначен его второй сын, принц Херберт, которому Виргент дан в ленное владение.

Прорыв к Альпам. В Верхней Германии легион Децентия, опоздавший к обороне Аргенторатума, соединился с силами квирита Гундобада. Теперь в этой армии более 2500 солдат: 8 когорт лимитанов, 4 полка лучников, 3 когорты комитатенов, по когорте крестьян и федератов. Римляне какое-то время совещались, как действовать дальше, после чего их армия опять разделилась. Децентий со своим легионом снова двинулся на Франконию, а Гундобад Теренцилий, только что получивший титул патриция, с 800 чел. лучшей пехоты скорым маршем пошел на юг и вступил в пределы Южной Алеманнии. Принц Херберт, думая что римлянин намерен отвоевать Виргент, с войском вышел ему навстречу. Но Гундобад уклонился от битвы и пошел дальше на юг, к крепости Августа Винделикорум.
Маневр оказался фатальным просчетом римлян в этой войне. Римляне имели неплохие шансы выбить нахальных германцев из Аргенторатума, однако не сделали это, упустив инициативу. Возможно, причиной подобной нерешительности были серьезные проблемы в тылу у Западной Империи. Дело в том, что Рим в этот момент трещал по швам изнутри.

В 364 г. был поднят мятеж республиканцев, к которым примкнули несколько провинций в Галлии, Британии, Северной Италии, Северной Африке и Иберии. Империя раскололась на две части - сенатскую во главе с консулами (Республика) и имперскую (Империя). Между ними началась гражданская война. Все лучшие силы Империи были брошены на подавление мятежа, но республиканцы удачно отбивались. Мало того, республиканские идеи из Западного Рима проникли в Восточный. Уже было слышно о мятеже и гражданской войне между сторонниками Республики и Империи в Византии. Видимо, поэтому было решено пожертвовать Алеманнам южногерманские города - королевство Яльмара представлялось римлянам слабым (хотя и наглым), и разобраться с ним решили после расправы с Республикой. Однако сам Яльмар великолепно сумел использовать это решение Рима в своих интересах.

Но вернемся к Августе Винделикорум. В крепость был послан алеманнский соглядатай. Он доложил принцу Херберту, что Теренцилий не задержался в окрестностях и ушел куда-то в сторону Медиолана. Вероятно, он собирался дать бой республиканцам, засевшим в Триденте и угрожавшим Медиолану.
Тогда молодой Яльмаринг, воспользовавшись этой оплошностью римлян, решил овладеть Августой Винделикорум, контролирующей так называемый Медиоланский проход - дорогу через Альпы к Северной Италии. Развернув свои войска (1200 пехоты и 50 тяжелой конницы), он зимой 365 года обрушился на не ожидавшую атаки крепость. Шпион открыл ворота, и Херберт с марша ворвался в город. Гарнизон (480 пехоты и отряд конной варяжской гвардии патриция Грациана Трусливого) был смят и уничтожен, Грациан погиб. Потери Херберта составили 135 человек.

Так двухлетний блицкриг Алеманнов против Рима завершился блестящим захватом двух городов и стратегически важной территории. Проход через Альпы был открыт. За ним лежали плодородные земли и богатые города Северной Италии.
Принц Херберт, празднуя свой выдающийся успех, сыграл в Винделикоруме свадьбу с дамой Ульрикой.

На королевском совете было принято политическое решение вступить в альянс с Западными республиканцами. Одновременно король намеревается развивать дипломатические усилия у своих северных и западных границ, где располагаются государства Франков, Бургундов и Лангобардов. Римская империя все-таки еще сильна, и Яльмар мечтает создать союз германских королевств, способный общими силами сокрушить ее.

Однако не все соседи разделяют стремления алеманнского короля. Франки по традиции держатся к алеманнам высокомерно-отчужденно. Бургунды улыбаются в лицо, а за глаза занимаются тайными махинациями. В Туроне контрразведкой Яльмара был обнаружен их шпион, но негодяю удалось скрыться. Лишь лангобарды охотно вступили в альянс с королевством Яльмарингов.

Тем временем путешественники и торговцы в Гермундуре распространяют тревожные слухи. Говорят, будто огромные орды Гуннов и Вандалов идут с Востока, сметая все на своем пути. Вандалы уже якобы напали на Сарматию. Движется буря"

To be continued...


Глава 2. Вторжение в Транспадану и другие приключения

366-371 г.



На западном фронте без перемен

После столь впечатляющего блицкрига на 2 года наступило затишье. Яльмаринги занимались устройством новых владений: строили здания и наблюдательные башни, вербовали войска, заключали торговые соглашения. Римляне, завязшие в гражданской войне, топтались под Тридентом и не предпринимали попыток вернуть утраченные города.

Верные политике своего короля, Алеманнские дипломаты приступили к формированию антиримского альянса германских королевств. Однако успех был более чем скромным. К союзу Алеманнии и Лангобардии присоединились лишь Бургунды, да и те вели себя как-то странно. Франки вновь высокомерно отказали своим старинным соседям-соперникам, а Саксы - молодая и бурно развивающаяся нация на севере Европы - демонстративно пошли вразрез с линией алеманнской дипломатии. Они уже успели присоединить нейтральные земли Фризов, а теперь вторглись на территорию Западной Римской республики (потенциального союзника Алеманнии). На следующий год эти северные пираты и вовсе вступили в союз с Западной Империей. А затем альянс с Саксами заключила... Бургундия (!), оказавшись таким образом сразу на двух стульях: в антиримской коалиции Яльмара (назовем ее Яльмарской унией) и в анти-яльмарском блоке с участием Римской Империи.

Надо сказать, что хотя Империя не наносила военных ударов по позициям Алеманнии, дипломатия ее не бездействовала. Рим сумел привлечь на свою сторону сильных Саксов. На востоке союз с ним заключили многочисленные племена Готов, медленно продвигающиеся в Центральную Европу, а Сарматия, досаждавшая восточным границам Империи, с трудом отразив орду Вандалов, наконец согласилась на мирный договор. И тут же подверглась нападению орды Гуннов.

А в это время в замке Остенде"

Ложная тревога

Летом 368 из Маркоманнии донесли, что в графстве замечены передовые отряды орды Вандалов. Встревоженный герцог Хортар, находившийся в то время в Гермундуре, отправил к их королю Визимару магистра Сиви, предлагая Вандалам уступить Маркоманнию в обмен на гарантию мира.
Визимар отверг предложение Хортара. Маркоманнские земли нас не интересуют, заявил он. Однако несмотря на это, огромное войско Визимара двинулось к Остенде. Остальная его орда повернула на север и окружила крепость Визургис, столицу Лангобардов.

Граф Эрарих, не надеясь дать отпор Вандалам, вместе с лучшими войсками оставил Остенде и отступил в Гермундур.
Но зимой Визимар Вандальский со своей армией оставил Маркоманнию и присоединился к остальной орде, осадившей Визургис.

Алеманны вздохнули с облегчением. Как говорится, чужое (в данном случае лангобардское) горе - не свое. Союзников, конечно, было жалко, но Алеманния пока слишком слаба, чтобы вступать в борьбу с целой ордой, когда уже идет война с Римом. Это было чревато быстрой потерей всех земель, а Алеманны - не Вандалы. Они оседлая нация, а это значит, что в случае утраты всех городов их ждет не образование орды и дружеские визиты к соседям, а гибель.

Дранг нах Зюден

Тем временем на юге пришли в движение свежие полки, собранные для броска в Италию. Принц Херберт отправил 800 человек под командой капитана Оскара на завоевание провинций к югу от Винделикорума. Оскар прошел через Медиоланский проход, вторгся в Транспадану и осадил Медиолан.

Для защиты города римляне собрали в западных провинциях армию в 3000 человек. Летом 368 г. эти силы под командой все того же легата Гундобада Теренцилия, по вине которого пала Августа Винделикорум, приблизились к Медиолану.
Осаждающая алеманнская армия оказалась под угрозой взятия в клещи. Тогда принц, собрав ок. 500 чел. подкреплений и личную дружину, спешно присоединился к корпусу капитана Оскара и взял командование на себя. Войска восторженно приветствовали молодого, но уже популярного в народе полководца.

Между тем с самим полководцем в последнее время творилось что-то неладное. С прошлого года в характере и поведении принца Херберта появились некоторые странности. В 368 году уже стало несомненно, что Херберт психически болен. Его умственное расстройство прогрессировало, и недруги королевства прозвали его за глаза Хербертом Безумцем. Очевидно, так оно и есть. Принц явно неадекватен в своих поступках.
Но что бы ни говорили злые языки, в Медиоланской операции он проявил себя как грамотный стратег и блестящий военачальник.

Медиоланское сражение

Армия контрнаступающих римлян растянулась по дороге, и Херберту удалось перехватить инициативу. Когда его войска соединились под Медиоланом, к городу подходил авангард легата Теренцилия - 650 чел. отборной пехоты и кавалерии. Не дожидаясь остальных сил, Теренцилий атаковал. Из города на поддержку ему вышел гарнизон - 300 чел. под командованием квирита Геренния.

Столь поспешная атака явно была не лучшим решением легата. Возможно, свою роль сыграли личные чувства Гундобада, стремившегося искупить свою вину за потерю Винделикорума.
Херберт принял бой, уповая на свое численное превосходство.

Сражение развернулось в густом лесу под Медиоланом. Тяжелая пехота Теренцилия обрушилась на боевые порядки Алеманнских лансменов. Те трещали, но держались. Бой отличался хаосом и неразберихой. Исход битвы решили конные стычки. В жестокой и рискованной схватке "дружина на дружину" Херберт сумел опрокинуть кавалерию Гундобада и убил его самого. Римляне дрогнули. Алеманны усилили натиск и сломили сопротивление пехотинцев Геренния. Геренний при этом также погиб. Конные дружинники Херберта и полк легкой конницы бросались туда и сюда, сея всюду ужас и панику. Наконец легионеры побежали.
Преследуя противника, Алеманны на его плечах ворвались в Медиолан. Город сдался.

В этой битве армия Теренцилия и Геренния была полностью разбита и рассеяна. Римляне потеряли 850 человек, Алеманны 338. Главные силы Гундобада, так и не успевшие к сражению, после потери командующего отступили, не рискнув начать новый бой.
Упоенный победой, Херберт объявил себя герцогом Медиоланским, владыкой Южной Алеманнии и Транспаданы.

Король Яльмар, довольный военными успехами сына, прислал из Турона патент, подтверждающий эти титулы. На следующий год у герцога Херберта и герцогини Ульрики в Медиолане родился сын Катуальд.

Мзда Вотана

Некоторые тревожные странности замечены в характере" на этот раз самого короля Яльмара. Он начал чудить. Придворные шепчутся, что это слишком напоминает начало умственной болезни принца Херберта.
По этому поводу наш раннефеодальный диссидент, старый жрец Вотана, заметил: "Не бывает страшных клятв без последствий. Думаю, Вотан принял клятву Яльмарингов. Но за такие дела боги берут мзду. Мздой Вотана, скорее всего, будет наследственное безумие, которым отныне отмечен род короля".
Поскольку при дворе все были озабочены королевскими буйными выходками, на эти слова никто не обратил внимания.

Больше в этом году ничего существенного не происходило.

Год 369-й начался с беспокойств. Таким же был и следующий год. В лесах Гермундура орудовали банды бригантов. Хортар Сквернослов, герцог Гермундурский, отправил 500 человек под командой капитана Хезы против мятежного атамана - тоже Хортара, банда которого достигла уже 640 человек. Хеза выследил бригантов, атаковал их и разгромил, уничтожив 639 негодяев, в том числе самого атамана. Последнему бандиту как-то удалось скрыться. Раздраженный этим, герцог оставил несчастного капитана без поощрения.
Потери солдат герцога в этой операции составили 53 человека.

Король Яльмар задумал военный поход на запад. Первый удар, очевидно, будет нанесен по Верхней Германии. На подготовку экспедиции отведено 2-3 года.

Столица Лангобардов Визургис пала под натиском Вандалов. Разорив город, король Визимар со своим народом повернул на север, к другим лангобардским городам. ("Главное - подальше от наших границ!" - сказал Яльмар). Вскоре дошли слухи, что нападению подверглась и Бургундия. Подробности неизвестны.

Алеманния заключила союз с Сарматами и ненадолго (по всей видимости, случайно) вошла в пятерку ведущих держав.
На востоке Готы вступили в альянс с Роксоланами, а византийские республиканцы привлекли на свою сторону могущественную империю Сасанидов, чем вызвали переполох в Константинополе.
Таковы были события этих двух лет.

Новый план короля

В 371 г. в Туроне справляли пышные торжества. Принц Атанарих, третий сын Яльмара, достиг совершеннолетия и принял под командование дружину. Это очень перспективный юноша, способный правитель, но, к сожалению, несколько косноязычный, что уменьшает его влияние.

Вместе с тем, безумие короля прогрессирует. Он явно тронулся рассудком. Намедни в зале для приемов монарх укусил за ляжку сарматского посла. Дипломат державы, изнемогающей под натиском варваров с востока, не посмел ссориться с западным союзником. Стиснув зубы, он сказал: "Благодарю вас, ваше величество", и подставил другую ляжку. Но король с хохотом закричал: "Теперь тебе водить!" и убежал в сад.

Однако безумие, насылаемое Вотаном на особ благородной крови, видимо, отличается от безумия, которым по убожеству своему страдают простолюдины. Король и его второй сын могут сколько угодно чудить в быту, но как только доходит до государственных дел, к ним возвращается ясный ум.

Например, Яльмар в промежутках между кусанием послов приступил к обдумыванию дальнейшего устройства алеманнских земель. Довольный ростом своих владений и сыновей, король все чаще говорит о своем плане: разделить четыре части королевства - север, юг, запад и восток - между четырьмя принцами. На востоке уже правит Хортар. На юге - Херберт, успевший заключить с Западной Республикой Тридентский альянс, направленный на совместные действия против Империи.
Герцог - явный любимец своего отца; король ежегодно выделяет из казны большие суммы, чтобы Херберт мог оказывать новым союзникам финансовую поддержку.
Атанариху, очевидно, предстоит принять западные земли, если будущий поход Яльмара окажется удачным.

А пока королевские спецслужбы проводят секретные операции на западе, подготавливая почву для будущего похода. В Гельвеции лучший алеманнский асассин Дува Убийца за последние 2 года устранил нескольких видных римских квиритов и патриция Рацимера Фанния. Но никаких доказательств Рим предоставить не смог, поэтому ноты протеста в Туроне оставили без ответа.

Алеманния притаилась, словно леопард перед прыжком.


To be continued...




Глава 3. Империя наносит ответный удар

371-375 г.


То ли разгром Гундобада и потеря Медиолана разъярили императора, то ли утрата стратегически важной Транспаданы заставила по-новому взглянуть на опасность алеманнской угрозы, но Рим наконец решил взять инициативу в свои руки. С 371 года в пламя алеманно-римской войны словно подлили свежего масла, и события понеслись в бодром темпе.

Из Верхней Германии к западной границе королевства выдвинулся мощный легион патриция Августа Домициана. Король Яльмар с дружиной и отрядом пехоты выступил навстречу римлянам, перекрыв мост через реку Турон - ключ к дороге на столицу.
Домициан приказал квириту Децию с 5 неполными когортами легионеров-комитатенов, федератов и лимитанов овладеть переправой.

Иногда стратегический AI выделывает финты, достойные выпускника академии генерального штаба - т.е. работает хоть и не гениально, но "по науке". Данный ход вполне укладывается в каноны военного искусства. AI как будто реально оценил силы врага и произвел функциональное разделение своих войск. Ударная группа должна была опрокинуть заслон и открыть дорогу армии вторжения. А та в сохранности перешла бы реку и осадила укрепленную вражескую столицу.
Этот план выглядел очень грамотно и даже мог быть реализован. Если бы не тактическая хитрость, которую применил в сражении король алеманнов.


Битва на Туронском мосту

В конце лета 371 г. произошло сражение между корпусом Деция и войсками короля Яльмара.

Силы были примерно равными: 657 у Яльмара, 707 у Деция. Против отборной пехоты Деция король располагал, кроме личной дружины, только полком копейщиков и двумя полками лучников. Поставив заслон лансменов перед мостом, он расположил конницу на левом фланге, а ломбардских стрелков на правом. Полку отборных лучников было приказано спрятаться за небольшой группой деревьев у реки, чуть позади конницы.
Деций, трезво оценивая противостоящие ему силы, решил положиться на быстрый натиск, прорыв за мост и последующую атаку копейщиками королевской конницы.

По команде Деция римская пехота всей массой бросилась через мост и обрушилась на заслон германцев. Натиск был очень силен. Лучники, на которых расчитывал Яльмар, особой пользы не принесли. Превосходящие силы римлян оттесняли лансменов, пядь за пядью отвоевывая место перед мостом для полноценного боевого развертывания. А по мосту тем временем двигались комитатены, готовые окончательно смести тающую пехоту короля, и ударный резерв копейщиков.

Алеманны держались из последних сил. Король с сотней конных дружинников со своего фланга бросался в контратаку за контратакой, но конница натыкалась на копья лимитанов и федератов и поскорее отскакивала, чтобы не ввязываться в ближний бой и разогнаться для нового чарджа. При этом, конечно, несла потери.
Первая фаза боя, похоже, осталась за Децием. Надежды Яльмара на заградительный огонь ломбардцев и стремительный удар кавалерии из-за спин лансменов, не оправдались. Римляне бились стойко, напирали, и только упорство алеманнских копьеносцев, вдохновленных присутствием короля, мешало им закрепиться на плацдарме перед мостом. Но копьеносцы уже готовы были дрогнуть в любую минуту. А это грозило потерей всего сражения: Яльмар не имел в запасе козырей против отборной имперской пехоты.

Тогда король перешел ко второй части плана. Ломбардские лучники прекратили стрельбу и бросились в рукопашную, поддержав своих лансменов на фланге. Под этим ударом передовые отряды римлян впервые поколебались. Одновременно из-за деревьев вышел прятавшийся там резерв - отборные лучники - и открыл огонь.
Эти два неожиданных маневра подкосили стойкость римлян. Передовые когорты (и так понесшие ощутимые потери) запаниковали. На мосту образовалась беспорядочная давка, в которой погиб доблестный квирит Деций. В этот момент королевская конница нанесла решающий удар, и началось повальное паническое бегство. Войска Яльмара преследовали деморализованных римлян и полностью их уничтожили.
Итог: безоговорочная победа. Потери римлян 707 чел., потери короля - 93.

На этом месте AI, похоже, вспомнил, что он суть чурбан железный, и опять заржавел. Легат Домициан со своим легионом отступил обратно в Верхнюю Германию. Алеманны получили возможность перевести дух и поднакопить сил.
К слову, разум короля тоже помутился окончательно. Среди окрестных народов бывшего Яльмара Храброго уже называют не иначе как Яльмар Безумец.


Римляне, видимо, решили не рисковать войной на два фронта и снова сосредоточились на искоренении своих сепаратистов. Зимой имперская армия попыталась взять штурмом республиканский Тридент, но атака была успешно отбита военным трибуном Республики Иоанном Цеком. Одновременно на северо-западе, в республиканской Секване, подписан мирный договор между Западной Римской республикой и королевством Саксов.

Лангобарды, страдающие от нашествия вандалов, заключили союз с готами. Правда, непонятно, чем эта орда, топчущая сарматские земли далеко на юге, сможет помочь северному королевству.
У Эрариха, графа Маркоманнии, в Остенде родился сын Вольф.

Дранг нах Вестен

Воспользовавшись предоставленной римлянами передышкой, король готовится к походу на запад. По всей Алеманнии в 372 г. продолжались стройки и вербовка отрядов. Для успеха операции решено нанести отвлекающий удар на востоке. Принц Хортар планирует напасть из Гермундура на римскую Верхнюю Паннонию со столицей в Карнунте.

Историческая справка. Карнунт - древний кельтский город на Дунае, в Верхней Паннонии. Развалины его до сих пор находятся близ города Геймбурга. Карнунт служил важным опорным пунктом римлян, особенно во время Маркоманской войны; здесь была стоянка дунайского флота. В IV в. город был разрушен германцами, но затем вновь отстроен. Здесь бывал и творил император-философ Марк Аврелий; здесь же был провозглашен императором Септимий Север.

Впрочем, в этот период алеманнская стратегия не отличалась долгосрочной продуманностью. Алеманны просто хватали все, что плохо лежит. Едва только замечалось, что в каком-то римском городе по соседству слабый гарнизон, как в этот город сразу готовился военный поход. Проблема была лишь в том, чтобы добиться нужной концентрации сил на выбранном направлении: дороги в Алеманнии были плохи, и коммуникации отличались растянутостью. Впрочем, германцам долго везло. Поскольку практически все города на северной границе Империи были защищены слабо (да и полевые войска императора вели себя пассивно), хватательные рефлексы Яльмарингов почти не встречали препятствий.

Вскоре именно эта привычка не заглядывать далеко вперед стала причиной самой тяжелой военной катастрофы в истории королевства.
Но об этом позже, а пока Яльмар нападает.


Штурм Августы Треверорум

В 373 г. Яльмар I наконец подгадал момент и с армией в 700 чел. вторгся в Верхнюю Германию и осадил крепость Августа Треверорум. Этот богатый и хорошо укрепленный город как раз сейчас был почти беззащитен. Шпионы, на услуги которых последнее время Яльмар не скупится (он даже известен как "знающий толк в шпионаже"), донесли, что в городе расквартирован полк легионеров и турма варяжской конной гвардии патриция Кая Фреддгарда (всего 218 чел.). В остальной Верхней Германии римские войска отсутствуют.
Король решил воспользоваться этим, чтобы завершить поход до зимы. Шпионы Яльмара открыли ворота, и алеманны стремительно ворвались в город с двух сторон.
Легионеры Кая Фреддгарда дрались упорно. В уличных боях король потерял 234 человека - фактически за каждую римскую жизнь алеманны заплатили своей. Но численное превосходство германцев решило дело: Фреддгард погиб, а его гарнизон уничтожен.

Раздраженный потерями король приказал устроить в захваченном городе резню. Сумма награбленного составила почти 10 тыс. динариев. Это самая большая военная добыча Яльмара за все время его правления. Город переименован в Тревер.
В этом году младший сын Яльмара, принц Хродгар, достиг 16 лет и принял под командование дружину. Теперь все старшие Яльмаринги находятся в строю.

Тридентское сражение (373 г.)

Зимой 372 года войска империи снова осадили Тридент.

Историческая справка. Тридент (Триент, Тренто) - город в Южном Тироле. Первоначально он был римской колонией, затем вошел в состав Империи и во времена Октавиана Августа превратился в мощную крепость. В IV в. город стал к тому же крупным христианским центром: здесь находилась кафедра епископа Аквилейского.
Во время Великого переселения народов расположенный прямо на пути пассионарных орд Тридент пострадал чрезвычайно. Обойти город было нельзя, поэтому каждая очередная орда штурмовала и захватывала его. Крепость переходила из рук в руки и в конце концов обратилась в руины, но была заново восстановлена королем остготов Теодорихом. Затем Тридентом владели готы и лангобарды, причем около 574 г. он был резиденцией лангобардских герцогов. В конце VI столетия он вошел в набирающую силу Франкскую империю.


Принц Херберт Безумный был не настолько безумен, чтобы позволить Риму уничтожить опорный пункт союзников в Приальпийской Италии. Поэтому он поспешил на помощь, и с 600 пехоты и конной дружиной атаковал под Тридентом корпус квирита Мариорана (650 чел. - 3 кавалерийских турмы и 2 когорты комитатенов).
Осажденные республиканцы под командой военного трибуна Иоанна Цека (517 чел.) вышли из города и атаковали Мариорана с другой стороны, обеспечив почти двухкратное численное превосходство союзников.

Не дожидаясь подхода Цека, Херберт очертя голову ринулся в атаку. Со своей конницей напав на отряд Мариорана (легкая кавалерия), он опрокинул римлян и убил самого Мариорана. Но навстречу принцу бросились две турмы римской тяжелой конницы, и жизнь владыки Транспаданы повисла на волоске.
Тем временем копейщиков Херберта встретила в лоб тяжелая пехота римлян. Боевые порядки алеманнов оказались разделены, командующий был отрезан от своих частей. Лансмены не выдержали удара комитатенов и побежали. Но тут (ура!) подоспел Иоанн Цек со своими конногвардейцами. Тяжелая кавалерия с ходу врезалась в наступающую имперскую пехоту, и той пришлось прекратить преследование алеманнов. Часть римской конницы поспешила на выручку легионерам, и герцог Медиоланский был спасен.

Пока лансмены позорно убегали, Херберт с дружиной метался по полю и атаковал повсюду. Наконец подошли основные силы республиканцев. Имперцы, устрашенные новым натиском, обратились в бегство. Республиканцы еще какое-то время преследовали бегущих, а Херберт с криком "Форвэртс, зи аффенбанде! Об зи мёхтен иммер цу лебен"" ("Вперед, обезьяны! Или вы хотите жить вечно"") - бросился останавливать своих пехотинцев. И таки сумел остановить один отряд, который вступил в бой и помог Цеку довершить разгром врага. А его слова вошли в историю, и теперь их знает наизусть каждый американский сержант.
Безоговорочная победа. Потери Империи в этой битве - 580 чел. Потери принца Херберта - 370.

Благодаря решительности и мужеству Херберта осада Тридента была снята. Однако вскоре после этой победы к городу подошел легион патриция Терция Порция. Он блокировал республиканскую цитадель и запер потрепанный отряд герцога Медиоланского в Тридентской долине.
Херберт попал в ловушку.

Несостоявшаяся угроза

В это время на севере к Треверу подступил легион одного из ведущих полководцев и знатнейших сановников Империи - патриция Марка Игрока. Он осадил короля Яльмара, который даже не успел пополнить свои войска после взятия города. Соотношение сил крайне опасное: 200 пехоты и 300 конницы у короля, 1100 пехоты и 100 конницы у Марка.

Досье королевской канцелярии: Марк Игрок, патриций, Командир Саксонского берега Британии. Эксперт в командовании пехотой. Мастер рукопашной битвы. Превосходен в атаке. Ужасно командует конницей. Одержимый игрок.

Яльмар приготовился к битве не на жизнь, а насмерть, и возносил молитвы Вотану. Неожиданно Вотан и вправду помог. С наступлением зимы Марк Игрок по необъяснимой причине снял осаду и увел свой легион на запад, в Гельвецию.

Историческое отступление

Этот неожиданный уход римлян из-под Тревера - одна из величайших загадок истории. Что спасло жизнь короля алеманнов" Помощь Вотана" Или Марк, Командир Саксонского берега Британии (Comes litoris saxonici per Britannium, т.е. фактически правитель и главнокомандующий римских войск на северо-западе Европы) преследовал какие-то свои политические цели"

Может быть, он хотел приберечь свой легион для похода на Рим, к императорскому трону"
Кстати, именно из Британии и Галлии явились в Вечный Город два великих деятеля недавнего прошлого: Флавий Валерий Константин (он же император Константин I, он же Константин Великий), провозглашенный "солдатским императором" в британском Эборакуме (с того знаменательного события еще не прошло и 70 лет), и его племянник Флавий Клавдий Юлиан (он же Юлиан Отступник), недавний победитель алеманнов, которого войска провозгласили императором в Лютеции в 360 году.
Всего 11 лет назад (летом 363 г., ровно в момент начала нашей игры!) Юлиан погиб в Малой Азии во время бесплодной войны с Сасанидской Персией. А сменивший его император Валентиниан (младший брат которого Валент правит сейчас Восточной частью империи), в отличие от своего исторического прототипа, пока никак не проявил себя.

(К слову, исторический Флавий Валентиниан, потомственный офицер и тоже "солдатский император", был великим воином. В 366 г. он разгромил алеманнов, и до самой своей смерти в 375 г. успешно бил франков, саксов и прочих германцев по всей Европе. Царствование его прошло не во дворце, а в армейских лагерях).

Итак, быть может, Марк Игрок рассчитывал использовать Алеманнию как таран, пробивающий ему дорогу на Рим" Поэтому он и сохранил жизнь Яльмару. Имея под рукой мощную армию, он мог предполагать, что потрепанное в боях войско Яльмара не рискнет соваться дальше на запад, и что основной натиск германцев пойдет в южном направлении. И тут (когда Рим уже задрожит от страха) с севера, сминая небольшие алеманнские гарнизоны, явится избавитель Марк!
Как можно будет не объявить Августом такого человека"..

Но мне кажется, ближе к истине другая версия:
Марк Игрок, выдающийся полководец и одержимый игрок, просто не счел алеманнского короля интересным противником!

Для такого вывода достаточно вдуматься в характер этого персонажа. Командир Саксонского берега Британии был, в сущности, типичным аристократом последнего периода Империи. Потомок знатного варварского рода, он сочетал в себе кельтскую храбрость, владение римским военным искусством (как бы иначе он дослужился до столь высокой должности!) - и характер развращенного патриция эпохи упадка.

(Из подобных людей в то время состояла практически вся высшая военная аристократия Рима. Это нашло отражение и в игре. Вспомните покойных легатов Гундобада Теренцилия и Кая Фреддгарда! Второй из них, судя по фамилии, происходил из романизированных германских нобилей. Гундобад же еще интереснее. Имя у него германское, и мы знаем, что он не урожденный патриций, а стал таковым в результате усыновления. Т.е. это выдвиженец из простых офицеров-федератов, германцев на римской службе, принявший латинскую фамилию своего патрона!)

К этой же генерации относился и Марк Игрок. Воинственный кельто-германский дух встретил в нем имперского декадента, проводящего дни за столом для метания костей! Игроцкий азарт был частью его натуры. По сути, и война являлась для Марка Игрока лишь необычной партией в кости, и ему нравилось ходить по краю, перехитряя судьбу. Одержимый и удачливый игрок, он любил острые партии с большой долей риска. Стратегический расчет и даже простая целесообразность были не для него.

Вот почему он не стал сразу добивать Яльмара и забирать обратно Тревер! Атаковать при столь подавляющем численном превосходстве Comes litoris считал чем-то вроде шулерства. В такой атаке не было подлинного азарта. Самоуверенный и своенравный, Марк, возможно, решил наплевать на прямой приказ из Рима и" дать алеманнам время собраться с силами для настоящей игры!
Так, по прихоти римского комеса, король Алеманнии избежал почти неминуемого разгрома и гибели.
От каких неожиданных обстоятельств порой зависят сюжеты Истории!


(На самом деле, конечно, причиной всего было банальное очередное замыкание в электронных мозгах. Но разве можно в летописи ссылаться на столь прозаические причины! biggrin.gif)

К слову сказать, Яльмаринги никогда не заморачивались декадентской туфтой вроде "хорошей игры" или там "честной борьбы". Они были абсолютными прагматиками и не упускали случая ударить в слабое место. Возможно, именно поэтому они всегда добивались того, чего хотели.
Наверное, такова одна из причин, по которым молодые хищные варварские народы побеждают дряхлеющие империи. Империи просто начинают слишком мудрить, они слишком культурны, они уже не могут по-простому. И перемудривают сами себя. А в это время подходит веселый деревенщина-варвар (вечно молодой, вечно пьяный!) и не мудрствуя лукаво, с разворота бьет сапогом прямо по яйц" э" по стратегически важным участкам. И все.


Война в Паннонии

Тем временем у нас 374 год, и алеманны наступают на западе и юго-востоке. Теперь еще герцог Хортар, наследник алеманнского престола, начал отвлекающий маневр, цель которого - не позволить Империи сосредоточить все силы для удара по Треверу и Медиолану. Он выступил из Виндобоны на римскую крепость Карнунт, столицу Верхней Паннонии. С ним идет более 900 солдат.
По донесениям разведки, наместника в Карнунте нет, а защищают город 2 когорты федератов и турма кавалерии (всего 589 чел.).

К зиме Хортар достиг города и взял его в осаду. Разведка также донесла, что на помощь осажденным движется группировка квирита Телемахия и патриция Аммиана Кокла. Не дожидаясь подхода деблокирующих сил, Хортар приказал идти на штурм.
Гарнизон оказал армии герцога Гермундурского упорное сопротивление. Бой шел за каждую улицу. Герцог взял город, показав чудеса доблести и потеряв 257 солдат.

Однако захваченное предстояло еще удержать. Следующей зимой к Карнунту подступил имперский легион под командованием патриция Терция Филона численностью более 1800 чел. Хортар, пополнивший в городе свои войска, решил не дожидаться осады. Он выступил римлянам навстречу и атаковал их с 840 людьми.

В ожесточенной битве, где особенно доблестно сражались дружинники герцога и наемные аланские конные лучники, Филону было нанесено сокрушительное поражение.
Хортару помогли превосходство в коннице (конные лучники аланов превосходно показали себя против медлительной имперской пехоты) и прославленная стойкость алеманнских лансменов. Пока копейщики грудью принимали натиск римлян, мобильные конные турмы герцога Гермундурского шарашили по тылам и флангам, расстраивая боевые порядки и наводя на легионеров панику.
Потеряв 1777 человек, разгромленный Филон бежал. Это была героическая победа алеманнов.

В следующем году старший сын Хортара Бретгарда достиг совершеннолетия и принял под командование дружину. Папаша на радостях назначил паренька наместником Паннонии.

А у Эрариха, графа Маркоманского, в Остенде родился сын Аларик.

Вести с полей

375 год принес народному хозяйству Алеманнии хорошие новости: казна пополняется! В этом году бюджет королевства впервые имел профицит.
Этому способствовали, конечно, в первую очередь завоевательные походы. Как известно, террор в покоренных городах очень положительно сказывается на налоговых поступлениях. Стоит устроить резню - и доходы сразу взлетают до небес.
Не знаю, чем это объяснить.
Справедливости ради замечу, что правительство Яльмара I не пренебрегало вложениями в экономику. Да, Яльмаринги были милитаристами - но при этом, кроме казарм и кузниц, строили в своих городах клоаки и улучшенные фермы. Иногда. Под хорошее настроение.

Другие новости: заключено торговое соглашение с саксами; доходят слухи, что племена гуннов прекратили скитаться и осели в Дардании; у границ королевства снова объявились отряды вандалов. Основные силы орды находятся в бургундской Франконии и осаждают столицу бургундов Виндониссу.

И о погоде. Зимой в Алеманнии, как обычно, выпал снег. В Транспадане и Верхней Паннонии - без осадков.

Большой шухер на Палатинском холме

Последние события в Верхней Германии и Паннонии буквально потрясли имперский патрициат. Проклятые германцы откусывали от империи один жирный кусок за другим - там и тогда, где и когда хотели. Кесарь Август Валентиниан стучал кулаком по столу, опрокидывал чаши с дорогим критским вином и брызгая слюной требовал от своих комитов, амицей и дуксов покончить наконец с обнаглевшими варварами. Комиты, амици и дуксы стояли во фрунт и отвечали только "Есть!", "Никак нет!" и "Так точно!"
Марку Игроку за декадентские фокусы объявили высочайший строгий выговор с занесением в проскрипционные списки.

После императорского нагоняя имперский генеральный штаб наконец решил взяться за дерзких алеманнов всерьез. Год 375-й был выбран для нанесения сокрушительного удара. Пришли в движение войска, тщательно собранные по всей Империи специально для такого случая. После провала контрнаступления в Паннонии необходимо было добиться решительного успеха под Тревером и в Северной Италии.
В Верхнюю Германию и Тридентскую долину вошли свежие имперские легионы.

Вторая оборона Тридента

Собственно, главной целью римлян был Медиолан. Но возвратить этот сильно укрепленный город было невозможно, пока подходы к нему перекрывает республиканский Тридент.
Что и говорить, принц Херберт добился в этом районе выгодной геополитической ситуации! Но при этом сам умудрился влипнуть в опасный переплет, оказавшись блокированным вдали от своих основных баз.
Тем временем Империя рвалась к Медиолану, и на пути у нее оказался Тридент. Войска легата Терция Порция (более 1800 солдат при поддержке метательных машин), как следует простимулированные из метрополии крапивой под хвост, даже не рассматривали возможность долгой осады. Прямо с марша имперцы пошли на штурм.

Херберт Медиоланский с 500 людьми, блокированный в здешней долине, мог уклониться от участия в сражении. Но Безумец не мог не прийти на помощь своему союзнику и старому боевому товарищу Иоанну Цеку.

Сражение началось пасмурным летним утром. Римляне пробили тараном деревянную стену крепости и ворвались в город с севера. В это время через южные ворота вошел подоспевший алеманнский корпус Херберта. Принц со своими людьми тотчас поспешил на центральную площадь, где засели защитники, и занял оборону перед выходом с Северной и Западной улиц.

Завязались ожесточенные уличные бои. Республиканцы, вместе с алеманнами державшие северную часть площади, дрались как львы. Херберту и трибуну Цеку удалось отразить первый, самый мощный натиск имперской пехоты с Северной улицы. Римляне накатывались волна за волной, но алеманнская пробка не давала им пробиться на площадь. Батальон лучников-дружинников и личная конная гвардия принца, искусно маневрируя, снова и снова обращали в бегство легионеров, тесной толпой прущих по узким улицам прямо под алеманнские стрелы. Тем временем германские лансмены успешно отбили атаку римской конницы, попытавшейся устроить фланговый обход с западного направления.

На одной из объятых пожаром улиц погиб благородный военный трибун Иоанн Цек. Принц Херберт возглавил оборону города. Была отражена еще одна массированная атака - на этот раз из восточного квартала. В этом столкновении пал легат Терций Порций. Напор римлян начал ослабевать. Тогда Херберт собрал пехоту в кулак, а свою легкую кавалерию послал в обход по очищенной от врага Восточной улице. Основные же силы он бросил против наступающих с севера последних двух когорт отборных комитатенов.
Началась отчаянная рукопашная схватка. Тем временем германская легкая конница, сделав вылазку из северных ворот, разметала оставшиеся без прикрытия расчеты метательных машин (которые все это время бомбили город и успели поджечь несколько зданий). Вернувшись на улицы, кавалерия ударила в тыл атакующим комитатенам.
Оказавшись зажатыми в клещи, легионеры запаниковали и выбросили белый флаг. Но Херберт Безумец, разъяренный смертью боевого друга, крикнул по-аллемански: "Алль фернихтен! Нихт гефангеннеймен!".

Эта его фраза тоже вошла в историю и теперь известна всему геймерскому миру как "Kill"em all! Take no prisoners!"

Итог сражения: героическая победа. Армия Терция Порция вместе со своим командиром практически полностью легла на улицах Тридента, который римляне считали просто короткой остановкой на пути к Медиолану. Потери римлян - 1800 чел., корпус Херберта потерял 80.

Дороги освобождены, герцог Транспаданы теперь может вернуться в Медиолан для отдыха и пополнения войск. Однако у республиканцев пал героический военный трибун Иоанн Цек. Столь болезненная утрата наверняка скажется на судьбе этого анклава Республики в Северной Италии.

Тем временем в Верхней Германии снова нависла угроза над Тревером. К городу движется наш старый знакомый, Comes literi saxonicis с двумя отборными легионами. Король Яльмар готовится к обороне. Его войско отдохнуло, прошло переформирование и теперь достигло 1000 человек. Ядро армии составляет штурмовая алеманнская пехота - choisen axeman, дружинники с секирами. С такими силами уже можно рассчитывать удержать город.

В конце года авангард Марка Игрока (1000 пехоты и 300 кавалерии) подошел к стенам Тревера и взял его в осаду.


Ту би континуит!



глава 4. Предательство Бургундов. Остендская трагедия

376-378 гг.


Приятные хлопоты

Мда. Явилася беда - отворяй ворота; налетела стая черных воронов на арийских ясных соколов; не было хлопот - купил король Маркоманнию" и все такое прочее. Так, цензурно и нецензурно, формулировал впоследствии мудрый алеманнский народ по поводу событий, о которых дальше пойдет речь.

А ведь никто не ждал плохого. 376 год начался удачно для королевства, и особенно для герцога Хортара Сквернослова. Герой Карнунтской кампании отпраздновал в Паннонии сразу несколько торжественных событий. Во-первых, младший сын герцога, Менико, достиг 16 лет и принял командование дружиной. У юноши несомненные задатки правителя. Во-вторых, вошла в подобающие лета дочь Хортара Амальберга, и счастливый отец не откладывая надолго выдал ее замуж за перспективного молодого аристократа и полководца - Вольфа из Виндобоны. Вольфу 16 лет, он талантливый военачальник.

После всех этих приятных хлопот Хортар, оставив новые владения на попечение старшего сына Бретгарды, с младшим сыном направился в свою новую ставку, Остенде. У восточных границ пока все безопасно, но захолустный маркоманнский городишко надо начинать отстраивать - ибо мало ли что.

Как оказалось впоследствии, это решение было не только опрометчивым, но и роковым.

Между тем на юге и западе дела складывались тоже вполне удачно. Зимой принц Херберт со своим войском победоносно вернулся в Медиолан. Его встретили с торжеством. Однако медиоланский двор правителя Транспаданы - самый дорогостоящий в королевстве. Город приносит казне больше убытков, чем даже столица Турон.

Западные республиканцы, воодушевленные победами над войсками Империи, решили закрепить успех. Орест Лаберий, сменивший славного Иоанна Цека на посту военного трибуна, осадил римский Патавий. Однако он располагает столь ничтожными силами, что результат осады под сомнением.
Дошли слухи, что гунны кем-то изгнаны из Дардании и снова кочуют ордой по Восточным землям. На севере Веронии мятежный патриций Тиберий Исаврийский собирает войска и возмущает крестьян.
Король Яльмар, не устрашенный наличием огромной римской армии под стенами своей временной ставки, дерзко продолжает тайные операции в галльских провинциях. По его приказу ассассин Дува Убийца совершил удачное покушение на римского наместника Генавы, патриция Виктора Курсора. К сожалению, патрициев у Империи еще слишком много.

Измена!

Но угроза подкралась с северо-востока, как в свое время проницательно предупреждал один весьма ученый джедай: "За северо-востоком король алеманнский напрасно не следит. Подвох коварный варвары вандальские нанести могут!"

Толчок событиям дали именно беспокойные вандалы. Их орда наконец захватила и разграбила Виндониссу - столицу и последний оплот бургундов.
Яльмар, Яльмар! Куда ты смотрел" О чем ты думал" И о чем думал наследник престола, герцог Гермундурский, оставив хорошо защищенные и безопасные равнины Паннонии ради жалкого деревянного Остенде"
Не успела Королевская иностранных дел коллегия в Туроне сказать "шайзе", как изгнанные из родных мест бургунды образовали орду, молниеносно пересекли всю Франконию, вошли в Маркоманию и неожиданно для всех осадили Остенде!

Циничный старик, наш знакомый жрец Вотана, так прокомментировал это событие: "Яльмарингов высадили на измену".
Это действительно была подлая измена. Алеманния являлась союзником Бургундии. Но подлые бургунды с подачи вандалов нанесли предательский удар в спину, чем окончательно расписались в своем двуличии. Их двурушническая натура полностью изобличила себя.
Очевидно, такова вообще черта бургундского характера. Достаточно вспомнить, как пакостно вели себя эти негодяи по отношению к братскому французскому народу - особенно во время Столетней войны.

Теперь в Остенде заперт герцог Хортар, наследник престола, со своим юным сыном Менико, только что достигшим совершеннолетия, и небольшими силами пехоты. Близлежащие княжества алеманнов ничем не могут помочь осажденным. Войск, достаточных для сражения с бургундскою проклятою ордой (много отборной пехоты и десятки отрядов легкой кавалерии) у королевства просто нет.
Скорее всего, Остенде обречен.

Словно желая еще усугубить шок, в Северную Алеманнию с незначительной армией вошел король вандалов Визимар. В ставку Визимара тут же была направлена гневная дипломатическая нота. Вандалы в ответной ноте подтвердили свой нейтралитет и дружеские чувства по отношению к великому алеманнскому народу. "Хрена ли тогда было бургундов на нас натравливать", - буркнул Яльмар, прочитав послание. Но вандалы убрались восвояси, и внимание короля переключилось на более актуальные события.

Оборона Тревера

А события не заставили себя ждать. Летом 377 г. Командир Саксонского берега Британии Марк Игрок вместе со всем своим 3-тысячным легионом пошел на штурм Тревера.

Может быть, не в меру азартный полководец принял к сведению высочайший выговор. А может, ему наконец стало интересно. Если год назад Яльмар, запертый в разграбленном городе с потрепанным отрядом, был похож на загнанную в угол крысу, то теперь, с тысячей крепких солдат и за каменными стенами он напоминал комесу Марку скорее вепря, обложенного в роще. Охота обещала быть забавной.

Сам себе Яльмар, впрочем, напоминал короля Алеманнии и пятизвездочного полководца. И спокойно готовился доказать это на деле.

Силы патриция Марка атаковали Тревер с двух сторон - северной и южной. К стенам крепости были двинуты таран, 2 полка пехоты с штурмовыми лестницами и осадная башня. Таран был быстро сожжен стрелками Яльмара со стен. Основная битва развернулась за южную и западную стену, к которой подъехала башня.

На южной стене римляне вели атаку за атакой, поднимаясь по лестницам, и каждый раз их атака захлебывалась. Лучники гвоздили по подходящим и поднимающимся бойцам, а добравшихся до стены радушно отоваривали топором по шлему яльмарингские секирщики. Труднее пришлось алеманнам на западной стене, на которую из башни высадились опытные комитатены. Яльмарингская пехота с большим трудом сумела отразить этот натиск.

Здесь надо упомянуть об одной особенности алеманнской оборонительной тактики. При защите города они очень не любили впускать противника внутрь. Хотя существуют тактические схемы, позволяющие эффективно и с малыми потерями громить врага, заманив осаждающих на узкие городские улицы, Яльмаринги ими сознательно не пользовались. Возможно, у них был какой-то пунктик на эту тему. Алеманнские генералы предпочитали до последнего защищать стены, одновременно организуя вылазки и рейды кавалерии в поле для разрушения боевых порядков противника.

Битва за Тревер в этом смысле была классической алеманнской обороной.


Штурм обеих стен поначалу вела только южная группировка осаждающей армии. Когорта за когортой федератов и лимитанов, а затем и мощных комитатенов поднимались на стену, где их перемалывали алеманнские секиры. После нескольких отбитых атак натиск римлян начал ослабевать. Марк стал перебрасывать от северных ворот к южным бездействующие пехотные отряды. Воспользовавшись этой заминкой, Яльмар отважился на дерзкую вылазку. Он вывел из ворот свою кавалерию, неожиданным ударом смял римскую пехоту на марше и обратил ее в бегство. Марк Игрок со всеми своими всадниками бросился на помощь легионерам. Началась кавалерийская рубка. В одной из сшибок Командир Саксонского берега Британии был убит, и вся его южная армия, понесшая к тому времени ужасные потери, дрогнула и побежала.

Тогда разгоряченная боем конница короля обошла крепость вдоль западной стены и атаковала оставшиеся 3 турмы имперской легкой кавалерии у северных ворот. Римляне не выдержали этой атаки и ударились в паническое бегство.

Итог сражения: героическая победа! Огромный имперский легион под Тревером потерпел полный разгром и был уничтожен. От стен крепости ушло не более 100 человек. 3113 римлянина, в том числе один из знаменитейших имперских военачальников, погибли. Потери короля составили 387.
За эту великую победу Яльмар получил титул Защитник ворот.

Бой у Вороньей скалы

Зимой король предпринял попытку спасти осажденный Остенде дипломатическим путем. Бургундам было предложено забрать Маркоманию даром в обмен на мирный договор. Однако они отказались.

Вандалы от разоренной Виндониссы (главного города Франконии) двинулись на восток. Тогда Яльмар решил подобрать эту плохо лежащую провинцию, некогда принадлежавшую бургундам, чтобы затем попытаться использовать ее для выкупа осажденных в Остенде Яльмарингов. Из Турона выступил тысячный пехотный корпус, чей авангард (конный полк капитана Фреддгарда) скорым маршем вошел во Франконию и взял Виндониссу в осаду.
Тем временем в Лангобардии армия саксов осаждает разоренный вандалами город Визургис, бывшую столицу Лангобардского королевства.

Получив известия о новом приближении орды вандалов к границам Алеманнии, граф Эрарих Остендский со своим войском ушел из Виндобоны (Гермундур) на юг, к римской крепости Эмона. Этот безродный выскочка, неизвестно за какие заслуги отмеченный герцогом Хортаром, пока отметился разве что своей готовностью отступать перед превосходящими силами врага - даже не нападающими, а может быть готовящими нападение. Конечно, и в прошлый раз, и в этот его сил явно недостаточно для отражения возможного удара вандалов, но тенденция заставляет задуматься.

После этого маневра последние надежды Хортара и Менико на подход деблокирующей армии рухнули. Остенде окончательно отрезан от союзных сил и будет вынужден принять натиск бургундской орды один на один.

А в это время Империя, потерпевшая ужасную конфузию под Тревером, решила отыграться на республиканцах. В Транспадану вошел корпус патриция Олибрия Веттия (515 чел.), направляющийся на осаду Тридента. Принц Херберт, верный союзническому долгу, с 110 всадниками и 550 пехотинцами вышел на перехват римлянам, и в пасмурный зимний день атаковал их у Вороньей скалы.

Битва развернулась в горной долине, посреди которой торчала возвышенность, увенчанная этой самой скалой. Первая фаза сражения - маневренная гонка за господствующей высотой: кто быстрее займет удобную площадку вокруг Вороньей скалы. Первыми удалось это сделать лучникам Херберта. Они тут же развернулись и открыли огонь по стрелкам Веттия, стремящимся занять ту же высоту. Подлетевшая конница Херберта разметала стрелков и обратила их в бегство.

К этому времени основные силы противников тоже подтянулись к полю боя и сошлись у подножия скалы. В короткой, но яростной схватке отличились алеманнские пешие рейдеры, смяв когорту имперской пехоты. Лучники Херберта со своего возвышения сначала поливали римлян стрелами, а затем ударили в рукопашную. Олибрий Веттий был убит. Его солдаты дрогнули и побежали. Битва завершилась полным разгромом римлян.
Итог: убито римлян 487, алеманнов - 92. После этой битвы Херберт предложил Империи заключить мир, но гордые римляне отказались.

Падение Остенде

В самом конце зимы решилась судьба Остенде. Бургундский король Гуонфред бросил свою орду на приступ. У герцога Гермундурского и его младшего сына для обороны города, кроме конных дружинников, было по 2 полка лансменов и лучников плюс отряд берсерков - всего что-то около тысячи воинов. Сколько было бургундов, никто не считал, но орда была свежая, полностью отмобилизованная и еще ни с кем не сражавшаяся. Возможно, 10-12 тысяч бойцов.

В этой трагической битве Хортар и Менико показали доблесть, достойную героев древности. Падению Остенде была впоследствии посвящена классическая древнеалеманнская поэма с непереводимым готическим названием "Бургунды Сцуко!" Это творение сумрачного арийского гения по своей первобытной звериной энергетике стоит в одном ряду с германским же "Зигфридом" и ирландскими сагами "Похищение быка из Куалнге" и "Смерть Кухулина". Думаю, уместно будет привести здесь отрывок из данного эпоса, подробно описывающий ход сражения.

"И посмотрел герцог Хортар кругом себя, и увидел: вот, кругом бургунды. И сказал Хортар своим воинам: "Бежать некуда, ё"ть, ибо кругом бургунды. Дернул меня доннерветтер приехать в этот шреклихе Остенде! Но делать нечего, придется теперь, ё"ть, биться как герои древности".
А Гуонфред, король бургундов, велел своему войску окружить город и приготовить четыре деревянных тарана, ибо Остенде обнесен был деревянными стенами. И изготовились оба войска к битве.
И сказал Гуонфред:
"[Пусть] тараны пойдут".
И пошли четыре тарана, и ударили в северную стену: два в ворота и слева от ворот, и два справа от ворот. И стены затрещали, ибо были они деревянные. А алеманны стреляли из луков горящими стрелами, но не могли повредить таранов.
И сказал герцог Хортар:
"Кто выйдет против этого""
И берсерки встали и сказали: "Мы выйдем". И пошли, и вышли, и ударили против таранов, которые в одном месте уже проломили стену. И бургунды пришли в ужас, потому что берсерки ударили весьма яростно, и никак уже нельзя было их остановить. И берсерки прошли вдоль северной стены как серп, и повсюду бургунды валились снопами. И бежали [бургунды] в страхе, побросав тараны, и берсерки изрубили два из них. А третий таран, уже пробивший стену, был брошен бургундами прямо в дыре, и за всю битву ни один бургунд так и не попытался войти в город через эту брешь.
Так окончился первый штурм. И князья бургундские, и Гуонфред, король бургундов, смотрели на это со своего холма. А один из воинов, именем Гунхавальди, подъехал и сказал:
"Вот, государь, войско наше бежит, и из четырех таранов остался один".
Тогда Гуонфред ударил мечом и разрубил Гунхавальди от плеча до подвздошья. И сказал Гуонфред: "Не баклань". И посмотрел на поле боя, и велел лучникам ударить по берсеркам деревянными стрелами.
Тогда лучники натянули луки и ударили деревянными стрелами в берсерков, которые весьма свирепо наступали и никто не мог удержать их. И стрелы закрыли небо как туча, ибо лучников у Гуонфреда было много сотен. Но берсерки ловили стрелы зубами в воздухе и перекусывали их. И продолжали свирепо носиться по полю, и бургунды разбегались от них как зайцы.
Тогда велел Гуонфред лучникам ударить железными стрелами. И сказал: "Попробуйте вот это перекусить".
И стрелы вновь закрыли все небо, и берсерки уже не могли перекусывать их, ибо стрелы были железные. И все берсерки погибли от стрел.
Видя это, сказал герцог Хортар:
"Нужно было мне, ё"ть, больше берсерков. Один отряд сделал половину дела. Два отряда сделали бы все".
А Гуонфред, король бургундов, сказал:
"Плохому полководцу всегда берсерков не хватает. Не бывает много берсерков. Бывает мало таранов".
И сказал Гуонфред:
"[Пусть] легкая пехота пойдет".
И пошли копьеносцы орды, и крестьяне, и ополченцы, и новобранцы, кто еще не успел убежать после удара берсерков. И схватили они последний [таран], и с этим [тараном] вновь подступили к стене. И били тараном в стену, пока не обрушился угол ее.
Тогда сказал герцог Хортар:
"Кто выйдет против этого""
И копьеносцы сказали: "Мы выйдем". И пошли, и встали против бреши, выставив копья.
Тогда бургунды, увидев, что вот, стена проломлена, бросились в брешь всей толпой. Но алеманны поднимали их на копья, а герцог Хортар и Менико со своими всадниками ударяли по бургундам слева и справа. И никто не мог пробиться сквозь них, потому что бургундов было слишком много и они мешали друг другу. И погибали они десятками, и видя такое дело, в ужасе выбрасывали белые флаги и бежали от алеманнов прочь, словно от берсерков.
Тогда Гунхавальди вновь подъехал к Гуонфреду и сказал:
"Вот, государь, опять наше войско бежит".
Тогда Гуонфред опять ударил мечом, и разрубил Гунхавальди от подвздошья и до подбрюшья. И второй раз сказал Гуонфред: "Не баклань".
И после этого сказал Гуонфред:
"[Пусть] легкая кавалерия пойдет".
И легкая кавалерия поскакала и ударила в брешь. Но алеманны сделали "стену щитов", а Хортар и Менико ударили слева и справа, и кавалерию постигла та же участь, что и пехоту.
Так окончился второй штурм.
И после этого наступил в битве перерыв, и подвели счет потерям. И вышло, что алеманнов погибла почти половина, и еще половина оставшейся половины была ранена, истекая кровью. А бургундов погибло великое множество, и еще больше трусливо бежало, как побитые собаки, но орда от этого не уменьшилась.
И сказал Гуонфред, король бургундов: "После третьего [штурма] не устоит Остенде".
И сказал Гуонфред:
"[Пусть] танки пойдут".
А Гунхавальди, рукой зажимая рану, сказал королю:
"Невозможно это, государь, ибо танки не изобрели еще".
Тогда Гуонфред в третий раз ударил мечом, и разрубил Гунхавальди от подбрюшья и до седла. И опять сказал: "Не баклань". И после этого Гунхавальди распался на две половины, и больше уже не бакланил.
И сказал Гуонфред: "Вот, я разрубил Гунхавальди от плеча до подвздошья, и от подвздошья до подбрюшья, и от подбрюшья до седла за то, что он бакланил. И если кто еще захочет бакланить, того разрублю от Атлантики до Урала".
Но больше уже никто не хотел.
Тогда сказал Гуонфред:
"[Пусть] пойдут отборные мечники".
И пошли отборные мечники орды, и набежала их целая эпическая сила. И следом за ними бросилась вся орда. И стены уже не были им препятствием, потому что гора бургундских трупов стала вровень [со стеной], и воины по ним переходили [через стену] как по мосту. А алеманнские копьеносцы уже не могли удержать [этого натиска], потому что воин с копьем, как правило, проигрывает воину с мечом, если только он не шаолиньский монах. Но шаолиньских монахов не было в войске Хортара, а были, наоборот, одни сплошные истинные арийцы, и характер у них был самый нордический. И алеманнские головы летели под мечами, словно спелые шишки хмеля, и если бы был уже изобретен комбайн, то можно было бы сказать: "Как комбайн прошел". Но [и комбайн] тогда еще не изобрели, да и сказать [так] было некому, потому что Гунхавальди уже лежал разрубленный, а больше бакланить никто не хотел.
Тогда сказал герцог Хортар:
"Вот что значит, ё"ть, оказаться в неудачное время в неудачном месте". И сказал своему сыну: "Используй силу, Менико, ибо чувствую я, умгемахт приходит".
И они с Менико бросились в гущу битвы. И юный Менико использовал силу и бился доблестно, как истинный Яльмаринг, хотя и имел слабое здоровье.
И увидел Хортар, что вот, умгемахт уже пришел. И закричал бургундам: "Мальчонку-то" мальчонку хоть пожалейте, ироды!" Но никто не понял его, потому что [бургунды] не знали алеманнского языка.
И в этой последней схватке пали Хортар и Менико, и вместе с ними последние из алеманнов. И князья бургундские глядели со своего холма на падение Остенде.
И сказал Гуонфред, король бургундов:
"Бу-га-га-га!"
И немедленно выпил".


В эпическом сражении погибло 996 солдат герцога Хортара, он сам и его младший сын, на которого королевство возлагало большие надежды. Однако герои отдали жизни не даром: более 4800 бургундов осталось навсегда под стенами Остенде. Фактически каждый алеманн унес с собой пятерых врагов.
Если бы у герцога Хортара был хотя бы еще один отряд берсерков - кто знает, быть может появился бы призрачный шанс спасти эту безнадежную битву. Но сам же герцог некогда поскупился сформировать этот лишний отряд, убаюканный видимым спокойствием у границ своих новых владений. Так же поскупился потом и Остендский граф Эрарих. Теперь недальновидность обернулась гибелью.

Алеманнское отечество в опасности!

Узнав о падении Остенде, король Яльмар дважды проклял бургундов: 1) за измену и предательский удар в спину; 2) за гибель своего наследника и его юного сына. Все князья Алеманнии торжественно поклялись страшно отомстить за их смерть. Бургундам была объявлена беспощадная война, и король поклялся не знать покоя, пока в живых остается хоть один бургунд. Бургунды были признаны ни разу не арийцами, а извергами рода человеческого, и приговорены к стиранию с лица земли.
Особенно горячо клялся молодой зять покойного Хортара, 16-летний Вольф из Виндобоны. Так вышло, что именно ему суждено было впоследствии стать главным "карающим мечом" алеманнского возмездия, которое, к слову, растянулось на долгих 10 лет.

Граф Эрарих, испугавшийся приближения вандалов и ушедший из Остенде (косвенным следствием чего оказалась гибель там Хортара и Менико), а затем ушедший и из Виндобоны в страхе перед бургундами (чем оставил своего благодетеля на верную смерть), был лишен именования Остендский. Ему было предложено искупить вину честным трудом на поле битвы и самостоятельно добыть себе новые владения, по которым затем и титуловаться. А до тех пор за злополучным графом закрепилось прозвище Трусливый.

Масштаб остендской катастрофы и ее опасность для королевства трудно было переоценить. Рухнул восточный рубеж - самый слабо укрепленный, и врагу открылась прямая дорога в сердце Алеманнии. К тому же на рубеже этом стояла не просто армия, а целая орда, едва начавшая свой поход. Увлеченные захватом процветающих имперских городов на западе и юге, Яльмаринги не укрепляли замки в Маркомании и Гермундуре и не держали там крупных гарнизонов. Теперь до самого Турона бургунды могли дойти не встретив сопротивления. Все крупные воинские силы королевства оказались рассредоточены по западным и южным границам. Отбиться от орды было практически нечем. К этой войне Яльмар оказался не готов.

Если бы бургунды немедленно двинулись дальше по Алеманнии, Яльмарингов ожидали бы весьма тяжелые времена. В городах на направлении предполагаемого удара началась лихорадочная вербовка солдат и наемников. Одновременно королевские министры попытались провернуть отвлекающий дипломатический маневр.

К вандалам, все еще находящимся с бургундами в состоянии войны, поспешил магистр Сиви с оливковой ветвью и толстым кошельком в клюве. Алеманния предложила королю Визимару союз. Расчет был на то, что вандалы продолжат военные действия, оттянув на себя внимание бургундов и позволив алеманнам выгадать драгоценное время. За эту "услугу" королевство готово было платить вандалам дань в 500 динариев в течение 5 лет.

Визимар Вандальский охотно согласился на такие условия. И после заключения союза, на том же ходу" подписал мирный договор с бургундами.
Дипломатия Яльмарингов потерпела такое же поражение, как и их армия.

Ко всему прочему, в Верхнюю Германию снова вторглись римляне. Патриций Асиний Пупиен с большим войском из легионеров и наемников (к нему примкнул даже отряд рыцарей Грааля!) чинил разорения и угрожал Треверу. Попытки подослать к нему убийц провалились. Требовалось выдвинуть войска" Теперь повсюду требовались войска!

Но на счастье Яльмарингов, бургунды не пошли ни в Гермундур, ни в Верхнюю Паннонию. Вместо этого они, потоптавшись в растерзанной Маркомании (вот как исполнилось пророчество жреца Вотана!), повернули на север. Видимо, возможность пограбить ничейные города, намедни уже грабленные вандалами, привлекла их больше, чем вхождение в клинч с мощным, хоть и уязвимым, алеманнским королевством. Эти злодеи оказались не только предателями и убийцами, но еще и падальщиками.

Итак, на исходе 377 года король Яльмар оказался в крайне щекотливой ситуации. Он потерял наследника, и только благодаря счастливому стечению обстоятельств не пресеклась восточная ветвь династии; восточная граница королевства пала, а центральные провинции прикрыть нечем; с запада угрожают римляне, с северо-востока - орда бургундов; войск не хватает.

Как будет действовать наш герой"
Все на прочтенье глав пятой-шестой!


To be continued"


Эта статья впервые опубликована на Сайте Империал 14.10.09.

Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.


      Стиль:
        03 Дек 2016, 20:43
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики