Сообщество Империал: «WHO IT IS» Мистер Виктор Суворов? - Двадцатый Век - Исторические Статьи - Библиотека - Сообщество Империал

  • Поиск
  • Законы
  • Сообщество
  • Репутация
  • Экономика
  • Больше

Информация об авторе

  • Автор: Caesar G.I.

Информация по статье

  • Добавлено: 18 Мар 2015, 16:21
  • Просмотры: 479

Дополнительно

Репутация: 1
«WHO IT IS» Мистер Виктор Суворов?

Описание: I глава работы "«ЛЕДОКОЛ»: ЗА И ПРОТИВ.
АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ГЕНЕЗИСА ВТОРОЙ МИРОВОЙ
И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН
". Публикую без списка литературы, его добавлю чуть позже, т.к. не успел напечатать
«ЛЕДОКОЛ»: ЗА И ПРОТИВ.
АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ГЕНЕЗИСА ВТОРОЙ МИРОВОЙ
И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙН

«Война с Россией – это такая война, где знаешь, как начать, но не знаешь, чем она кончится»
Генерал-полковник А.Йодль,
из протокола допроса 18 июня 1945 г.
[1, с.634]



«Суворов Александр Васильевич, граф Рымникский, князь Италийский … (1729-1800), рус. фельдмаршал. С. Прославился благодаря блестящим компаниям против поляков (1769) и турок (1773-74). За последующие успехи в войне против турок 14 лет спустя Екатерина II пожаловала ему графский титул (1788). В 1790 г. С. возглавил армию подавившую польское восстание. В 1796 г. Новый император Павел I отправил его в отставку, но через 3 года поставил во главе рус. армии против французов. Выиграв ряд сражений, С. вынужден был отступить, выходя из окружения. Войска были отозваны в Россию, а сам он, опальный и больной вернулся в Петербург и вскоре умер …»
[2, с.316-317]

ГЛАВА I. «WHO IT IS» МИСТЕР ВИКТОР СУВОРОВ?

§1. Концептуально-психологические аспекты книг Виктора Суворова
Не так много наших соотечественников внесено в Оксфордскую иллюстрированную энциклопедию. Тем не менее, русский полководец XVIII в. А.В. Суворов известен в Объединённом Королевстве. Таким образом, псевдоним для Владимира Богдановича Резуна (он же «Виктор Суворов») выбран звучный, да и новое имя «Виктор» – «Победитель» в переводе с латинского, весьма удачно. Получается – «Победитель Суворов». Громко! Однако, Владимир Резун – не хуже. Конечно, не так обращает на себя внимание потенциального читателя, но все же…
Родился Резун В.Б. в 1947 г. в Приморском крае. Согласно данным опубликованным в ряде его книг, окончил суворовское военное училище в г. Калинине (ныне г. Тверь) и Киевское высшее общевойсковое командное училище. В 1974 г. получил диплом Военно-дипломатической академии. Затем, после четырехлетнего пребывания в Женевской резидентуре ГРУ Резун В.Б. вместе с семьёй ушел на Запад, бежал к своим бывшим противникам. Предал Отечество, какими бы это жизненными обстоятельствами не объяснялось!
В дальнейшем мы будем называть бывшего советского офицера, теперь же изменника Родине, его собственным именем, а не тем, какое он выбрал себе в качестве литературного псевдонима. «Виктор Суворов» – стилистическая коннотация, что в языкознании означает особую окраску, значение, предшествующее основному содержанию. В новом имени определяется отношение к рассматриваемому предмету в широком смысле слова: там, где Суворов – там победа. Для материалов, представляемых Резуном В.Б. в книгах «Ледокол», «День – М», «Последняя республика», «Очищение», «Самоубийство», «Тень Победы», «Беру свои слова обратно», «Святое дело» и др. – это слишком смелое заявление. Особенно актуально использование подобного псевдонима на постсоветском пространстве, на территории которого данный исторический деятель (А.В. Суворов) у большинства населения ассоциируется с военным талантом, успехом, исключительными человеческими качествами.
В конце 80-х годов прошлого века на английском языке появилось самое значимое сочинение Резуна В.Б. – «Ледокол. Кто начал Вторую мировую войну?: Нефантастическая повесть-документ». Впоследствии оно было переиздано практически на всех европейских языках. В СССР «Ледокол» проник только в начале девяностых и первоначально распространялся путем самиздата. В 1992-1993 гг. «Ледокол» был впервые официально опубликован в нашей стране и с тех пор выдержал множество переизданий!
Прежде всего, необходимо отметить, что, судя по собственным высказываниям Резуна В.Б., военной историей он специализированно не занимался. С историческими документами, по принципиальным соображениям, не работал, хотя, читая последние сочинения нашего автора, находишь в них серьезные источниковые основания.
Стиль речи, используемый Резуном В.Б. в исследовательских работах, по своим функциональным средствам относится скорее к разговорному, нежели к научному, публицистическому или литературно-художественному жанру. Разговорные средства дают эффект непринужденного общения. В книгах «В. Суворова» к ним относятся просторечные и, даже, нелитературные обороты. Если в художественных произведениях они используются как способы речевой характеристики персонажей и явлений, то в текстах Резуна В.Б. у них такая же задача, что и у псевдонима: убедить читателя в истинности предлагаемого материала.
Нельзя не отметить, что применяемый автором «Ледокола» формат, мы бы сказали, созданный им своеобразный характер речи, имеет определенную социальную направленность, о чем свидетельствуют используемые Резуном В.Б. литературные обороты. Стиль произведения всегда соответствует сфере общественной деятельности автора через сознательное применение тех или иных форм, языковых средств и специфической речевой организации. Поскольку все книги Резуна В.Б. в этом отношении однотипны (от манеры называть главы способом постановки вопроса, до многократного повторения одних и тех же постулатов, только с разной степенью функциональности и экспрессивности ), то все способы описания событий данным исследователем отражают течение его мыслей.
Мы считаем, что стремление Резуна В.Б. к максимальному упрощению ответов на поставленные вопросы есть совершенно осознанный особый ход. Подобный прием не нов, он широко используется в педагогике: снижение сложности преподносимой информации до уровня более низкого, нежели тот, на котором находится получатель потока данных. Правда, обучение предполагает, вслед за этим, медленное, но постоянное повышение количества и качества выдаваемого материала, обеспечивая, тем самым, интеллектуальный рост обучаемых. Резун В.Б. обыгрывает сведения на одном уровне, не демонстрируя их усложнения.
Некоторые из отечественных критиков книг «Виктора Суворова», например, П. Кутузов, А. Помогайбо, В. Грызун (псевдоним двух историков – А. Лоханина и М. Нуждина), применяют тот же метод, доведя его до предела, после которого само чтение их текстов становится отталкивающим [3; 4; 5]. Интересно, что А. Помогайбо первым обратил внимание на стилистические и грамматические ошибки в исторических сочинениях Резуна В.Б. Однако, к сожалению, исследователь не пришел к выводу, что при определенных условиях даже безобидные, на первый взгляд, ошибки, особенно, если они допущены преднамеренно, способны нести смысловую нагрузку. По нашему мнению, Резун В.Б. специально упрощает собственный литературный стиль, облегчая, тем самым, восприятие прочитанного простым читателем. Несомненно, это свидетельствует о наличии незаурядных литературных талантов у автора «Ледокола».
* * *
По словам самого Резуна В.Б., с молодых лет его «стали терзать смутные сомнения» относительно правдивости изложения событий второй мировой войны в советской исторической науке. Точнее, началось это со времени поступления в Киевское высшее общевойсковое командное Краснознаменное училище им. М.Ф. Фрунзе [6, с.7-9].
Над «Ледоколом» Резун В.Б. начал работать в 1968 г. [7, обложка]. Выходит, был ему тогда 21 год. С тех пор мотало его вместе с черновиками по городам и весям вплоть до 1978 г., года предательства. Но все может быть. В Великобритании он опубликовал свои воспоминания о ГРУ – «Аквариум», вслед за ними – «Ледокол», главной идеей которого стал возрожденный тезис доктора Й. Геббельса о том, что в 1941 г. нацистская Германия была вынужден нанести по СССР превентивный удар, дабы обезопасить себя и остальную Европу от готовящегося завоевательного похода «красных орд» Сталина.
Обращает на себя внимание мнение руководителя карательного аппарата третьего рейха, рейхсфюрера СС Г. Гиммлера о советском генерал-лейтенанте А.А. Власове, персоне, родственной Резуну В.Б. по идеологической мотивации своего перехода во вражеский лагерь: «… этот русский… нам вообще ничего не стоит… Наш бравый Фегеляйн сказал своим людям: попробуем-ка пообщаться с ним так, будто он и взаправду генерал! И лихо встал перед ним по стойке смирно: господин генерал, господин генерал!… Итак, с этим генералом обращались должным образом, ужасно вежливо, ужасно мило. В соответствии со своими особенностями, славяне охотно слушают, когда им говорят: «Это вы знаете намного лучше нас», любят быть любезно выслушанными, немного подискутировать. Этот человек выдал все свои дивизии, весь свой план наступления и вообще все, что знал. Цена за эту измену?… Очень дёшево… Такой человек обходится в год в 20 тыс. марок. Пусть он проживет 10 или 15 лет, это 300 тыс. марок… Одна батарея ведет два дня хороший огонь, это тоже стоит 300 тыс. марок» [8, с.286-287]. Далее Гиммлер перечислил, что именно было предложено бывшему советскому генералу, теперь «новому офицеру рейха». Затем рейхс-фюрер высказал мысль о ненадежности людей, подобных Власову, т.к. они могут повернуть данное им оружие против немцев, ведь изменив один раз легко изменить и второй [8, с.287]. Впрочем, это применимо и к Резуну В.Б. Его книги, следующие за «Ледоколом», «Днем – М» и «Последней республикой», можно трактовать, как попытку обратить перо против западной оценки России и русских. «Россия может быть побеждена только самими русскими» – утверждал генерал А.А. Власов после своего пленения [8, с.287]. Похоже, что нынешние кураторы деятельности Резуна В.Б. считают так же, но, возможно, они недооценивают способность своего подопечного к интеллектуальному сопротивлению на последнем этапе их совместных усилий. Однако, это только наше предположение!
Что касается идей главного пропагандиста третьего рейха – Й. Геббельса, то его дневниковые записи кардинально отличаются от публичных обвинений в адрес Советского Союза:
 27.07.1940 г. – «… Сталин старается понравиться. Причин для этого у него достаточно»;
 14.09.1940 г. – «Москва сделала несколько неприятных для нас заявлений о невыполнении нами торгового соглашения, о Румынии. Вряд ли это серьезно. Сталин испытывает слишком сильный страх перед вермахтом»;
 1.11.1940 г. – «Наш вермахт очень силен, а Сталин испытывает слишком сильный страх перед вермахтом»;
 4.12.1940 г. – «…в Англии уповают на Россию. Абсолютно напрасно. Россия никогда ничего против нас не предпримет – она испытывает страх перед нами»;
 10.04.1941 г. – «Поведение Москвы очень сдержанное. Сейчас никто не хочет попасть под прицел…»;
 29.04.1941 г. – «Россия держится очень смирно, чувствуя себя окруженной. У нас же сейчас нет никаких причин ее бояться»;
 14.06.1941 г. – «Москва дает… опровержение, что ей ничего о наших наступательных намерениях не известно… Во всяком случае Москва ничего не предпринимает против наших «мнимых» намерений. Это великолепно!»;
 16.06.1941 г. – «Москва хочет остаться вне войны до тех пор, пока Европа не устанет и не истечет кровью. Вот тогда Сталин захотел бы действовать» [9, с.25; 10, с.38,41; 11, с.47-49; 12, с.36; 8, с.307].
«Исследователь» Резун В.Б. преподносит читателю не только плоды свой фантазии (если угодно плоды полета мысли), но и во многом то, что уже использовалось до него, но к концу столетия, через 40-50 лет после войны, основательно позабылось. Например, с Чингисханом Сталина сравнивали и высшие лица национал-социалистической Германии, и западные журналисты [8, с.181; 13, Т.3, с.301]. Кстати, для немецкой пропаганды периода первой мировой войны было свойственно изображать на агитационных плакатах русских с ярко выраженными монголоидными чертами [14, с.14-15].
В России «Ледокол» имел большой успех. Принято, к сожалению, в нашей стране слепо доверять всему, что исходит не от официальных источников! Тем не менее, остальные труды Резуна В.Б. – «День – М», «Последняя республика» прошли не так заметно, а «Очищение», «Самоубийство», «Тень Победы», «Беру свои слова обратно», «Святое дело» – вовсе плохо, хотя, как мы полагаем, они заметнее сильнее первых трёх.
* * *
О Резуне В.Б. писали много и часто, как в России, так и далеко за её пределами. Он дал работу большому числу историков и не только. Для чего бывший советский офицер создает свои исторические сочинения? Ради похвалы, признания, жажды славы, или же им движет нечто иное? Попробуем ответить на этот вопрос, опираясь на свидетельства самого Владимира Богдановича Резуна .
«Я предатель, изменник… Таких не прощают, но я все равно прошу: ПРОСТИТЕ МЕНЯ» [7, с.8]. Что это – раскаяние, сожаление, если да – в чем? «Я замахнулся на самое святое, что есть у нашего народа, я замахнулся на единственную святыню, которая у народа осталась, – на память о Войне, о так называемой «великой отечественной войне»» [7,с.5]. Сожалеет, но не о своем поступке – переходе в лагерь противника, а о том, что вынужден, как он считает, отнять у целого народа старые представления о событиях 1941-1945 гг. «Надо иметь жестокое сердце или не иметь его вообще, чтобы работать палачом, тем более – палачом, убивающим национальные святыни великого народа. Своего народа. Нет ничего страшнее, чем выполнять работу палача. Эту роль я принял на себя добровольно. И она доводит меня до самоубийства» [7, с.5-6]. Но, слава Богу, суицидом дело пока не кончилось. Нервы разведчика (хотя бы и беглого) – стальные тросы – выдержали! Продолжает он так: «Мои приговоры к смертной казни справедливы до последней точки. И пусть не хлопочут те, кому предписано приводить их в исполнение: я сам себя накажу» [7, с.7]. Очень простой ход – несколько раз говориться о двух (!) смертных приговорах, якобы вынесенных советским судом перебежчику Резуну В.Б. Два-то зачем? Да и возможно ли было такое в СССР? Это у кошки говорят, девять жизней, а с человеком проще. У Резуна В.Б. это страховка: мол, если вдруг, что – происки известно кого, настигли-таки «ястребы голубя». А спешить им хищникам, и не надо было, ведь наказать себя он решил сам: «… я сам себя накажу. Я не боюсь смерти» [7, с.7]. Уж не хотел наш герой и здесь опередить ненавистное ГРУ? Прямо подсказка как убрать: убить и под самоубийство замаскировать. Господь с Вами, Владимир Богданович, живите долго и не обижайтесь на подобный тон, т.к. взят он с одной лишь целью – показать вашим сторонникам и противника всю недопустимость ёрничества, хамства, которыми Вы очень часто пользуетесь в работах, содержащих серьезные выводы и относящихся к истории второй мировой и Великой Отечественной войн. Кстати, мы согласны, что термин «вторая мировая война» – это название события, поэтому писаться он должен с большой буквы. Тем не менее, мы будем придерживаться устоявшейся в отечественной историографии традиции написания такого исторического понятия как «вторая мировая война».
Современной России смерть Резуна В.Б. ни к чему. Благодаря натиску Ваших работ, архивы начнут открываться быстрее. Вы – не «пятое колесо в телеге», от Вас сплошная польза, да продлятся дни Вам отмерянные! Но, что гражданам России никак не может понравиться, так это желание господина «британскоподданного» вышибить табурет из под ног бывшей Родины-Матери. Неизбывной Вы доброты человек… Она-то Вас кормила, бесплатно учила, по библиотекам молоденького курсанта водила… «Коммунисты сочинили легенду о том, что на нас напали и с того самого момента началась «великая отечественная война». Эту легенду я вышибаю из под ног, как палач вышибает табуретку» [7, с.5]. Вы что, не понимаете, о чем пишите? Понимаете, и еще как: «Сейчас Россия лишилась насильственно прививаемой ей идеологии, и поэтому память о справедливой войне осталась как бы единственной опорой общества» [7, с.6]. Тут мы предъявим автору «Ледокола» первые упрёки. Нельзя призывать к написанию «Вторая мировая война» с большой буквы и тут же писать «великая отечественная» с маленькой, хотя бы потому, что это такое же историческое наименование события.
Но вернемся к «табуретке», которая, оказывается, единственная опора российского общества: «Я разрушаю её. Простите меня, и давайте искать другую опору» [8, с.6]. Давайте! Но как? Прежней опоры нет, она заботливо выбита из-под ног подданным Её Королевского Величества. Найти другую, повиснув в петле, проблематично, т.к. радиус поисков ограничен теми па, которые выписывают ноги повешенного. А позвольте, можно спросит: «Кто поставил Родину на табурет и надел петельку?». Да и Резун В.Б. хорош, нашел сравнение. Мог бы предложить образу сойти со стула, успокоиться, пойти вместе с ним по архивам человеческой и бумажной памяти за тем, чтобы там новые опоры искать. Нет, наш герой не таков. Он прямо гусар – на реку, так на реку, воевать, так воевать, на Запад, так на Запад! Это одно из самых слабых мест книг Резуна В.Б., которое можно охарактеризовать известной шуткой – «Есть два мнения: одно моё, а другое неправильное!».
Но зачем ему архивы, когда и так все взвешено, сосчитано и разделено! Так женевская «Интернэшнл дифенс ревью» писала в сентябре 1989 г.: «Мнение Виктора Суворова в области обороны становится общественным мнением. Он его формирует (подчеркнуто нами – авторы)» [7, с.2]. Вот она – новая опора, уже готова и подставлена. На ней и надпись есть: «Спасённой России – её общественное мнение о Второй мировой войне! Сформировано В. Суворовым». Конечно, жалко, что настоящее имя автора забудут, но такова судьба разведчика…
По собственному утверждению Резуна В.Б., высказанному им на страницах журнала «Новое время», он очень экспансивный и эмоциональный человек [15, с.36]. Все эти душевные качества бывший советский офицер перенёс и на страницы своих книг, иначе, чем можно было бы объяснить подобные заявления: «Конечно, мы воевали за свое Отечество, но отчего же мы помалкиваем о том, что Отечественная война была в 1940 году у финнов, а 1945-м – у немцев, когда старики из фольксштурма, подобно нашим народным ополченцам, брали оружие и шли защищать свои дома от «освободителя»?» [15, с.36-37]. В отношение Финляндии – отдельный разговор. С национал-социалистической Германией все намного проще. Она сама вошла в чужие дома, чтобы забрать их себе или ограбить. Почему тогда все неудовольствие направлено против СССР? В целом следует отметить упорное и мало понятное стремление Резуна В.Б. во всех своих книгах, статьях, интервью доказать тезис о том, что война 1941-1945 гг. не была для народов Советского Союза Отечественной (не говоря уже о Великой). Хорошо, допустим – Сталин и коммунистическая партия хотели завоевать весь мир и поэтому готовились к нападению на Германию. Однако этого-то не произошло, а случилось нечто обратное – нацистская Германия вторглась на территорию СССР и повела не просто превентивную, либо завоевательную войну с целью присоединения новых земель, а войну на полное истребление не только армии противника, но и всего его населения. Именно, в момент осознания данного факта народами Советского Союза война приобрела характер Великой Отечественной, а уж конечно не после объявления её таковой И. Сталиным!
Требование безоговорочной капитуляции стран «Оси» было выдвинуть Ф. Рузвельтом 24 января 1943 г. на пресс-конференции после окончания совещания в Касабланке [16, Т.2, с.238]. Как известно, именно это заявление чаще всего всплывает в исторической литературе, когда необходимо объяснить, почему нацисты бились до последнего – безоговорочная капитуляция предполагает смену сдавшегося режима. Американский президент вел речь обо всех европейских членах «оси Берлин – Рим – Токио»: Германии, Италии, Венгрии, Румынии, Словакии, Болгарии, Финляндии, Хорватии. В свою очередь, советское правительство ставило вопрос перед союзниками и о «… так называемых нейтральных странах, которые, по сути, помогали немцам – Испании, Португалии, Швеции, Швейцарии (не говоря уже о Турции)» [16, Т.2, с.238]. Относительно участи этих стран мнение Москвы не совпадала с тем, что предлагали Вашингтон и Лондон. Так что гитлерюгенд и фольскштурм воевали со всеми, а не только с СССР.
Интересны впечатления Дитера Борковского, которые он записал в своем дневнике 15 апреля 1945 г.: «Мы увидели невзрачного грязного солдата, на форме два железных креста и золотой немецкий крест. На рукаве была нашивка с четырьмя металлическими танками, что означало, что он подбил 4 танка в ближнем бою. «Я вам хочу кое-что сказать, – закричал он, – Мы должны выиграть эту войну. Мы не должны терять мужества. Если победят другие – русские, поляки, французы, чехи и хоть на один процент сделают с нашим (немецким – авторы) народом то, что мы шесть лет подряд творили с ними, то через несколько недель не останется в живых ни одного немца. Это говорит вам тот, кто шесть лет сам был в оккупированных странах» В поезде стало так тихо, что было бы слышно, если упала шпилька» [17, с.509; 14, с.255]. Не тянет на «немецкую отечественную»!. Сопротивлялись они до тех пор, пока не поняли, что мстить и истреблять немецкий народ не собираются ни русские, ни англичане, ни американцы. Даже на «один процент»!
* * *
Перед нами сложившийся образ Владимира Богдановича Резуна – умный, ироничный, литературно талантливый, обладающий прекрасной памятью т.д., и т.п. Его способностям подбирать и анализировать данные может позавидовать целое бюро специалистов. Серьезный противник, точнее сказать оппонент! Но не без слабых мест. Прежде всего, он нервен, импульсивен, следовательно, тороплив. Под воздействием этих черт характера главный герой «Аквариума» – Виктор Суворов, принимает решение уйти на Запад (по книге один, без семьи ). Именно из-за спешки, которая необходима, как известно, только в одном случае, в работах Резуна В.Б. так много, мягко скажем, неточностей. Он не лезет в карман за фальшивым словом , использует стереотипные повторяющиеся приемы. Собственное мнение Резун В.Б. излагает не в порядке полемики, как обязан поступать историк, а безапелляционно, словно обычный спорщик, либо, и этот вариант самый опасный, пропагандист. Вполне вероятно, это определенный метод воздействия на слабо подготовленную аудиторию, пренебрежение ею.
В эпиграфе к «Ледоколу» Резун В.Б. приводит известное выражение французского просветителя XVIII в. Ф. Вольтера: «Я не согласен ни с одним словом, которое Вы говорите, но готов умереть за Ваше право это говорить» [7, с.1]. Тем не менее, сам же он клеймит инакомыслящих направо и налево. Впрочем, эта черта присуща многим борцам за правду, демократию, права человека. Так в своем отзыве о «Ледоколе», знаменитый советский диссидент Владимир Буковский, говоря об одном из сомневающихся в правильности слов и поступков самого правозащитника, называет своего оппонента «…левой мразью…» [19, с.342].
Пусть остается не опровергнутым высказывание Резуна В.Б.: «Я никогда в жизни ни про кого не говорил плохо, ругательных статей не пишу: или хвалю, или молчу…» [15, с.36]. Себя автор «Ледокола» не щадит: «Ругайте книгу, ругайте меня. Проклинайте. – Но – проклиная – попробуйте понять и – простить. Мою дерзкую книгу, мой вызов обществу простили многие » [7, с.7]. Он уверен в том, что его версия истинна. Уверен, возможно, искренне. Считает так потому, что сам изолировал себя от информации, противоречащей своей идее. Иными словами, он использует только то, что его устраивает. Однако, теперь автоматически встает другой вопрос: почему Резун В.Б. так убежден в собственной правоте, исторической непогрешимости! Но об этом мы поговорим чуть позже. А пока обратимся к некоторой конкретике.
* * *
Итак, автор «Ледокола» утверждает: «В течение сотен лет все думали, что Солнце вращается вокруг Земли, потом нашелся один безумец, который сказал: все наоборот… А я себя иногда ощущаю тем самым мальчиком, который стоит в толпе и кричит, что король-то голый…» [15, с.36]. Насколько известно современной науке «безумец» (он же Николай Коперник) не подтасовывал факты в угоду собственной теории. В «Ледоколе» и последующих за ним опусах Резуна В.Б. подобное сплошь и рядом. Скорее, Владимир Богданович похож на ткачей из «Нового платья короля» , нанявшихся сшить платье из ткани известного свойства. Ведь обещание ответить всем своим недоброжелателям на их обвинения в адрес собственных трудов, так и остались обещаниями. «Очищение», «Самоубийство», «Тень Победы», «Беру свои слова обратно» ответов на критику, к большому сожалению, так и не предоставили, повторяя на разные лады основной тезис «Ледокола» – с момента своего возникновения СССР являлся самым агрессивным государством мира, ставшим главным «поджигателем» второй мировой войны.
В уже упоминаемой нами статье «И пусть меня публично разоблачат как проходимца» Резун В.Б. обрушивается на издательство «Все для Вас», заявляя, что оно испохабило второю книгу – «День – М. Когда началась Вторая мировая война?» [15, с.35]. Как заявляет автор, по всему произведению шло преднамеренное искажение цитат из Ленина и Троцкого «… и теперь любой грамотный историк, может меня в этом уличить. Я пишу «дивизии», редактор исправляет на «полки», у меня «полковник»», в книге – «майор»» [15, с.35]. Таких примеров Резун В.Б. приводит несколько, но ни один из них, даже, если и имеет место, не изменяет основного его вывода: «… 22 июня 1941 года Гитлер – на две недели – упредил Сталина. Вот почему тщательно планировавшийся и уже подготовленный День «М» не наступил» [20, с.249]. Кстати, один из аргументов самого Резуна В.Б., а также большинства его сторонников, звучит так: ну, ладно, нашли в «Ледоколе», что-то несоответствующее действительности, пусть, но это не меняет основной мысли книги – с момента своего возникновения СССР являлся самым агрессивным государством мира, ставшим главным «поджигателем» второй мировой войны. Выходит, отправная точка может быть изначально неверна, а полученный с её помощью вывод правильным?
Теперь вернемся к тезису автора «Ледокола» об искажениях издательством «Все для Вас» цитат Ленина и Троцкого. В работах Резуна В.Б. весьма своеобразно указаны библиография и источники: «История второй мировой войны (1939-1945). В 12-ти томах. – М.: Воениздат 1973-1982. Собрание сочинений В.И. Ленина. Собрание сочинений И.В. Сталина. Собрание сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса» [20, с.253]. с первой многотомной коллективной монографией все ясно: где, когда издана, как в ней искать каждую страницу. Но как быть с произведениями классиков?. У Резуна В.Б. нет их исходных данных, а издавались они многократно. Конечно, первое, что приходит на ум – это подтверждение резких слов Резуна В.Б. о редакции – она во всем виновата. Но в «Ледоколе» все то же самое. В «Последней республике» и «Очищении» списков литературы и источников нет вообще. Хотя, отметим, что издательство, их опубликовавшее, называется «АСТ», а не «Все для Вас».
В эпиграфы глав «Дня – М» цитаты из Ленина и Сталина взяты семь раз. При этом только в одном из них, в сноске, названа статья [20, с.53]. Уже зацепка! На странице 148 есть цитата за подписью вождя русского пролетариата, но без всяких ссылок. Ни одна из использованных Резуном В.Б. фраз Ленина и Сталина, как их не «искажай», ничего не меняет в «Дне – М». в тексте книги сносок на вышеозначенных классиков марксизма-ленинизма нет! Не гневите Бога, Владимир Богданович, цитаты Ленина и Сталина берутся Вами только в эпиграфы. Если сопоставить первое со вторым, то получится система, в которой одна ложь призвана подкрепить другую. А вот Троцкий, хотя в эпиграф и взят единожды, но с точной ссылкой на «Бюллетень оппозиции» за август-сентябрь 1939 г.: «Эта война (имеется в виду вторая мировая война, начавшаяся в сентябре 1939 г. – авторы) вызовет, как мы твердо верим, пролетарскую революцию» [20, с.122]. Тем не менее, и тут ничего не изменено (мы проверяли). Остается только обратить ваше внимание на то, что «Бюллетень оппозиции» уже в названии заявляет о своей идеологической направленности – быть противником Сталина, не соглашаться с официальным мнением советского правительства. Наговариваете Вы, Резун В.Б., на «храброго и честного» по Вашему же выражению, издателя – Сергея Леонидовича Дубова – АО «Все для Вас. Москва» [20, с.12].
Мы выяснили, что если и были изменения в «Дне – М», то «дивизии» на «полки», «килограммы» на «килотонны», а сам С.Л. Дубов вообще сомневался «… было ли на самом деле покушение на Гитлера, как я (Резун В.Б. – авторы) уверяю читателя» [15, с.35]. Охотно согласимся с тем, что С.Л. Дубов храбр и честен, но судя по заявлениям самого Резуна В.Б., он не компетентен в тематике второй мировой войны. Он в ней абсолютно слаб! Не в этом ли состоит главная причина того, что господин Дубов взялся за публикацию «Дня – М»? Резун В.Б. может возразить, что мы возводим напраслину на человека, мол, сомневались и допускали оплошности совсем другие люди… Ну и что! Сути исследования это не меняет, только растет убеждение в том, что и очень хорошие люди, особенно, если они не владеют достаточным объемом информации, могут допускать ошибки. Тем более, когда соглашаются печатать мнимую сенсацию, а затем, читая, верят ей. Конечно, знай, господин Дубов, что часть германских офицеров готовила покушение на своего фюрера, может быть, и не стал бы спешить с изданием, ведь к тому времени «День – М» не был опубликован даже на Западе. Но не российским редакторам тягаться с уважаемым автором «Ледокола» в умении перевирать, используемые источники.
В качестве примера обратимся к одному из последних сочинений Резуна В.Б. «Самоубийство: Зачем Гитлер напал на Советский Союз?», увидевшему свет в 2000 г. при содействии издательского дома «АСТ». В нем автор обосновывает причину «превентивного удара» Германии по СССР 22 июня 1941 г. Обосновывая свои выводы, Резун В.Б. использует основополагающую теоретическую работу нацизма «Майн кампф» («Моя борьба») Адольфа Гитлера, которая, как он утверждает, в нашей стране для широкой публики никогда не издавалась.
«… Сталин был самым первым иностранным читателем этой книги («Майн кампф» – авторы)… перевод «Майн кампф» был сделан… по личному приказу Сталина… Количество изданных в то время… экземпляров… не известно. На сохранившемся экземпляре тираж не указан. Однако ясно: минимальный» [6, с.55]. Уже здесь заключена ложь. Да, в СССР «Майн кампф» не публиковалась. Но в 1992 г. московское издательство «Т – ОКО», первым, решилось ознакомить российского читателя с «бессмертным» трудом главного нациста третьего рейха. Отметим, что тираж данного издания составил 20 тыс. экземпляров, т.е. практически каждая достаточно крупная библиотека страны должна обладать этой книгой. Следовательно, любой человек в России (да и, наверное, в СНГ), без особого труда, может ознакомиться с «творением» А. Гитлера.
Теперь зададимся вопросом – неужели до 2000 г. Резун В.Б. не знал этого факта? Мог ли он, будучи с 1978 г. в бегах на Западе, и не посещая с тех пор Родины, обнаружить в спецхране (!) ЦК КПСС единственный экземпляр «Майн кампф», изготовленный специально для Сталина. Вряд ли! Скорее всего, автор «Самоубийства» использовал в своей работе именно российский вариант «Майн кампф» 1992 г. Подтверждением этому служит вступительная статья, которую содержит российское издание «Майн кампф» 1992 г. Приведем отрывок из неё: «Несколько лет назад в «спецхране» одной из библиотек ЦК КПСС была обнаружена книга Адольфа Гитлера «Моя борьба». Экземпляр не имел никаких выходных данных, года издания, названия издательства, фамилии переводчика, книга предназначалась для служебного пользования и вышла единичным тиражом. Таким образом, мы не претендуем на первенство в издании у нас в стране этого программного труда фашистского главаря» [21, с.2]. Вот, оказывается, откуда Резун В.Б. взял сведения о переводе «Майн кампф» лично для Сталина. Но вернёмся к его способам цитирования.
«Мы должны до конца понять следующее: самым смертельным врагом германского народа является и будет являться Франция. Злобой дня является для нас не борьба за мировую гегемонию… Франция систематически рвёт на части наш народ и планомерно душит нашу независимость… У нас исходят словами и протестами сразу против пяти или даже целого десятка государств и забывают при этом, что нам прежде всего надо сконцентрировать все свои физические и духовные силы, чтобы нанести удар в сердце нашему злейшему противнику… Франция неизбежно будет стремиться к тому, чтобы Германия представляла собой слабое и раздробленное государство… Единственным нашим противником в данное время является Франция – та держава, которая лишает нас даже права на существование» [6, с.60-61]. Данным отрывком из «Майн кампф» Резун В.Б. пытается доказать, что главным врагом Германии, на протяжении ближайшего будущего была и будет исключительно Франция, а не какая другая европейская держава. Отсюда делается вывод, что А. Гитлер не считал СССР государством опасным для немцев, а, следовательно, полагает Резун, он не стремился к войне с восточным соседом и только подготовка Советским Союзом нападения на Германию летом 1941 г. вынудила германские вооруженные силы нанести превентивный удар по Советам 22 июня того же года.
Во-первых, отметим, что вышеприведенная цитата сложносоставная по своей сути. Иными словами, в несколько строчек было включено 14 страниц из «Майн кампф». При этом Резун В.Б. делает весьма пространную сноску на первоисточник – «Часть 2, глава XIII» [6, с.60], без указания конкретных страниц. Во-вторых, текст, приводимого автором «Самоубийства», «отрывка «Майн кампф» разделен многоточиями на 5 смысловых частей. Первая, взята с 524 страницы (в ней речь действительно идет о Франции, как смертельном враге Германии, хотя о её исключительности в этой роли Гитлер ничего не говорит); вторая, с 530; третья, с 538 (конкретно о Франции здесь нет ни слова, Гитлер в этом месте разъясняет трудности, с которыми связано превращение враждебных настроений народных масс Англии и Италии в дружественные по отношению к Германии, главным противником этого, по мнению фюрера, является еврейство) [21, с.536-540]; четвёртая, опять с 524; пятая, в XIII главе «Майн кампф» нами не обнаружена. Нет смысла говорить о том, что подобное недопустимо при серьёзном научном исследовании!
Именно таким образом Резун В.Б. цитирует практически каждую книгу, источник. И, если в случае с «Днем – М» он всю вину за это спихнул на редакцию «Все для Вас», то теперь «Самоубийство» было опубликовано другим издательством, а «Ледокол», в 1992-1993 г., третьим и четвертым («Новое время. Москва» и совместным «Независимость. Киев» – «Черкасский бизнес-центр»). Но, что самое интересное, в 1994 г. и в конце 90-х годов, ООО – «АСТ» (в 1994 г. – ТКО «АСТ») переиздало «Ледокол» и «День – М». Согласимся, такое могло стать возможным только с согласия автора. Тем не менее, все недочёты первых изданий, в новых были сохранены. Почему?!…
Ещё один пример, но уже из «Ледокола».
«И над железными батальонами Красной Армии гремела песня об освободительной войне, о войне, которая начнется сталинским приказом:
Разя огнём, сверкая блеском стали,
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталина
И первый маршал в бой нас поведёт»
[7, с.340].
Данный отрывок из популярной песни должен был подтвердить агрессивность намерений РККА летом 1941 г.
Долгое время нам не верилось, что «Ледокол» был написан для зарубежья, ведь речь «Виктора Суворова» настолько цветиста, иронична, издевательски смешна. Только наши соотечественники способны воспринимать стилистические обороты, используемые Резуном В.Б. Впрочем, есть вариант, что текст «Ледокола» все же предназначался тем россиянам, кому возраст не позволил ещё услышать полное содержание песни. Воспроизведём весь куплет:
«Если к нам полезет враг матёрый,
Он будет бит повсюду и везде,
Когда нажмут водители стартёры,
И по лесам, по сопкам, по воде,
Разя огнём, сверкая блеском стали,
Пойдут машины в яростный поход,
Когда нас в бой пошлёт товарищ Сталин,
И первый маршал в бой нас поведёт!»
Можно, конечно, первые две строчки объявить пропагандой, а все последующие – истинной правдой. Но не будем спешить, вдруг, действительно книгу Резун В.Б. писал именно для западного обывателя. Там она вышла тогда, когда, внешне СССР выглядел настолько прочным, что самые смелые издатели не надеялись и двух строк творений беглого разведчика опубликовать на его исторической Родине.
Безусловным достоинством исторических работ Резуна В.Б. является четкий, внятный и, одновременно, красочный слог, внешне убедительная аргументация, основанная на прекрасной памяти, трудолюбии автора «Ледокола». Умеет он и тему выбрать. Так мы считаем, что события 1939-1940 годов должны быть рассмотрены вновь, с опорой на рассекреченные документы. Да и моральную сторону затронуть можно. Например, имеет ли право Литовская Республика осуждать пакт Молотова – Риббентропа, если Виленская область, принадлежащая современной Литве, стала таковой именно благодаря реализации договора о ненападении между Германией и СССР. Ругаете Москву – верните Вильно (Вильнюс) полякам ! И не надо ссылаться на Хельсинские соглашения по послевоенным границам в Европе : Германия – объединилась, Чехословакия и Югославия распались (причем последняя под воздействием извне), нет на политической карте мира и СССР.
* * *
Современный нам мир существует и развивается в эпоху постепенного слома устоявшихся традиций во взаимоотношениях между государствами. Новое тысячелетие началось с изменения всех основных параметров международной безопасности. Если раньше они были связаны с балансом военных сил и угрозой мировой войны, то сегодня на первый план выходит борьба с нетрадиционными проблемами: международным терроризмом, транснациональной преступностью, информационными диверсиями. В этих условиях меняется суть деятельности военной разведки и контрразведки. Теперь во главу угла становится анализ информационных потоков, среди которых важно выявлять и разоблачать разрушительные информационные технологии.
История международных отношений и войн двадцатого столетия является той областью человеческих знаний, в которой трансформация прежних представлений и трактовок всегда болезненно отражается на её восприятии в сознании людей. Именно эта область знания в нашей стране в настоящий момент подвергнута мощной информационной атаке, целью которой является изменение взглядов российского общества на роль своей страны в мировом прошлом, а, следовательно, настоящем и будущем.
В разрабатываемой на Западе концепции информационной войны значительное внимание уделяется распространению по информационным каналам противника или в мировом информационном пространстве дезинформации или тенденциозной информации для воздействия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, принимающих решения, с целью формирования общественного мнения выгодного для воздействующей стороны [22, Т.1,с.7].
Информационная война, применительно к истории международных отношений и войн, является лишь небольшим элементом общего информационно-психологического противостояния. В целом подобная борьба носит бесконтактный характер и не грозит соперникам людскими потерями, но в период завершения такого противостояния человеческие жертвы неминуемы, ибо логическим завершением войны информационной станет уничтожение того или иного государственного образования в огне войны контактной, с применением оружия внутри гибнущей системы (гражданская война). Информационные воздействия способны изменить главный потенциал любого государства – национальный менталитет, культуру и моральное состояние общества [23, с.8]. Г.Г. Почепцов, в 2000 г. заведующий кафедрой международных коммуникаций и связей с общественностью Института международных отношений Киевского университета им. Т. Шевченко, отмечает, что «Информационная цивилизация, к которой пришло человечество, меняет не просто статус информации, то есть роль её позитивных последствий, но и резко расширяет негативные возможности» [24, с.9]. Ему вторит Д.Ю. Швец – «В мире создано единое глобальное информационное пространство… в котором развернулось геостратегическое информационное противоборство между ведущими странами мира» [25, с.7]. По мнению А.И. Владимирова уже сегодня существует ещё неоценённая нами, но ставшая реальностью глобальная угроза «формирования не нами нашего образа мышления и даже национальной психологии» [26, с.118].
Как мы уже писали, в отечественной печати книги Резуна В.Б. появились в начале 90-х годов прошлого века, в условиях, когда политическая ситуация в России была весьма сложной. Кризис во взаимоотношениях «центр – регионы» был осложнен тем, что оба лидера страны образца 1991 г. – М.С. Горбачёв и Б.Н. Ельцин, сделали ставку на поддержку провинции в борьбе друг с другом. Фраза последнего – «Берите суверенитета столько, сколько проглотите», могла быть отнесена и к первому, только с поправкой на витиеватый слог Михаила Сергеевича Горбачёва. Число контролируемых из Москвы государственных параметров сокращалось в этот период очень быстро. Сознание народа в момент ухудшения его быта стало смещаться в сторону обретения материальных ценностей, необходимых для физического выживания. Произошёл глобальный кризис идеологических парадигм на всем постсоветском пространстве. Разоблачение «тёмного коммунистического» прошлого стало признаком хорошего тона. Но свято место пусто не бывает! Там, где нет официальной версии развития собственной истории, там будет главенствовать разрушающая общество и государство точка зрения, не только на современность, но и прошлое.
Резун В.Б. утверждает, что «Сейчас (имеется в виду 1992-1993 гг. – авторы) Россия лишилась насильственно прививаемой идеологии, и поэтому память о справедливой войне осталась как бы единственной опорой общества. Я разрушаю её (подчёркнуто нами – авторы) [7, с.6]. Так уже на шестой странице «Ледокола» высказана его истинная цель – уничтожение идеологической опоры общества.
Есть возможность заявить, что острие борьбы было направлено против Советского Союза, а не нынешней России. Тут, либо мы преувеличиваем опасность, исходящую от Резуна В.Б., но для этого надо забыть, что существует большое количество книг и статей его сторонников – Ю. Афанасьева, И. Бунича, В. Дорошенко, А. Зубова, М. Наринского, В. Невежина, М. Солонина, Б. Соколова, Д. Хмельницкого и многих других, в которых нет места точке зрения, хоть в чём-то отличающейся от главной идеи «Ледокола». Либо, все эти люди наивно заблуждаются в своих выводах, не понимая, о чём пишут.
Ещё один вариант. Резун В.Б. обманул нас в том, что с двадцатилетнего возраста начал копить материал по освещаемой им теме. Предположим, что он столкнулся с проблемой генезиса второй мировой и Великой Отечественной войн в молодости, она запала ему в память, но разрабатывать её он стал только после перехода к новым хозяевам. Тогда его ошибки вполне могут быть объяснены непрофессионализмом, свойственным для людей, не получивших академического исторического образования. Этот тезис подтверждается тем, что в последних работах Резуна В.Б. – «Очищение», «Самоубийство» и особенно «Тень Победы» и «Беру свои слова обратно» – от «яростных атак» «Ледокола», «Дня – М» и «Последней республики» не остается и следа!
Если бы Резун В.Б. действовал без чьей-либо помощи, то всё было бы именно так, как мы описывали выше. Однако мы полагаем, что он поступал несколько иначе. Начиная трудиться над своим детищем, исследователь (несмотря ни на что, мы будем продолжать называть Резуна В.Б. исследователем), знал, или предполагал, что большая часть его аудитории в бывших союзных республиках, возможно за исключением Прибалтики и Западной Украины, не заинтересована в восприятии информации, предлагаемой «Ледоколом». Понимая это, Резун В.Б. использовал простейший рекламный трюк.
Первоначально о «Викторе Суворове» стали появляться отдельные статьи, в которых лишь делался намёк на то, чем занимался беглый разведчик, будучи на Западе. Затем, в отечественной печати (журнал «Родина») публикуются главы одной из первых книг Резуна В.Б. – «Освободитель» . В этом произведении рассказывается о событиях весны 1968 г. в Чехословакии [28]. В нём приводятся определённые параллели с июнем 1941 г., но нет ни слова о версии вторжения СССР в Европу летом того же года. В «Освободителе» есть интересный сюжетный ход – переобувание солдат советской армии в кожаные сапоги перед их вступлением на территорию ЧССР . Подобный приём мы можем наблюдать и в «Дне – М», первая глава которого названа – «Про кожаные сапоги»: «После «освободительного похода» в Чехословакию служить мне выпало в… Карпатах. И выпало исходить, истоптать, исколесить и Прикарпатье и Закарпатье. И при случае – к старикам, к старожилам, к живым свидетелям заглядывал: как, мол, дело было в 41-м? И подтвердилось многими свидетельствами: в 1941 году перед германским нападением Красную Армию в приграничных районах переобули в кожаные сапоги. И не только на Украине, но и в Молдавии, и в Белоруссии, и в Литве, и в Карелии. А кроме того, в 1941 завезли в приграничные районы кожаных сапог на миллионы солдат, которых планировалось перебросить сюда из внутренних районов страны» [20, с.17-18]. Рискнём предположить, что идея о «сапогах» появилась у Резуна В.Б. уже после написания «Освободителя», основана она была на реальных событиях, которые происходили не в 1941, а в 1968 г.
После появления «Освободителя» в нашей стране был опубликован «Аквариум», с его главным героем – «Виктором Суворовым». Это был этап привлечения внимания и романтизации автора обеих книг. Читателям поначалу даже непонятно воинское звание экс-разведчика: он то капитан, то майор, то полковник. Тем не менее, они знают, что «Суворов» дважды приговорён советским судом к смерти. Правда, звучит это уж очень по-американски. Это там за шпионаж в пользу России, можно получить лет двести-триста. Ещё в «Освободителе» издатели подманивают наших соотечественников: «… под угрозой смерти, он (Резун В.Б. – авторы) пишет свои книги. А смерть может настигнуть его в любую минуту: когда за дело берутся такие ведомства, как Министерство безопасности и ГРУ, вариантов достаточно, даже если ты скрываешься в Англии, – автокатастрофа, выстрел из-за угла, яд в пище, мгновенный укол» [28, с.2]. В общем – читайте быстрее, а то не успейте…
Уже в «Освободителе» и «Аквариуме» выбран объект отрицательного прессинга: «Перед читателем – армия Страны Советов, страны зрелого социализма. Та самая, которая 60 лет назад пела: «Но от тайги до Британских морей Красная Армия всех сильней», а сегодня поёт: «Мы прошли… прошли с тобой полсвета, если надо повторим!» Какова страна, такова армия. Или какова армия – такова страна». С одной стороны, Резун В.Б. ведет речь об агрессивности внешней политики СССР, с другой – утверждает, что армия «этой страны» слаба, т.к. советское государство не в силах содержать боеспособные вооружённые силы в мирное время. Всем этим пропитан «Освободитель». Таким образом, подготовлена опора, от которой Резун В.Б. будет отталкиваться в своих последующих «исследованиях»: коммунистическая держава и её армия способны существовать и развиваться только в процессе ведения захватнической войны, иначе, обе структуры деградируют.
После этого возникла необходимость гиперболизация отрицательного воздействия. В «Ледоколе» это – Красная Армия, как орудие несостоявшейся оккупации Европы.
Теперь нам стал, виден весь предполагаемый план Резуна В.Б.: внимание привлечено, объект отрицательного прессинга выбран – Советский Союз и его армия, определён способ воздействия – гиперболизация.
Попробуем определить, зачем Резун В.Б. действует именно так. Ведь у советской власти ошибок, преступлений и без него хватает. Победа же в Великой Отечественной войне была заслугой не коммунистов, а всех народов населявших СССР. Для чего тогда умалять заслуги простых солдат т командиров?
На этот счёт у нас имеется несколько предположений:
 будучи человеком с обострённым чувством справедливости и глубоким знанием предмета Резун В.Б. решил восстановить попранную правду;
 получив информацию в дозированном объёме, и не имея опыта историко-сравнительного анализа, Резун В.Б. искренне заблуждается;
 являясь перебежчиком, из которого уже откачаны все необходимые сведения, нуждающийся в средствах для обеспечения семьи, бывший советский разведчик, обладающий своеобразным литературным талантом, был использован английскими спецслужбами для проведения информационно-психологической операции против Советского Союза, а затем его правопреемницы – Российской Федерации.
Не хотим ни на чём настаивать, но с точки зрения логики, наиболее вероятен третий вариант. Действия Резуна В.Б. практически идеально ложатся на схему проведения классической информационно-психологической операции, состоящей, как правило, из трёх этапов, где каждый последующий опирается на предыдущий:
 разрушение противодействия, разрушение старой модели мировоззрения, что позволяет освободить нишу для проведения следующего этапа;
 введение новой информации в отношении старых моделей, зачастую противоположной старой;
 введение информации о новых объектах [24, с.358].
После 1991 г. острие атаки было перенацелено на новую Россию. Но это уже была попытка прививания общества от возможной реанимации симпатий к сильному государству. В дополнение к этому, наши «западные друзья» понимали, что для восстановления своего внешнеполитического и внутриэкономического положения Россия нуждалась в сильном лидере авторитарного толка . Подобный тип российского руководителя не устраивал и не устраивает Запад – безвольная Россия спокойней. Книги Резуна В.Б. пропитаны ненавистью к И.В. Сталину, который до сих пор у многих наших соотечественников ассоциируется с порядком, стабильностью и военной мощью.
* * *
Обвиняя СССР в подготовке к захвату Европы летом 1941 г. исследователь Резун В.Б. исходит следующих факторов:
 коммунистическое государство не может существовать без территориальной экспансии ;
 с целью подготовки вторжения в Европу Сталин уничтожил Польскую Республику, ведь не имея общей границы с Германией, напасть на неё было бы невозможно;
 для молниеносного продвижения в глубь Европы Советский Союз оснастил свою армию десятками тысяч быстроходных танков и самолётов, тысячами плавающих бронемашин, подготовил миллион десантников, уничтожил укрепрайоны на старой госгранице, т.е. создал армию, предназначенную исключительно для ведения агрессивных наступательных действий, чем и объясняется её неготовность к обороне в начальный период Великой Отечественной войны;
 нападение на Германию – первую жертву завоевательной европейской компании Сталина – предполагалось нанести 6 июля 1941 г. (этот день Резуном В.Б. обозначен как «День – М»).
Документов, доказывающих вышеуказанные тезисы, Резуном В.Б. не приводится. Не имеются они в наличии и в современном научном обороте. Их реальное существование или отсутствие, можно предполагать с равной степенью уверенностью. Однако, делая серьёзные научные выводы необходимо исходить из того, что имеется на руках у исследователя. Правда, у наших оппонентов есть серьёзный козырь – существование секретного протокола к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 г. не признавалось Москвой вплоть до конца восьмидесятых годов. Да, но это единичный документ, утаить который действительно, достаточно просто. Для того же чтобы точно определиться с «Днём – М» (датой нападения СССР на Германию), необходимо обнаружить не отдельную бумажку, черновик плана, или даже непосредственно план сам по себе, а целый комплекс взаимовытекающих друг из друга документов, пронизывающий всю верхушку армии и политического руководства страны.
Мы полагаем, что первые авторы теории превентивной войны Германии против СССР летом 1941 г. имели для её создания одну причину – подготовка сознания немцев к вооружённому столкновению с Советским Союзом.
14 июня 1941 г. А. Гитлер собрал в Берлине всех командующих группами армий, отдельными армиями и танковыми группами. На нём фюрер изложил причины, вынудившие его начать войну с Россией, сформулировал идею её превентивного характера [29, с.203]. Доводы в пользу такой точки зрения генерал Гейнц Гудериан признал не убедительными, о чём позже и написал в своих «Воспоминаниях солдата» [29, с.203-204].
Судя по названию второй книги Резуна В.Б. – «День – М», у нас не вызывает сомнения тот факт, что подобрано оно по аналогии с «Днем – Д», что несомненно облегчало восприятие прочитанного уже со стороны западного читателя. Накануне нападения вермахты на СССР, в 13.00 21 июня, в немецкие войска поступил сигнал под кодовым название «Дортмунд», который означал, что наступление, как и планировалось, начнётся рано утром 22.06.1941 г. [30, Т.2, с.128]. Резун В.Б. пишет: «Гитлер несколько раз откладывал срок начала войны против Советского Союза. Давайте представим, что Гитлер ещё раз отложил бы войну против Сталина, а Сталин, как и планировал, 6 июля 1941 года нанёс бы удар и одновременно объявил всеобщую мобилизацию – «День – М»» [20, с.243]. Существование «Дня – Д» подтверждено не только реальными событиями, но и документально. Согласно Резуну В.Б., И. Сталин планировал сначала напасть на Германию, а только потом объявить мобилизацию. Не абсурд ли это?!
Кстати, увлёкшись деталями, Резун В.Б. не обратил (или не захотел обратить) внимание на один интересный факт: 8 марта 1941 г. И. Сталин отдал указание о проведение Больших учебных сборов (далее БУС), а они, по мобилизационному плану, есть начало скрытой мобилизации. Тем не менее, отметим, что мобилизация не есть подтверждение агрессивности намерений, она может проводиться и для подготовки к обороне.
«Вызывая на бой великих открывателей: опровергнуть «Ледокол» – ваша прямая обязанность. Товарищи генералы, нужно или признать «Ледокол», или оспорить. Вам за это деньги платят. Ну, кто выйдет конным или пешим, грудь на грудь и щит на щит? Кто возразит по существу, а не по мелочам? Но храбрых выйти на поединок под телекамеры ни в Министерстве обороны, ни в Генеральном штабе, ни в академии военных наук не сыскалось. А вместо опровержений нашли генеральские академики и академические генералы отговорочку: мол, всё в «Ледоколе» вроде бы правильно, да вот только подтверждающих документов в архивах, к сожалению, найти не удалось » – пишет Резун В.Б. [6, с.16]. Данное заявление автора «Ледокола», мягко скажем – лукавство! Никто из его критиков, и даже некоторых сторонников, никогда не признавал, что «вроде бы в «Ледоколе» всё правильно». Наоборот, подавляющее число и первых, и вторых всегда отмечали, что с фактологией, источниковой базой у Резуна В.Б. далеко не всё в порядке. Более того, большинство из них соглашается с тем, что в СССР осуществлялось планирование войны с Германией, но войны носившей превентивный характер. И это совершено нормальное явление для Генерального штаба любой страны – планировать вероятное вооружённое столкновение со своими соседями и основными геостратегическими оппонентами. Причём таких планов должно быть несколько, на случай реализации различных сценариев. И, конечно же, подобное планирование просто обязано быть строго секретным, ведь даже по прошествии многих лет его рассекречивание могло бы нанести огромный вред межгосударственным отношениям. Однако планировать – не значит обязательно осуществить!
Тем не менее, в своей последней книге – «Святое дело», Резун В.Б. не соглашается и с тезисом подготовки Москвой превентивного удара по Германии, признание которого, разумеется, разрушает его концепцию «желания Сталина завоевать всю Европу именно летом 1941 г.»: «… никакого упреждающего удара (по Германии – авторы) ни Сталин, ни его генералы не готовили. Они готовили нападение на Германию и её союзников вне зависимости от замыслов и планов Гитлера… Интенсивная подготовка к нападению на Германию, а вместе с ней и на всю континентальную Европу шла уже в декабре 1940 года… Скажу больше: интенсивная подготовка к нападению на Германию шла уже в августе 1939 года, когда в Советском Союзе началась тайная мобилизация, которая могла завершиться только воной… Можно спуститься и ниже – в 1933 год, когда Сталин обеспечил Гитлеру победу на выборах. В тот момент судьба Европы была решена. Дело должно было разрешиться войной и триумфальным шествием коммунистической власти по растерзанной Европе и дальше. Можно и глубже копнуть…» [31, с.279-280].
Так что же в «Ледоколе» правильно? И как доказать, что версия Резуна В.Б. – ошибочна? Какую бумажку не найди, её всегда можно объявить либо фальшивой, либо истинной. Остаётся одно – обнаружить строки, написанные лично И.В. Сталиным: «Приказываю, с 6 по 15 июля 1941 г. не нападать ни на кого!». Хотя нет, дату то всегда можно перенести, но не далеко.
В «Самоубийстве» Резун В.Б. вспоминает о первых неделях своего обучения в Киевском высшем общевойсковом командном Краснознамённом училище им. М.В. Фрунзе: «… привели меня, зелёного курсантика, к присяге, дали допуск, и вот я – за броневой дверью секретной библиотеки. В самый первый раз… И вдруг на розовой карточке – то самой название книги. Название, которое разрывает человека на куски… И вот она передо мной. Небольшая. Серенькая. В правом верхнем углу гриф – «Секретно» и инвентарный номер – 0341. Автор генерал-полковник Л.М. Сандалов. Название – «Боевой действия войск 4-й армии Западного фронта в начальный период Великой Отечественной войны» (Воениздат, 1961)… А тут, за броневой дверью, за стальными решётками, за несокрушимыми стенами, за широкими спинами вооружённых автоматами часовых, за звериным оскалом караульных собак, за бдительным взглядом «Особого отдела», защищённая допусками, пропусками, печатями, учётными тетрадями, инструкциями по секретному делопроизводству хранится совсем другая история той же войны… Искушение я поборол. Секретную книгу генерала Сандалова повертел в руках и вернул в окошко, так и не перевернув титульного листа. Решил: мы пойдём другим путём. Я не буду читать мемуары наших генералов и маршалов. Пока. Моя будущая работа, моя профессия заключается в том, чтобы раскрывать военные тайны. Методы, которыми меня готовят, достаточно совершенны. Однако, в любом обучении никак не уйти от условностей и упрощений. А тут выпала возможность готовить себя самому. Без условностей и упрощений. Там, за броневой дверью секретной библиотеки, сотни книг, которые содержат военную тайну – секретную версию войны. В чём заключается секретная версия, чем она отличается от несекретной, я не знаю. Но это можно вычислить. Нужно просто вникнуть в несекретную версию, прикинуть чего в ней недостаёт, где она искажена, и на этой основе сделать вывод о том, как может выглядеть секретный вариант истории той же войны. И вот только после этого я доберусь до секретных мемуаров и проверю, насколько точны мои вычисления и предположения» [6, с.6-8, 18-19].
Во-первых, позволим себе выразить сомнения относительно того, что в СССР курсанту-первогодку дали бы допуск в сверхсекретную библиотеку , к материалам, переворачивающим все его прежние представления о коммунистической системе, государстве, Великой войне 1941-1945 гг. Ведь не все же поступающие в Киевское высшее общевойсковое командное училище им. М.В. Фрунзе были настолько надёжны, чтобы им практически сразу доверялись столько важные государственные тайны.
Во-вторых, наверное, Резун В.Б. смог, открыв «секретную» книгу генерал-полковника Л.М. Сандалова, поставить её обратно на место, дабы долгие годы мучиться, пытаясь узнать, что в ней написано.
И, в-третьих, данная «секретная» книга была опубликована большим тиражом ещё в СССР в 1989 г. [32]. «Секретность» её в 1961 г. заключалась только в том, что генерал-полковник Л.М. Сандалов, описывая боевые действия 4-й армии на Западной фронте в начальный период Великой Отечественной войны, практически на каждой странице свидетельствовал о неготовности Красной Армии к любой, как наступательной, так и оборонительной войне, указывая причинами данного факта крайнюю степень разгильдяйства и некомпетентности командования на местах и в Москве. Разумеется, подобные мемуары могли быть официально опубликованы только в период ослабления идеологического гнёта в СССР, т.е. с конца 80-х годов.
Как разведчик, Резун В.Б. был обязан знать о психологических методах убеждения собеседника или читателя не понаслышке. Надо помнить специфику того периода, в котором сочинения «Виктора Суворова» стали публиковаться на постсоветском пространстве: люди ждали сенсаций, коммунистический режим и лично И. Сталин были не популярны. Любая информация, шедшая в разрез со старой идеологией, большинством населения моментально воспринимались как истина. Таким образом, время проникновения «исследований» Резуна В.Б. на территорию бывшего СССР выбрано весьма удачно. В результате: как максимум – часть общества утратила веру в справедливость Великой Отечественной войны, как минимум – беглый разведчик получил неплохую прибыль, публицистические работы издавались миллионными тиражами. Советская страна не зря слыла самой читающей в мире!
Конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века – время мощного информационно-психологического кризиса российского общества. В такие моменты сознание человека уже готова к трансформации. Особенно, если личность не являлась обычным «сталинским винтиком», а была думающей, умеющей анализировать складывающуюся ситуацию, замечающей негативные стороны советской власти.
Подобное свойственно не только коммунистической системе. Например, Корейская война 1950-1953 гг. обошлась ООН в 118155 человек убитыми и 264591 – ранеными, ещё 92987 – попали в плен к северокорейцам [33, Т.3, с.355]. «Когда военнопленные ООН вернулись домой, возникла реальная опасность коммунистической идеологической войны… Около 15 процентов американцев активно сотрудничали с ними (коммунистами – авторы), находясь в плену; только 5 процентов смогли противостоять насильственному внедрению коммунистической морали. Америка и Британия пришли к выводу, что их солдаты не были морально подготовлены к этим испытаниям» [33, Т.3, с.357]. Можно возразить, что концентрационный лагерь в Северной Корее и Российская Федерация образца 1992 г. вещи совершенно несравнимые. Совершенно верно. Но мы делаем акцент на то, что угроза информационно-психологического влияния была привнесена теми, кто уже вернулся из плена и над кем уже не висел «Дамоклов меч» социалистических идей. В условиях 1992 г. мы имели иной процент активных последователей того или иного идеологического курса, но он обязательно был, тем более среди тех, кто оказался способен творчески мыслить.
Период выхода на российский простор книг Резуна В.Б., как мы уже и писали, подобран очень профессионально. Резкое ухудшение условий жизни, вызвавшее своеобразный психологический надлом общества в сочетании с умелой фразеологией специалиста дало большие результаты, главным из которых стало неограниченное доверие к работам бывшего советского разведчика.
Что касается документов, относящихся к нашей теме и доступных для изучения, то они уже изначально не могут быть оценены равнозначно. Гитлеровская Германия была повержена, поэтому большинство свидетельств её агрессивных намерений увидело свет. Собственную причастность к развязыванию второй мировой войны Лондон, Париж, Москва и Вашингтон умело скрывали. Для опубликования документов требуется время и определённая политическая конъюнктура. Данное обстоятельство создало «Ледоколу» необходимую среду «плавания». Интересно отметить, что как утверждает А.Б. Мартиросян, первые, по его мнению, «хамские» выпады Великобритании и США в адрес СССР с обвинениями в развязывании второй мировой войны, относятся ещё к 1951 г. – пику начального периода «холодной» войны [34, с.291]. Так что, даже в этом Резун В.Б. мало оригинален!

§2. Роль идеологического фактора во взаимоотношениях между великими державами в конце 30-х начале 40-х годов XX в. согласно теории Виктора Суворова
В своих книгах Резун В.Б. подменяет военно-политическую необходимость во взаимоотношениях между великими державами в конце 30-х начале 40-х годов XX в. идеологией агитационных лозунгов, что совсем не одно и то же. Необходимо отметить, что практически все современные отечественные историки и публицисты так называемого «либерально-демократического» толка грешат подобным. Да и не только они. Так в 2005-2006 гг. по российскому телевидению был показан 96 серийный историко-документальный фильм «Вторая мировая. День за днём. Русская версия» автором и ведущим, которого стал Виктор Правдюк. При всех очевидных достоинствах данного фильма, главным из которых стала попытка максимально приблизиться к исторической объективности, его основным недостатком, с нашей точки зрения, является постоянное и навязчивое акцентирование внимания зрителей на первостепенности идеологического фактора не только в генезисе второй мировой и Великой Отечественной войн, но и на протяжении всего их хода. На протяжении всего фильма обосновывается тезис о превосходстве западной либеральной модели государства и общества над всеми другими. Создаётся впечатление, что главной целью документального сериала стало доказательство именно этого положения, а не правдивый рассказ о событиях 1939-1945 гг.
Версия «Ледокола» во многом совпадает с содержанием брошюры «Почему мы начали войну со Сталиным», являющейся сборником цитат из речей А. Гитлера. В ней фюрер объясняет нападения вермахта на СССР желанием упредить Советский Союз в нанесении первого удара. Однако в работе Резуна В.Б. пропущено упоминание об «английских плутократах», якобы находящихся в сговоре с большевиками и стремящихся вместе с ними захватить Балканы. Если уж автор «Ледокола» согласен с первой частью гитлеровского тезиса, то почему, хотя бы в виде версии, не упомянуть и «английскую» его часть. Далее проследим по пунктам.
Адольф Гитлер: «…иудейско-большевистские правители Москвы попытались в течение более 20 лет разжечь пожар не только в Германии, но и во всей Европе» [35, с.14]. С этой частью наш оппонент согласен. Он лишь «стыдливо» заменяет «иудейско-большевистские» на «коммунистические». Меняет ли это суть? Решать вам.
Адольф Гитлер: «Англии удалось между маем и августом 1939 г. распространить по всему миру утверждение, что Германия прямо угрожает Литве, Эстонии, Латвии, Финляндии, Бессарабии, Украине» [35, с.14]. получается следующее: Лондон и Москва думали одинаково относительно угрозы германской экспансии на Восток. Так прав И. Сталин, объясняя свои действия в Прибалтике защитой народов этих стран от фашизма? Или СССР и Великобритания заблуждались, нацистской угрозы не существовало?
В своей декларации от 22 июня 1941 г. фюрер убеждает всех, что миссия И. фон Риббентропа в Москве летом 1939 г. состоялась, дабы противодействовать политике, проводимой Великобританией, ибо именно она толкала Польшу на войну против Германии [35, с.12-22]. Об этой стороне вопроса вспоминал и Э. фон Манштейн, ссылаясь при этом на источник из ближайшего окружения президента Польши Э. Рыдз-Смиглы. Будущий генерал-фельдмаршал писал, что эти данные свидетельствовали о подготовке Польской Республикой плана нападения на Германию под давлением Лондона [36, с.39-40]. Как минимум, Манштейн уверен в существовании обещания Франции поддержать Войско Польское в случае начала его войны с рейхом. Немецкий военачальник убеждён, что польская армия сосредотачивалась вблизи польско-германской границы, а в стране полным ходом шла мобилизация. Ну чем не «Ледокольчик»? Почему бы не признать, что свободолюбивая Польша была готова ударить по Германии осень 1939 г., ведь та тоже концентрировала силы. Тем не менее, Манштейн не рассматривает вопрос о польской агрессии. Он рассуждает о том, сколько смогли бы продержаться поляки, если они отошли за Вислу . А ведь как эти отважные солдаты защищали свою родную страну, как они ходили в контратаки, как польские уланы, в конном строю атаковали немецкие танки, пишут многие генералы вермахта – Г. Гот, Г. Гудериан, Э. Манштейн и др. Поляков не обвиняют в том, что они готовили нападение на Германию. Маленькая страна – маленькие амбиции? Но они не помешали полякам участвовать вместе с Германией в дележе Чехословакии (Тешинская область отошла к Польше). Перед этим Варшава открыто угрожала Праге интервенцией. Сколько похожего с ситуацией в Прибалтике и Бессарабии в 1940 г.! Правда, об этой стороне дела Резун В.Б. и его сторонники молчат. Возможно, потому что это не вписывается в «демократические» рамки их «исторических» сочинений.
Далее А. Гитлер заявил, что англичане стремились создать коалицию европейских государств против Германии и вовлечь в неё СССР [35, с.14-15]. И действительно пытались, Гитлер угадал или знал? Это видно из беседы Сталина с послом Великобритании в СССР Крипсом 1 июля 1940 г., а также из письма Черчилля советскому лидеру [38, Т.1, с.76-81].
22 октября 1940 г. англичане передали правительству Союза ССР ряд других предложений:
 поддерживать благоприятный нейтралитет по отношению к событиям в Европе, Турции и Иране;
 не сокращать помощь Китаю ;
 заключить с Великобританией договор о ненападении.
Взамен Лондоном было обещано:
 консультироваться с СССР по вопросам послевоенного устройства Европы и Азии наравне с другими государствами, оказавшими Великобритании помощь, или соблюдавшими в период войны дружественный нейтралитет;
 по окончании войны не организовывать, или не вступать в какой-либо союз, направленный против СССР;
 признать de facto власть Советского Союза в Эстонии, Латвии, Литве, Бессарабии, Северной Буковине и тех частях бывшего Польского государства, которые теперь находятся под советским контролем;
 в случае нападения на Советский Союз его соседей поставлять ему товары насколько это будет в силах и возможностях Великобритании;
 гарантировать, что не будет произведена атака на территорию СССР со стороны Турции или Ирана, «или их существующими или будущими союзниками» [38, Т.1, с.318-322].
Обращаем внимание на то, что Британия не делает никаких идеологических оговорок, особенно чётко это видно по развитию ситуации вокруг Прибалтики и других территорий, вошедших в состав СССР в 1940 г. В целом предложения англичан носят общий характер, но если принять во внимание принципиальное решение Лондона о сближении с Москвой, то каждое из них можно было детализировать.
Ответ советского правительства последовал лишь после повторного обращения английского посла: «… не исключена возможность обсуждения некоторых вопросов по этим предложениям, если в этом окажется необходимость» [38, Т.1, с.351-356]. Только 12 ноября в британской прессе стали распространяться слухи о переговорах с Москвой. Видимо, цель была одна: раз из Кремля пришёл завуалированный отказ, то необходимо желаемой выдать за действительное, надо спровоцировать виток советско-германского недоверия. Во всяком случае, советский посол полагал, что это была инициатива, исходившая из министерства иностранных дел Великобритании.
Резун В.Б. считает, что победа Гитлера на Балканах помешала СССР завершить концентрацию войск и напасть на Румынию. Сам А. Гитлер думал иначе: Британия и Советский Союз желали затянуть войну, обессилить в ней Германию, а затем завоевать её. Как мы видим идеологические противоречия между Москвой и Лондоном фюрер в серьёз не воспринимал. В принципе, исходя из английской политики «блестящей изоляции» XIX в., подобное выглядит не столь уж фантастичным. По мнению Гитлера, Англия стремилась утвердиться в Греции, поэтому Лондон, при поддержке Москвы, организовал переворот в Югославии, дабы втянуть эту страну в войну. «Только победа держав оси на Балканах помешала выполнению плана, который заключался в том, чтобы втянуть этим летом Германию на юго-востоке в бои, длящиеся целыми месяцами, и, завершив в это время концентрацию советских войск вместе с Англией и при помощи американских поставок, на которые рассчитывали, задушить наконец и раздавить Германию и Италию» [35, с.17]. Если верить Гитлеру и использовать подход, предложенный Резуном В.Б., то получается, что «коммунизация» Европы должна была идти при активной помощи Великобритании и пассивной – США. Хотя согласно концепции «Ледокола» СССР – единственное мировое зло. Ранее мы доказали, что англичане были готовы пожертвовать уже принадлежавшими де-факто СССР территориями, лишь бы только Москва оставалась верной нейтралитету. И это который раз подтверждает нашу мысль о том, что, как правило, любые идеологические противоречия отходят на второй план перед национально-государственными интересами держав.
Способ убеждения, подобный тому, который использовал Резун В.Б. в вышеуказанном эпизоде, специалистами информационно-психологического воздействия определяется как смещение акцентов на момент, вырванный из общего контекста событий. Стоит только поменять ударения и во всём станет виновата Великобритания. Но если их расставить, как положено, то перед нами возникнет целостная картина защиты государствами национальных интересов, причём всеми доступными им средствами. Однако версия «Ледокола» по схеме переадресовке сообщении. Идею о превентивном характере нападения Германии на СССР придумали лидеры национал-социализма, Резун В.Б. её оживил, модифицировал, насытил собственными выводами и опубликовал. 15 октября 1939 г. французская газета «Тан» писала: «… позиции завоёванные Россией, представляют постоянную угрозу для Германии» [13, Т.3, с.301]. Повернув войска с востока на запад, Гитлер «должен постоянно быть настороже» – вторил ей американский журнал «Foreign Affairs» в январе 1940 г. [13, Т.3, с.300]. Даже сравнение Сталина с образом Чингисхана не ново. Так французский журналист Э. Бюре был уверен, что «большевистская опасность усиливается… единственным способом остановить натиск «красного хана» на Европу является быстрейшее заключение мира, чтобы Германия могла свободна продолжать свою старую политику» [13, Т.3, с.301]. Надо полагать, что под «старой политикой» подразумевается «натиск на восток». Если Бюре пишет о прежнем направлении как о подталкивании Гитлера к войне против СССР, если это известно и ясно французскому журналисту, то почему для Кремля все должно выглядеть иначе. И за что ругать Москву, если она не пошла на поводу ни у кого. Мы считаем недопустимым использование клише: «Сталин плохой – всё у него плохо». Необходимо признавать талантливые политические ходы любой из сторон.
Не хотим оскорблять Резуна В.Б., но его чрезмерное преувеличение идеологического фактора при анализе международных отношений – крайнее упрощение внешней политики великих держав мира до двух знаков – «плюс» или «минус».
На протяжении всей истории человечества государства стремились обеспечить собственные национально-государственные интересы. Все государства – от самых мелких до самых крупных – отстаивали и отстаивают суверенное право организовывать свою жизнь самостоятельно, и эти претензии распространяются не только на политическую и экономическую сферы, но и на область международных отношений. Существование любого государства – это борьба со своими соседями за средства обеспечения собственного развития: сырьё, рабочую силу, пространство, информацию. Так было всегда и так будет до тех пор, пока существуют государства, как средства организации жизнедеятельности общества.
Согласно мнению Аристотеля политика государства должна быть направлена на то, чтобы в итоге «собирание земель» обеспечило жителей государства всем необходимым, т.к. в этом и состоит, как он считал, смысл существования государства [39, с.228]. Даже спустя два тысячелетия этот тезис не претерпел никаких существенных изменений. По-прежнему главной целью любого государства является распространение собственного влияния на сопредельные и далекие территории для реализации своих геостратегических, экономических и иных интересов «средствами… подчинения одного народа другим или путём аннексии прилегающей территории» [27, с.27]. Как полагает профессор К.С. Гаджиев, великие мировые державы во все времена руководствовались императивом расширения своего контроля над соседними странами и народами, а при возможности и над всей международной системой [27, с.27].
Науку, изучающую пространственные отношения между государствами, во всём их многообразии принять называть геополитикой. Один из её создателей, шведский (!) исследователь Р. Челлен писал, что цель геополитики состоит в осознании неизбежности территориального передела мира для развития государств, поскольку пространство уже разделённого мира можно отвоевать лишь силой оружия [23, с.21]. В настоящее время применение современных средств поражения стало настолько опасным, что грозит разрушением всей системе жизнеобеспечения, именно поэтому особое значение приобретает информационное воздействие на население страны вероятного конкурента, с целью ослабления его потенциала сопротивляемости.
К.С. Гаджиев пишет о том, что геополитика охватывает проблемы мирового сообщества в тех вопросах, которые касаются разработки, принятия и реализации политической стратегии основными действующими лицами на глобальном, региональном и локальном уровнях [27, с.7].
По мнению авторов статьи «Россия и пространство» «Геополитическое положение государства является намного более важным, нежели особенности политического устройства этого государства. Политика, культура, идеология, характер правящей элиты и даже религия рассматриваются в геополитической оптике как важные, но второстепенные факторы по сравнению с фундаментальным геополитическим принципом – отношением государства к пространству» [40, с.32].
Многие российские учёные обращают пристальное внимание на связь геополитики любого государства с национальной идеей и национальным характером разных народов, а, следовательно, и национально-государственными интересами обществ.
Итак, безусловно, что испокон веков являлась одним из методов взаимоотношений государств. Причём возникновение, в большей степени, не зависело и не зависит от политического или социально-экономического строя того или иного субъекта международных отношений, его идеологической базы. Более важную роль в возникновении войн играют национально-государственные интересы стран, которые практически всегда находятся в противоречивом состоянии относительно друг друга. Заметим, одной из главных составляющих национально-государственных интересов является расширение и поддержание собственного влияния на соседние территории, что в свою очередь должно улучшать финансовое, экономическое, политическое положение страны стремящейся соблюсти личную выгоду. В случае пересечения интересов нескольких государств практически неизбежным будет возникновение политического конфликта имеющего большую долю вероятности перерасти в фазу вооружённого противостояния.
Идеология при данных обстоятельствах всегда играет второстепенную, вспомогательную функцию, обеспечивающую более качественное взаимодействие государственных механизмов, а также информационно-психологическое воздействие на армию, население и руководство противника. Основными функциями идеологии являются: овладение общественным сознанием; внедрение в него собственных критериев оценки прошлого, настоящего и будущего; создание позитивного образа в глазах общественного мнения предлагаемых ею целей и задач политического развития. Как отмечал О. Ламберг, защитное действие идеологии проявляется наиболее эффективно тогда, когда остальной окружающий мир воспринимается как враждебная сила. «Каждая идеологическая конструкция содержит в себе развёрнутое представление об антиподе или противнике» [27, с.158]. Согласно К.С. Гаджиеву, идеология определяет те рамки, за которые то или иное правительство при проведении собственного политического курса может выйти без ущерба его основополагающим принципам [27, с.159].

§3. Военно-технические аспекты исследований Виктора Суворова
Мы уже писали о том, что все работы Резуна В.Б. переполнены фактическими ошибками, начиная от искажений и умалчиваний при использовании цитат, и заканчивая неточностями, а зачастую и откровенным враньём, по различным военно-техническим аспектам, касающимся истории второй мировой и Великой Отечественной войн. Многие историки детально разбирали ошибки автора «Ледокола», наиболее яркими, по нашему мнению, исследованиями по данной тематике являются монографии В. Грызуна и А. Помогайбо. Поэтому мы не ставим перед собой целью всесторонне разбирать «ляпы» (либо, что более вероятно, умышленное введение читателя в заблуждение) Резуна В.Б. Приведем только несколько, самых «выдающихся» откровений нашего оппонента.
* * *
Соседство правды и неправды у Резуна В.Б. – дело обычное. Так, повествуя о карательных батальонах, полках, дивизиях и корпусах Осназ, он пишет о таких же частях войск НКВД в Киевском Особом военном округе, в которых они были сформированы и готовы к выполнению задач [7, с.67-70]. Однако у нас имеются другие данные. М. Мельтюхов упоминает о 4-х радиодивизионах ОСНАЗ (368-й, 370-й, 372-й, 592-й), развёрнутых в приграничной полосе КОВО от Любомля до Карпат и занимающихся радиоперехватом на территории Южной Польши [41, с.296-297]. Такие радиодивизионы, общим количеством 16, существовали во всех приграничных округах [41, с.297]. Кроме того, была создана радиобригада Главного Командования [41, с.297]. Батальонами радиодивизионы станут только в 1942 г. [41, с.296]. Радиодивизионы и карательные подразделения – не одно и то же, но в данном случае мы позволим себе сомневаться в правдивости информации, преподносимой Резуном В.Б., т.к. он неоднократно допускает очень вольное толкование фактов. Аббревиатура «ОСНАЗ» у Мельтюхова и «Осназ» в «Ледоколе» сути не меняет, они означают – ЧАСТИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ. Недоумение Резуна В.Б. по поводу наличия карателей в приграничной полосе накануне 22 июня 1941 г. будет рассеяно, если допустить, что их задача не чистка (ведь в НКВД служат не только каратели), а прослушивание эфира. Можно, конечно, заявить, что здесь очередной факт подготовки агрессии. Ведь по утверждению М. Мельтюхова данные по деятельности ОСНАЗ не публиковались.
* * *
Пожалуй, наиболее интересным, с точки зрения полёта фантазии и количества лжи, выглядит красочный рассказ Резуна В.Б. об истинном предназначении колесно-гусеничных танков. Автор «Ледокола» убеждён: «БТ – танк-агрессор… Потенциал великолепных танков БТ не был реализован, но его и НЕЛЬЗЯ БЫЛО РЕАЛИЗОВАТЬ НА СОВЕТСКОЙ ТЕРРИТОРИИ. БТ создавался для действий только на иностранных территориях, причём только таких, где были хорошие дороги… На вопрос, где же можно было успешно реализовать потенциал танков БТ, есть только один ответ – в Центральной и Южной Европе. А после сброса гусениц танки БТ могли успешно использоваться только на территории Германии, Франции, Бельгии» [7, с.29-30].

Во-первых, колёсно-гусеничный привод действительно создавался не для боя, он предназначался для переброски танков своим ходом по дорогам с хорошим покрытием. Во-вторых, колёсно-гусеничные танки производились практически всеми танковыми державами мира, кроме Германии (не отсюда ли её миролюбие) [42]. И это было вынужденным шагом, связанным с низким ресурсом первых гусеничных лент [37, с.83]. В-третьих, дизельным двигателем В-2 оснастили не все танки семейства БТ, и даже не всю последнюю серию – БТ-7, а только одну из её модификаций БТ-7М, производство которой было начато в декабре 1939 г. и продолжалось до начала выпуска среднего танка Т-34 в 1940 г. (всего ок. 800 штук) [43, с.122-123]. Кстати, выглядит не совсем логичным прекращать выпуск танка-агрессора за год до нападения.
Сдерживающим фактором во внедрении дизельного двигателя В-2 было то, что первоначально он надежно работал всего около 50 моточасов, в то время как бензиновый М-17Т, стоявший на всех модификациях БТ-7 кроме БТ-7М, – до 200 моточасов [44, с.12]. Ходовая часть БТ была вовсе не так хороша, как уверяет нас Резун В.Б. Генерал-лейтенант, инженер А.А. Ветров, участник боёв в Испании, считал, что комбинация колёсно-гусеничного хода ненадёжна, особенно в его колёсной части, которая доставляла много хлопот экипажам и ремонтникам: «…сравнительно высокий и узкий, а следовательно, и недостаточно устойчивый танк (БТ – авторы) не может развивать на колёсах большую скорость. Ибо он опрокинется даже на не большом повороте. И, наконец, потому, что при движении по шоссе колоны танков со снятыми гусеницами их колёса оставляют на асфальте глубокую колею. Особенно же большому разрушению подвергаются асфальтированные дороги в жаркую погоду» [44, с.9, 14]. Можно возразить, что по прошествии лет и не такое напишешь об отечественной бронетехнике. Однако, цитируемые нами соображения А.А. Ветров доложил лично И. Сталину на заседании Комитета Оборона в 1938 г, когда Резун В.Б. ещё не родился [44, с.16].
Согласно данным авторов монографии посвященной истории создания и применения танков БТ «Единственным дефектом всех машин серии БТ, который так и не смогли устранить за все годы их производства, был малый срок службы резиновых бандажей опорных катков, но это был чисто технологический дефект. Ярославский завод резинотехнических изделий не мог обеспечить необходимого ресурса резины из-за ее «двойного» использования при данном колесно-гусеничном движителе машины. Поэтому при дальнейшем увеличении массы машины в ходе серийного производства, а в последствии и при установке дизеля, было рекомендовано эксплуатировать танки БТ-7 в войсках только на гусеничном движителе (подчеркнуто нами – авторы)» [45, с.161]. Эти же сведения подтверждают в своих книгах М. Барятинский и М. Свирин – известные российские специалисты по бронетанковой технике второй мировой войны [43, с.123; 46, с.8].
Эксплуатация в войсках выявила множество недостатков как БТ-2, так и БТ-5: капризные и ненадёжные двигатели часто выходили из строя, разрушались траки гусениц, изготовленные из некачественной стали [43, с.124].
В целом, подводя итог краткому анализу танков серии «БТ» необходимо отметить, что «Практически танки БТ-2 и чуть в меньшей степени БТ-5 нельзя рассматривать как полноценные боевые машины, а скорее как учебные» [43, с.125]. Танки БТ-7 также не отличались надёжностью двигателей и ходовой части. Все серийные танки семейства «БТ» имели фактически противопульную броню – от 6 мм (днище) до 22 мм (лоб корпуса) [45, с.182].
В работах Резуна В.Б. подход к тем или иным фактам настолько своеобразный, что требует очень критического восприятия. Разумеется, атаковать «старушку» Европу вполне реально и на БТ-2, БТ-5, БТ-7, вообще на всей имеющейся бронетехнике. Ведь не всегда решающим в победе оказывается качество и количество оружия, очень часто на первое место выходит умение его правильно использовать. Данный факт был подтвержден немцами во время блицкригов в Польше, Франции, начальном этапе войны с СССР – равная или же уступающая противнику именно по качеству и количеству вооружений германская армия с успехом громила превосходящие ей англо-французские, а впоследствии и советские части. То же самое, но уже через несколько десятилетий, проделывала израильская армия в ходе арабо-израильских войн. Говоря о конкретных ошибках автора «Ледокола», мы стремимся показать читателю, что он не может быть истиной в последней инстанции. Кто искажает информацию в малом, тот «поправит» её, себе в угоду, в большом.
Одним из наиболее неудачных пассажей из всех «изобретённых» Резуном В.Б., является повествование о съёмных гусеницах танков БТ: «Гусеницы – это только средство попасть на чужую территорию, например, на гусеницах преодолеть Польшу, а попав на германские автострады, бросить гусеницы и действовать на колёсах» [7, с.30]. Тут наблюдается явное расхождение с теорией применения колёсно-гусеничных танков. Она гласит: колёса – это средство транспортировки к месту применения, в бой танки идут именно на гусеницах. Об этом написано в любой работе, относящейся к истории танкостроения. Резун В.Б. полагает, что гусеничные ленты, после выхода на высококачественные европейские шоссе, стали бы лишними, а советские дивизии и корпуса, вооружённые быстроходными танками, не имели, по его собственному утверждению, в своём составе, грузовиков для их сбора и перевозки. Получается, что гусеницы – одноразовый элемент: вышли на «автостраду», сбросили и ушли вглубь Германии, Франции, Испании…
Подобный аргумент можно принять только на эмоциональном уровне, если сам очень веришь, рассказчику или ленишься проверить точность его выводов.

На танках Дж.У. Кристи , которые являлись прообразом наших танков БТ [45], «Гусеница при движении по дороге снималась и укладывалась на надгусеничные полки» [42, с.28]. В танках БТ «При переходе с гусеничного движения на колёсный каждую гусеницу разъединяли на четыре части, укладывали на надгусеничные полки и закрепляли ремнями в трех местах» [45, с.19]. В книге «Оружие победы» есть фотография танка серии БТ во время испытаний, на ней чётко видно – снятые гусеницы расположены на надгусеничных полках [47, с.197]. Время перехода с одного движителя на другой занимало примерно тридцать минут [48, с.29]. Так что не было в Красной Армии грузовиков для сбора сброшенных с БТ гусеничных лент.
Не менее интересна гипотеза Резуна В.Б. о названии другого советского танка – А-20. «Что есть «А»?» – спрашивает автор «Ледокола» [7, с.31]. И сам же отвечает: «Я долго искал ответ на вопрос и нашёл его на заводе №183» [7, с.31]. Здесь его фантазии приобретают особую остроту, присущую пропагандисту. Заметим, насколько твердо звучит – «Я нашёл ответ…», однако далее уже не так уверенно: «Не знаю, правильно объяснение, но ветераны говорят, что изначальный смысл индекса «А» – автострадный. Объяснение лично мне (Резуну В.Б. – авторы) кажется убедительным» [7, с.31]. Весьма эффективный приём: молниеносный переход от полной убеждённости – «Я нашёл ответ», к невнятному сомнению, дающему шанс к отступлению – «Не знаю… мне лично кажется убедительным». Только вот читатель, прежде всего, воспринимает первую фразу. Он знает, что литера «А» означает автострадный.
Да, в СССР, в том числе и на названном заводе, существовала традиция выносить основные характеристики танков в их аббревиатуру: БТ – быстроходный танк, СТ – сапёрный танк, АТ – артиллерийский танк, ИТ – инженерный танк, ПТ – плавающий танк и т.д. Везде впереди существительного стоит определение, нигде танк не назван одним признаком. Обозначение «автострадный» взято единично, что противоречит устоявшейся традиции, а не продолжает её. Для нас важно и то, что первоначальный индекс А-20 был именно БТ-20 [49, с.38-39]. Совместно с А-20 разрабатывался чисто гусеничный танк А-32 [49, с.39]. Опытные чертежи А-20 были выполнены к середине января 1939 г., после чего началась подготовка документации танка А-20Г, где «Г» означало – «гусеничный» (он и станет впоследствии А-32) [49, с.39; 46, с.82].
Танк А-32 имел толщину брони от 45 до 57-мм и 76,2-мм танковую пушку Л-10 [49, с.56]. Его максимальная скорость составляла 70 км/ч [49, с.56]. Дальнейшее усовершенствование А-32 получило заводское наименование А-34, в серию эта машина пошла под обозначением Т-34 [49, с.45]. На Харьковском паровозостроительном заводе (ХПЗ) с 1928 г., выпускаемым танкам присваивали литеру «Т». Разрабатывался ТГ – танк Гроте, средний танк немецкого инженера Э. Гроте, который работал в КБ авиаремонтного отдела АВО-5 завода «Большевик» [49, с.8]. Проектировались ТА-1 и ТА-2 – конструкторов Асафова и Алексеева, ТД (он же Д-4) – инженера Дыренкова [49, с.10-12]. Для Т-34М имелся заводской индекс А-43 [49, с.52].
Подобный приём ещё в XIX в. получил название «одна дама сказала». Чистой воды пропагандистский трюк. История, связанная с А-20 в устах Резуна В.Б. призвана подкрепить идею о «быстроходных танках». Как тут не вспомнить, что А-20 и БТ-20 два разных названия одного и того же танка.
Противореча сведениям Резуна В.Б., наши данные, тем не менее, не отвергают саму возможность подготовки наступательной войны со стороны СССР. Однако мы считаем, что версия автора «Ледокола» основана на очень шатких фактах и выводах. Непонятно почему Резун В.Б. не использует столь выгодное для него высказывание А. Гитлера от 12 мая 1942 г., произнесённое им в «Волчьем логове», о том что, если бы он послушался своих генералов и ожидал решения от них, то «русские упредили бы нас, а на хороших среднеевропейских дорогах русские танки было бы не остановить» [8, с.164-165].
К настоящему моменту в свет вышло большое количество работ «в пух и прах» разбивающих военно-технические обоснования ранних книг Резуна В.Б. Именно поэтому в своём последнем опусе – «Святое дело» – автор «Ледокола» наконец-таки обращается к «анализу» самого массового советского предвоенного танка ¬– Т-26, утверждая, что на момент 22 июня 1941 г. данный танк являлся одним из сильнейших в мире [31]. Абсурдность подобного утверждения настолько очевидна, что развёрнуто доказывать её мы не будем. Посоветуем только читателю для уяснения истинного положения вещей обратиться к монографиям М. Барятинского, М. Коломийца, М. Павлова, И. Павлова, М. Свирина, И. Шмелёва, В. Шункова и многих других [42; 43; 46; 48; 50; 51; 52], в которых тезис Резуна В.Б. об исключительных качествах Т-26 убедительно (на основе источников и их анализа) опровергается. В целом интересен тот факт, что даже в 2008 г. (год издания «Святого дела») Резун В.Б. использует всё ту же систему доказательств, которую можно проследить, ещё начиная с «Ледокола»: сравниваются исключительно тактико-технические характеристики танков (причем с элементами откровенного вранья или умалчивания), а также известный на сегодняшний день количественный состав советского и германского танкового парка накануне Великой Отечественной войны. Совершенно не анализируется способ применения танков, военное планирование, разведывательные представления сторон друг о друге, реальное состояние техники на 22 июня 1941 г. и т.д. В общем, читателю опять предлагается суррогат личных измышлений Резуна В.Б. перемешанный с подтасовками фактов и выводов.
* * *
Рассказывая читателю о военно-воздушных силах Советского Союза и Германии накануне Великой Отечественной войны, Резун В.Б. зачастую идёт на многочисленные фальсификации. Автор «Дня – М», как и в случае с бронетехникой, продолжает доказывать тезис о безграничной военно-экономической мощи СССР. Именно поэтому, как полагает Резун В.Б., советская промышленность в любой момент могла начать выпуск сотен тысяч самолётов, необходимых РККА для ведения агрессивной войны. Наиболее характерным примером из этой области служит эпизод с повествованием о фронтовом бомбардировщике Су-2.
«Тридцатые годы – золотая эпоха советских авиационных рекордов… В самый разгар рекордно-авиационного психоза Сталин поставил задачу создать «Иванов» – основной самолёт для грядущей войны… Сталинский замысел: создать самолёт, который можно выпускать в количествах, превосходящих все боевые самолёты всех типов во всех странах мира вместе взятых. Основная серия «Иванова» планировалась в количестве 100-150 тысяч самолётов… после нашего нападения массовый выпуск «Иванова» начнётся десятками тысяч» [20, с.99-100]. Не будем вдаваться в подробности относительно необходимости ВВС РККА такого количества , весьма, кстати, посредственного уже на момент принятия к серийному производству, фронтового бомбардировщика, каким являлся Су-2, а отметим только следующие факты.
Во-первых, в самом начале Великой Отечественной войны одно из наиболее крупных советских авиационных предприятий – Харьковский самолётостроительный завод (далее – ХСЗ), перешло на непрерывный процесс производства. Это позволило ему выпускать до 6 бомбардировщиков Су-2 в сутки [54, с.1]. Таким образом, даже, если предположить, что 10 авиазаводов, равных по своим мощностным характеристикам ХСЗ, каждый день будут выпускать по 6 машин Су-2, то на производство 150 тыс. экземпляров им потребуется более шести лет непрерывной работы! Примечательно также, что советская промышленность за весь период войны, т.е. 4 года и 1 месяц, поставила в войска чуть более 142 тыс. самолетов всех типов [55, с.15].
Во-вторых, самолёты, сходные по своим тактико-техническим характеристикам с Су-2, на протяжении второй половины 30-х в начале 40-х годов прошлого века проектировались и выпускались во многих государствах мира: Великобритания – «Бэттл», «Файрфлай»; США – SB-2 «Хеллдайвер», SB-2U «Виндикейтор», TBY «Си Вулф», SBD «Донтлесс», А-17, А-35 «Венджинс»; Австралия – СА-1 «Уиррауэй»; Польша – ПЗЛ-46, ПЗЛ-23; Швеция – ASJA B-5; Швейцария – С-3603; Япония – Б-5Н «Никадзима»; Германия – Ju-86, Ju-87 «Штука», Ju-88, Hs-123, Hs-129 [5, с.234-236; 56, с.95-130, 169-181]. Так что ничего исключительного в советском Су-2 не было.
В-третьих, фронтовой бомбардировщик (он же штурмовик) необходим любой армии какой бы вид боевых действий она не планировала – начиная от обороны и заканчивая агрессий, поддержка сухопутных войск с воздуха над передним краем фронта обязательна. Поэтому утверждение Резуна В.Б. о том, что фронтовые бомбардировщики есть оружие исключительно наступательное полная чушь, как в прочем и любое деление средств ведения боевых действий на агрессивные и оборонительные!
Весьма показателен тезис Резуна В.Б. об уничтожении И.В. Сталиным стратегической (дальнебомбардировочной) авиации, который служит для обоснования идеи о преобладании в РККА наступательных видов вооружений. При этом главным своим аргументом автор «Дня – М» видит факт прекращения серийного выпуска тяжёлого четырёхмоторного бомбардировщика ТБ-7 (он же АНТ-42 или Пе-8): «Имея тысячу неуязвимых ТБ-7, любое вторжение можно предотвратить… Но Сталин от тысячи ТБ-7 отказался» [20, с.24]. Многочисленный подбор различных цитат известных лётчиков и авиационных специалистов, который Резун В.Б. приводит в подтверждение, несомненно, создаёт положительное восприятие прочитанного. Сами эти цитаты практически во всех случаях оказываются либо неполными (т.е. не до конца передающими суть мысли автора), либо использованы Резуном В.Б. в высшей степени вольно, что, опять-таки, ведёт к искажению их смысла.
Например, в «Дне – М» приводятся слова генерал-майора авиации П.М. Стефановского о ТБ-7: «Многотонный корабль своими лётными данными превосходил на десятикилометровой высоте все лучшие истребители той поры» [20, с.21]. В оригинале данная фраза звучит несколько иначе – «…многотонный воздушный корабль своими максимальными (подчёркнуто нами – авторы) лётными данными на десятикилометровой высоте превосходил все лучшие европейские истребители той поры» [57, с.83-84]. Однако далее Резун В.Б. умалчивает о том, что на протяжении всех испытаний конструкторы и лётчики сталкивались с огромными трудностями в эксплуатации двигателей самолета, которые заправлялись легко воспламеняющимся бензином и имели моторесурс всего 25 часов [57, с.84-85]. Проблемы с двигателями у ТБ-7 продолжались до самого окончания его серийного производства. Несколько раз их меняли, но это не приводило к желаемому результату. Первоначально на ТБ-7 устанавливали четыре форсированных мотора АМ-34Ф РНВ, пятый мотор М-100 (названный АЦН-2), предназначенный для привода в действие системы централизованной подачи дополнительного воздуха, был установлен в обтекателе фюзеляжа, за кабиной пилота, и повышал «высотность основных до 8000 метров » [57, с.83]. Впоследствии пятый двигатель был упразднён из-за сложности в серийном производстве – «Рекомендовано было центральный наддув заменить индивидуальной установкой турбокомпрессоров на каждом двигателе АМ-34Ф РНВ» [58, с.159]. В 1942 г. для модернизации двигателей установленных на ТБ-7, по ходатайству командующего АДД А.Е. Голованова, был освобождён из «шарашки» конструктор А.Д. Чаромский [59, с.143].
По мнению авиаконструктора А.С. Яковлева ТБ-7 был весьма дорогим и малоэффективным: «Что касается тяжёлого дальнего бомбардировщика, то опыт показывает, что англичане и американцы, …в изобилии обладавшие такими самолётами, ничего не могли добиться… Отчасти потому… было прекращено производство малоэффективных тяжёлых бомбардировщиков «Пе-8»… каждый тяжёлый четырёхмоторный бомбардировщик по затратам металла, труда и двигателей равноценен четырём истребителям» [60, с.182-183].
Говоря об уничтожении И.В. Сталиным стратегической (дальнебомбардировочной) авиации, Резун В.Б. почему-то отказывается признать основной советский двухмоторный бомбардировщик Ил-4 (он же ДБ-3Ф) стратегическим (дальнебомбардировочным) [20, с.30]. Серийное производство двухмоторного дальнего бомбардировщика ДБ-3 (ЦКБ-26) началось в 1937 г. Всего ДБ-3, а также его торпедно-минная (ДБ-3Т) и форсированная (ДБ-3Ф – Ил-4) были выпущен общим количеством 1300 штук [61, с.29; 62, с.745]. По своим лётно-техническим характеристикам лучшая модификация ДБ-3 – Ил-4 (ДБ-3Ф) мало чем уступал четырёхмоторному дальнему бомбардировщику ТБ-7.
Таблица №1
[62, с.746; 63, с.85]


Тип
самолёта
Мощность
взлётная,
л/с
Взлётный
вес, кг Скорость макс. с ½
нагрузки, км/ч
Пото-лок, м
Вооружение
Бомбовая нагрузка,
кг
Дальность,
км
Экипаж
у земли на высоте
5000 м пустого
ТБ-7
(ПЕ-8) 4х1200 34000 320 400 443 9300 2х7,9-мм
2х12,7-мм
2х20-мм 4000 4700 10
ИЛ-4
(ДБ-3Ф) 2х1100 8040 325 410 435 9900 3х7,9-мм
1х12,7-мм 2500 3800 4

Маршал авиации А.Е. Голованов (в июне 1941 г. подполковник, командир 212 дальнебомбардировочного полка, дислоцировавшегося в Смоленске), утверждал, что «Основные аналогичные бомбардировщики ВВС нацистской Германии «Хейнкель-111» и «Дорнье-217»… принятые на вооружение в 1936-1937 годах, практически ни в одной из модификаций не превосходил Ил-4 (ДБ-3Ф) ни по высоте и дальности полёта, ни по вооружению» [64, с.59]. Действительно, если сравнить важнейшие лётно-технические характеристики Ил-4 и основных дальних бомбардировщиков Люфтваффе к июню 1941 г. – До-217 (в модификациях А, С, Е, Е-1) и Не-111 (в модификациях А, В, В-1, В-2, Д, Е, Е-1, Е-3, Е-4, F, F-4, H, H-1, H-2), выводы будут далеко не в их пользу [56, с.31-42,65-77; 63, с.88,110-111; 65, с.10].
Напомним, что именно на Ил-4 в ночь на 8 августа 1941 г. был нанесён первый, весьма успешный, удар советских ВВС по Берлину [64, с.57]. Зададимся вопросом, зачем Советскому Союзу изготавливать не доработанные, дорогие, малоэффективные (обратимся к анализу использования американских «Летающих крепостей») дальние четырехмоторные бомбардировщики ТБ-7 (Пе-8), когда уже многие авиационные заводы страны успешно выпускали самолеты, во многом превосходящие дальнебомбардировочную технику у предполагаемого государства-противника. Свой первый боевой вылет А.Е. Голованов совершил именно на Ил-4, по возвращению на его машине насчитали более 50 пробоин, а его 212-й дальнебомбардировочный полк, оснащенный Ил-4, за первую неделю войны сбил 18 Bf.109 (Мессершмиттов-109) [64, с.39-40].
* * *
«Ледокол» берёт сведения, считающиеся общеизвестными, усиливает их морально-психологической риторикой, чем придаёт им совершенно иное значение. Подобный приём использован и для внушения читателям идеи об уничтожении по приказу И.В. Сталина к 22 июня 1941 г. цепи мощных оборонительных укреплений на старой государственной границе – так называемой «линии Сталина» [7, с.87-105]. В десятой главе «Ледокола» даётся точное определение, что такое укреплённый район (далее – УР), его вид, назначение, вооружение и т.д. В подтверждение привлечено большое количество цитат из различных мемуаров и воспоминаний. Однако, гипотеза Резуна В.Б. об уничтожении УРов базируется только на высказываниях П.Г. Григоренко: «Я не знаю, как будущие историки объяснят это злодеяние против нашего народа… Многие миллиарды рублей (по моим подсчётам не менее 120) содрало советское правительство с народа, чтобы построить вдоль всей западной границы неприступные для врага укрепления – от моря и до моря, от седой Балтики, до лазурного Чёрного моря. И накануне самой войны – весной 1941 года – загремели мощные взрывы по всей 1200-километровой линии укреплений. Могучие железобетонные капониры и полукапониры, трёх-, двух- и одноамбразурные огневые точки командные и наблюдательные пункты – десятки тысяч долговременных оборонительных сооружений были подняты в воздух по личному приказу Сталина» (Генерал-майор П.Г. Григоренко. В подполье можно встретить только крыс. С.141)» [7, с.92-93].
Подчеркнём, что кроме П.Г. Григоренко никто из цитируемых Резуном В.Б. авторов напрямую о взрыве УРов на «линии Сталина» речи не ведёт. Генерал-полковник А.И. Шебунин, в упоминаемой «Ледоколом» книге – «Сколько нами пройдено…». М., 1971, пишет о строительстве укреплений на госгранице вплоть до 1939 г. [7, 88-89]. Газета «Красная звезда» за 25 февраля 1983 г. описывает боеготовый дот №112 53-го Ура в районе Могилёв-Подольский [7, с.88]. Причём из отрывка, приведённого Резуном В.Б., совершенно не ясно, о каком периоде рассказывается в статье и кто её автор. Полковник Р.Г. Уманский в книге «На боевых рубежах. М.,1960», вспоминает о подземельях Киевского Ура [7, с.88]. В. Анфилов пишет о сокращении и расформировании гарнизонов некоторых УРов [7, с.87-105].
Попытаемся выяснить правду.
В своих воспоминаниях К.А. Мерецков пишет о том, что весной 1941 г. на правом фланге Киевского Особого военного округа строился укреплённый район: «Сооружения уже возвели, но ещё не было оборудования. Имелись и части, предназначенные для укреплённого района… я сообщил командарму-5 генерал-майору танковых войск М.И. Потапову, что пришлю своего помощника с приказом провести опытное учение по занятию укреплённого района частями армии, с тем чтобы после учений 5-я армия осталась в укреплённом районе. В других местах оборонительные работы были ещё не завершены (подчёркнуто нами – авторы)» [67, с.198]. 5-я армия, в составе 15-го и 27-го ск , 22-го мк , была развёрнута в районе трёх строящихся УРов (Ковельский, Владимир-Волынский, Струмиловский) на новой границе (т.н. «линия Молотова») [68, с.30-31,47,75,карта №4]. Из них наиболее подготовленным был Владимир-Волынский УР [68, с.75]. Поэтому, скорее всего, именно его и должна была занять 5-я армия поле проведения учений. К слову, мемуары К.А. Мерецкова в «Ледоколе» Резун В.Б. использовал, почему не обратил внимания на данный факт – непонятно.
Генерал-полковник В.С. Архипов (на начало войны командир 43-го разведбатальона 43-й тд 19-го мк) сообщает, что в течение июля первой половины августа 1941 г. 5-я армия совместно с 43-й тд «почти непрерывно наносила сильные контрудары по левому крылу группы армий «Юг», заставляя её командование разворачивать всё новые дивизии… к Коростенскому укрепрайону и Припятьским болотам… В ходе этих длительных и ожесточённых боёв 43-я танковая дивизия и… соединения 5-й армии то прорывались из Коростенского укрепрайона…, то отходили обратно под давлением многократно превосходящих сил противника (подчёркнуто нами – авторы)» [69, с.66]. Отметим, что Коростенский УР находился на «линии Сталина», держал фронт в 185 км шириной и 1-3 км глубиной, обладал 455 ДОТами , в которых на момент нападения немцев находилось 2 батальона [68, с.74].
Публицист Н.А. Зенкович, рассказывая о допросе генерала-армии Д.Г. Павлова 7 июля 1941 г. Приводит слова последнего: «Мною лично начальнику штаба Сандалову были поставлены задачи – УРовским войскам занять и приспособить Слуцкий УР (подчеркнуто нами – авторы)» [69, с.464]. Подлинность данной цитаты подтверждается сборником документов «Россия XX век. 1941 год», во втором томе, которого опубликован протокол допроса бывшего командующего Западным фронтом Д.Г. Павлова [38, Т.2, с.455-468]. Там же говориться о Минском Уре в районе, которого был разгромлен штаб немецкого корпуса и захвачены все его документы. Факты, используемые Н.А. Зенковичем, кажутся нам наиболее ценными ещё и потому, что он убеждён в правоте основной идеи «Ледокола» – намерении сокрушить Европу именно летом 1941 г.
Дважды Герой Советского Союза Н.И. Крылов писал: «Тираспольский УР был хорошим щитом Одессы. Вышло, однако, так, что основная огневая мощь укрепрайона оказалась в стороне от главных событий последних дней… уровцы представляли большую боевую силу и без своих дотов: 500 станковых и 300 ручных пулемётов, тысячи отборных отлично обученных бойцов (подчёркнуто нами – авторы)» [71, с.39]. Далее Н.И. Крылов вспоминает, что часть войск пришлось вывести из укрепрайонов, поэтому и идёт речь о «силе без дотов».
Точку поставим, опираясь на Г.К. Жукова: «УРы на старой государственной границе не были ликвидированы и разоружены, как об этом говорится в некоторых мемуарах и исторических разработках. Они были сохранены на всех важнейших участках и направлениях, и имелось в виду дополнительно их усилить… Относительно новых укреплённых районов наркомом обороны и Генштабом неоднократно давались указания округам об ускорении строительства» [72, Т.1,с.238].
Известно, что Резун В.Б. крайне негативно относится ко всему, что касается маршала Жукова, очернению которого посвящены практически все последние книги «В. Суворова». Но кроме его воспоминаний, сохранились и документы. Например, существует «Записка по плану обороны на период отмобилизования, сосредоточения и развёртывания войск КОВО на 1941 год», в которой чёрным по белому написано, что силам округа необходимо иметь пять рубежей обороны, причём четыре из них должны опираться на укреплённые районы, как на новой, так и на старой госгранице [73, с.3-17]. В основу обороны Прибалтийского особого военного округа ставилась задача упорной обороны УРов и полевых укреплений на линии госграницы (отметим, что на территории данного округа, в силу известных обстоятельств, старых УРов не имелось) [74, с.5-15]. Подобные указания получили войска Ленинградского военного округа, Западного Особого и Одесского военных округов [75, с.3-7; 76,с.5-17; 77, с.3-15].
Обратим внимание на то, что всем западным округам было приказано развивать собственные УРы. Не странно ли, что перед ударом по Германии планировалось строительство новых укреплённых районов. Конечно, всё это можно объявить стремлением завуалировать намерения Сталина. Но для этого не обязательно создавать столь серьёзные планы по прикрытию границы, ведь это имело бы смысл только тогда, когда в них хотели посвятить немцев. Или маскировались сами от себя?
Имей Резун В.Б. возможность работать с документами, сейчас ставшими общедоступными, он непременно бы отметил следующий факт, зафиксированный в приказе Народного комиссара обороны СССР С.К. Тимошенко от 14 мая 1941 г.: «Рекогносцировка тыловых рубежей будет проведена с 15.6 по 17.7 сего (1941 – авторы) года. В основу будет положено создание противотанковых районов и противотанковых препятствий на путях вероятного движения мотомехчастей противника» [76, с.10]. Так же С.К. Тимошенко приказывал с 15 июня по 17 июля 1941 г. отрекогносцировать и подготовить тыловые рубежи на всю глубину обороны вплоть до реки Березина включительно [76, с.5]. 17 июля – это уже несколько позже, нежели 6 июля – «Дня – М» у Резуна В.Б. Разумеется, уместен вопрос – «А куда же все эти оборонительные рубежи делись в июне-июле 1941 г.?». Но, позвольте, речь пока идёт только о рекогносцировке, строительство потом. Некоторые могут заявить, что приказ Наркома обороны № 503859/сс/ов от 14 мая 1941 г. дезинформация, исходящая лично от маршала С.К. Тимошенко. Однако, уж больно расточительно действует НКО , отвлекая огромные силы на бессмысленные задачи. Ведь далее ещё не факт, что немцы заметят рекогносцировку у р. Березина, если они общее число советских дивизий не знали, оперировали понятием «танковая бригада» даже 21 июня 1941 г., причём в самых высоких инстанциях, тогда как таковых в РККА давно уже не существовало и т.п.
Итак, мы выяснили, что к концу июня 1941 г. УРы на старой госгранице существовали и функционировали. В «Директиве штаба КОВО по связи», подписанной начальником штаба КОВО Пуркаевым, говориться о том, что связь округа с подчинёнными ему УРами должна осуществляться посредством самолётов связи, телеграфа и радио [38, Т.2, с.293]. 4 июня 1941 г. СНК постановил утвердить, предполагаемое Наркомом обороны СССР, формирование новых частей для вновь строящихся УРов [38, Т.2, с.313]. При этом указывалось содержать постоянные гарнизоны УРов первой линии в составе 70% и УРов второй линии в составе 30% от военного времени [38, Т.2, с.314]. Документ подписан лично И.В. Сталиным. Или это тоже фальшивка?!
Вместе с тем, исключать того, что на линии старой государственной границы проводились отдельные взрывные работы, нельзя. Коллективная монография «Прелюдия к «Барбароссе»» сообщает, что целый ряд укреплений был построен с грубыми ошибками в расположении на местности. Так из некоторых ДОТов нельзя было вести огонь (!), причиной этому были так называемые мёртвые пространства. Вполне возможно, часть подобных «укреплений» и была взорвана. Вероятно, подрывами расчищали сектора обстрелов перед другими ДОТами, ликвидируя, например, крупные валуны. Сами авторы «Прелюдии к «Барбароссе»», полагают, что «линия Сталина», изначально, к боевым действиям была подготовлена плохо [68, с.70-77].
Таблица №2
[68, с.73-74]
Состояние УРов на старой и новой госграницах СССР
к 1 июня 1941 г. (фактическое наличие)

Линии УРов Всего УРов Общий фронт
УРов (км) Глубина УРов
(км), средняя ДОТов в стадии
строительства Построенных
ДОТов Пулемётных
батальонов (всего)
линия
«Сталина» 21 1967 3-4 538 3279 23
линия
«Молотова» 22 1695 5-10 4927 880 26

Мероприятия РККА у немецкого генерала Э. Манштейна вызвали уверенность в том, «… что развёртывание советских войск, уже начавшееся с развёртывания крупных сил ещё в период занятия Восточной Польши, Бессарабии и Прибалтики было «развёртыванием на всякий случай». К 22 июня 1941 года советские войска были, бесспорно, так глубоко эшелонированы, что при таком их расположении они были готовы только для ведения обороны (подчёркнуто нами – авторы)» [36, с.190-191]. Манштейн писал о ситуации на 22 июня, но до 6 июля, а тем более до 15, время было, и, по мнению немецкого, генерала советская группировка могла быть переориентирована для наступательных действий в зависимости от политических обстоятельств.
Тут уместно вспомнить, что начальники передвижения войск на железных дорогах получили приказ о введении в действие плана перевозок по мобилизационному плану только 22 июня, т.е. уже после начала войны [78, с.25]. Успели бы в этих условиях части и соединения сосредоточиться на местах, ведь вермахту потребовался месяц, с учётом того, что железнодорожная сеть на той стороне была развита намного лучше, нежели в СССР. В принципе, 6 июля или какая-то иная дата этого же месяца сути не меняет. Вопрос должен стоять конкретно – «Готовил ли Сталин нападение летом 1941 г. Или нет?». Если да – одно, если нет – другое.
Э. Манштейн полагает, что Красная Армия, в зависимости от развития политического и военного положения Германии, могла представлять для немцев скрытую угрозу. Может показаться, что слова Резуна В.Б. подтверждаются, но нет. Германский военачальник писал: «Конечно, летом 1941 года Сталин не стал бы еще воевать Германией» [36, с.191].
Вернёмся к теме укреплённых районов.
Таблица № 3
[38, Т.1, с.607, 631, 633]
Численность войск УРов в соответствии с мобилизационным планом на 1941 г.

Наименование частей и соединений Развёрнуто
в 1938-1939 гг. Развёртывается
по МП-1941 г. Изменения по сравнению
с 1938-1939 гг.
Управлений УРов 19 44 +25
Отдельных стрелковых полков 1 4 +3
Отдельных горнострелковых батальонов 3 3 0
Отдельных пулемётных батальонов 95 131 +36
Отдельных пулемётных рот 11 21 +10
Отдельных артиллерийских полков 6 8 +2
Отдельных артиллерийских дивизионов 10 18 +8
Отдельных батарей ПТО 0 8 +8
Отдельных батарей капонирной артиллерии 44 30 -14
Отдельных взводов капонирной артиллерии 12 117 +105
Отдельных батарей береговой артиллерии 2 2 0
Численность частей и соединений по МО-1941 г. 228263 248382 +20119

Из таблицы №2 мы помним, что на июнь 1941 г. Имелось 49 пулемётных батальонов при 131 по МП-1941 г. Можно утверждать, что 35% укомплектованности УРов есть признак наступательных намерений Красной Армии. Но не нельзя не признать, что 35% укомплектованности свидетельствует о том, что МП-1941 г. В действие приведён не был.
В документах Генерального штаба РККА, подписанных заместителем начальника ГШ Н.Ф. Ватутиным, содержаться приказы комендантам УРов на «линии Сталина» (Псковский, Островский, Себежский, Полоцкий, Минский, Слуцкий), в них обозначены конкретные задачи по усилению обороноспособности УРов [78, с.30, 34-35, 52, 58, 61, 67].
Таким образом, ошибку, совершённую П.Г. Григоренко намеренно или по незнанию, использовали те, кому было выгодно доказать ограниченность военного мышления советского руководства в вопросе сооружения и использования укреплений на старой и новой госгранице, а через это подтвердить тезис о том, что И.В. Сталин в 1939 г. совершил трагическую политическую ошибку, пойдя на переговоры с Германией. Выдумка стала общедоступной и прочно укоренилась в памяти, теперь её приходится опровергать огромным количеством фактов, тем белее, что Резун В.Б. в качестве подтверждения собственных выводов приводит только одно свидетельство – слова П.Г. Григоренко.
Вплоть до 70-х годов XX в. в живых оставалось ещё много непосредственных участников событий весны-лета 1941 г. занимавших в прошлом важные военные и государственные посты. В 80-90-х таковых не стало. Так что Резун В.Б. весьма удачно появился со своими «сенсационными» историческими работами. Ведь теперь почти некому сказать, что он сам там был и всё видел. Остальным же можно заявить: «Я знаю все номера дивизий и всех их командиров, поэтому историки боятся со мной спорить». Но что толку от номеров дивизий, если они ровным счётом ничего не доказывают? Читатель вряд ли будет проверять, что пишут Резун В.Б. и его сторонники. Поэтому-то звонкое – «Взорвали!», перевешивает весь последующий текст, и люди не акцентируют внимание на то, что остальные «подтверждения», которые приводит автор «Ледокола», таковыми не являются. Мы обращаемся к работам Резуна В.Б., так как он первым был вознесён на Олимп ниспровергателей идеи о решающем вкладе в победу над нацистской Германией именно Советского Союза в современной России.
Подобная манипуляция сознанием состоит из следующих этапов.
1. Создаётся псевдособытие.
Например, рассказ о создании «автострадного» танка А-20, решении о выпуске 150 тысяч «самолётов-шакалов» Су-2, уничтожении укреплённых районов на старой госгранице к июню 1941 г.
2. Подменяется источник информации.
Сведения о псевдособытии идёт уже не от самого автора, а вкладывается в уста лиц непосредственных участников (ветераны о танке А-20) или современников (П.Г. Григоренко об уничтожении УРов). Во втором случае это не безымянный рабочий ХПЗ, а генерал Григоренко. Звание «генерал» уже предполагает знание многого, но ведь летом 1941 г. он был очень далёк от него. Генералом названный человек стал после Великой отечественной войны. Информатор, в данном случае это Резун В.Б., сложил с себя ответственность за достоверность предлагаемых сведений, взвалив её на плечи мнимых или реальных очевидцев. Если бы выводы, публикуемые в своих книгах, наш оппонент выдал за свои умозаключения, то, естественно, такой читательской поддержки он не получил бы. И это совершенно нормально. Говорит перебежчик – доверие минимально, а если отечественные солдаты и офицеры – уровень доверия и восприятия резко увеличивается. По этой причине во вторую мировую войну все дикторы британского радио, вещавшие из Лондона на Германию, должны были говорить на немецком языке, но с английским акцентом. Немцы не доверяли говорившим чисто, т.к. считали их изменниками, осевшими на британском радио.
3. Проводится искривление источника сведений.
Рассказывая о беседе с ветеранами относительно танка А-20, Резун В.Б. не приводит ни одного реального имени. По сути, речь ведётся от имени безликой массы. Говоря о «кубометрах писем» в свой адрес, автор «Ледокола» не даёт конкретных примеров, даже в тех случаях, когда использует «их информацию» для подтверждения собственных выводов.
4. Применение метода возвратной коммуникации.
Утверждения Резуна В.Б. о получение «ответных волнующих» писем от «благодарных читателей» (причём подобный прием используется им во всех книгах «ледокольного цикла»).
5. Создание ложной модели исторического развития.
Так происходит манипуляция фактами, а, следовательно, и сознанием. Задача подобного процесса состоит не только в том, чтобы разрушить старые представления общества о Великой Отечественной войне, но и навязать новые, об этом Резун В.Б. заявляет сам и мы не раз обращали внимание читателя на данный факт. В результате всех этих манипулятивных действий складывается следующая картина, предшествующая 22 июня 1941 г.: СССР вступил во вторую мировую войну ещё в августе 1939 г. (подписав с нацистской Германией договор о ненападении); И.В. Сталин изначально намеривался завоевать Европу, о чём лидеры компартии писали ещё в 20-е гг.; вермахт, напав на СССР, упредил РККА всего на две недели, а, следовательно, большая часть вины за все, что происходило в мире после июня 1941 г. теперь должна лежать не просто на Советском Союзе, а на современной России. В этой связи хочется упомянуть слова финского президента Карла Густава Маннергейма, сказавшего в октябре 1938 г., что вторая мировая война началась вооружением Германии Великобританией и Францией [79, с.151].
Сторонники идеи нападения СССР на Германию летом 1941 г. считают, что готовь советское руководство страну к обороне, а не к агрессии, то СНК отдал бы приказ усилить гарнизоны УРов, как на «линии Сталина», так и на «линии Молотова». Однако они умалчивают тот факт, что директива Генштаба от 14 апреля 1941 предписывала командованию западных военных округов срочно привести в боевую готовность все долговременные огневые точки УРов с установкой в них орудий полевых войск при отсутствии табельного.
В апреле-мае, с целью оценки боеготовности, УРы посетила специальная инспекция. Она пришла к выводу, что старую госграницу не возможно усилить и модернизировать, пока не завершаться строительные работы на «линии Молотова». Начать совершенствование «линии Сталина» предполагалось с 1 июля 1941 г. [68, с.76].
В 1938-1940 гг. в распоряжение УРов было передано огромное количество артиллерийских средств, но большинство из них составляли орудия образца 1877-1895 гг., 22 пушки образца 1902 г. (эти орудия к тому времени ещё находились на вооружении артиллерийских полков стрелковых дивизий внутренних округов, т.е. окончательно устаревшими они не были), 8 – 76,2-мм орудий образца 1902/1930 гг. [68, с.76; 80, с.166-168]. Многие ДОТы имели устаревшее стрелковое вооружение [68, с.76]. Г.К. Жуков в воспоминаниях писал, что именно этот вопрос и рассматривался СНК, однако практического выхода для ускорения производства найдено не было [72, Т.1, с.236].
* * *
В стремлении подтвердить свою теорию Резун В.Б. идёт на нарушение законов элементарной логики. В «Ледоколе» продолжением главы 16-й, в которой рассматривается идея вторжения советских войск в Румынию, является глава 14-я, доказывающая, что Дунайская военная флотилия (далее – ДуВФ) была призвана способствовать проведению десанта на румынский берег. В дальнейшем ДуВФ будто бы имела приказ действовать вверх по Дунаю.
Для убедительности Резун В.Б. пишет, что в 1944 г. флотилия поднялась с боями вверх по течению Дуная на 2 тыс. километров и завершила войну в Вене [7, с.128]. «В 1941 году, – пишет автор «Ледокола» – Дунайская флотилия имела гораздо больше сил и гораздо меньше сопротивления» [7, с.128]. Хорошая шутка, ведь в ходе Яссо-Кишенёвской наступательной операции 20-29 августа 1944 г. войска 2-го и 3-го Украинского фронтов во взаимодействии с Черноморским флотом и ДуВФ окружили и разгромили силы германской армии «Южная Украина», войдя на территорию Румынии. В результате эта страна вышла из войны, а её новое правительство, 24 августа 1944 г., объявило войну Германии. В сентябре 1944 г. также поступила Болгария, о Югославии и её партизанах мы говорить не будем. Так что до самой Австрии ДуВФ пришлось продвигаться по территории дружественных государств. Конечно, нельзя исключать вероятность отдельных эксцессов, но это несравнимо с государственным сопротивлением, которое могла оказать Советскому Союзу Румыния в 1941 г.
В главе, описываемой нами, множество ошибок фактологического характера. Так Резун В.Б. утверждает, что с Днепра на Дунай малые корабли перебрасывались по железной дороге. На самом деле 18 бронекатеров из шхерного отряда Балтийского флота указанным способом перевезли в Одессу, а оттуда они своим ходом в тихую погоду морем добрались до Измаила [81, с.45]. Интересен приём, используемый в «Ледоколе» в связи с построением логической цепочки, изменяющей фактологическое содержание данного эпизода.
Резун В.Б. приводит сведения о том, что на Днепре в 1939 г. было 8 мощных мониторов водоизмещением до 2 тыс. тонн с бронёй более чем 100-мм и орудиями калибра 152-мм [7, с.125]. Сообщив это автор продолжает: «Днепровская флотилия могла использоваться только на территории Советского Союза и только в оборонительной войне. Понятно, что Сталину такая флотилия не нужна. Вместо одной оборонительной флотилии Сталин создаёт две новые флотилии: Дунайскую и Пинскую» [7, с.126]. Ознакомившись с этими строками, читатель вынужден сделать вывод, поскольку иных данных у него нет, что именно вышеуказанные мониторы были переведены на Дунай и Пину. Однако достаточно посмотреть на состав ДуВФ, дабы понять ошибочность подобного предположения.
Таблица №4
[77, с.2-15; 82, с.13; 81, с.36]
Состав советской Дунайской военной флотилии в июне 1941 г.

Корабельный состав Тип судна Количество Калибр
орудий, мм Количество орудий Бронирование
(борт-палуба), мм
«Ударный» (флагман) монитор 1 130 2 8-4
«Желязняков» монитор 1 102 2 7(8)-4
«Жемчужин» монитор 1 102 2 7(8)-4
«Ростовцев» монитор 1 102 2 7(8)-4
«Мартынов» монитор 1 102 2 7(8)-4
Бронекатера катер 22 76 1 противоосколочное
Тральщики катер тральщик 5 ? ? ?
Минные заградители катер минный заградитель 2 ? ? ?
Сторожевики катер сторожевой ? ? ? ?
В целом количественный и качественный состав ДуВФ в «Ледоколе» завышен , тем не менее, это можно списать на нехватку источников. Но опасность не в этом, а в том, что путём подмены звеньев логической цепи Резун В.Б. создал преувеличенное представление о мощи кораблей ДуВФ. Отдав должное боевой силе флотилии, наш оппонент резонно спрашивает: а зачем столько-то, ведь «не будет же противник нападать на Советский Союз через дельту Дуная» [7, с.127]. Ответ кажется очень простым: раз враг здесь не готовился к агрессии, то это хотели сделать мы! Гениальная находка, которая заставляет читателя совершить собственное «маленькое открытие» ещё до того, как «Ледокол» подтвердит их. Читатель доволен собой, ему нравится ход мыслей автора, ведь теперь они работают вместе. Для Резуна В.Б. это победа – союзник создан. Для читателя, не владеющего фактами и мыслящего на основе данных, предоставляемых ему Резуном В.Б. – это незримое поражение. Однако вернёмся к ДуВФ. Приведём данные по количественному и качественному составу румынской Дунайской военной флотилии, противостоящей ДуВФ.
Таблица №5
[77, с. 5]
Состав румынской Дунайской военной флотилии в июне 1941 г.

Корабельный состав Количество Калибр
орудий, мм Количество
орудий (общее на всех кораблях) Бронирование
(борт-палуба), мм
Мониторы 7 120 23 40-75
Тральщики 3 76 4 25-75
Минные заградители 4 47 16 50-75
Сторожевые катера 13 пулемёты 27 ?
Вооружённые пароходы 3 ? ? ?
Плавучие батареи 6 ? ? ?
Минные баржи 2 ? ? ?

Как видно из таблицы румынская Дунайская военная флотилия мало в чём уступала советской, а по некоторым моментам, таким как числу мониторов (7 против 5), бронированию, общему количеству орудий на них (23 против 10) заметно превосходила ДуВФ.
Итак, не смотря на заметный перевес, враг не собирался атаковать СССР в дельте Дуная, имеющей множество естественных препятствий. Здравые рассуждения. Но уже на следующей странице «Ледокол» отказывает советским военачальникам в здравом смысле, говоря о мощном десанте, якобы готовившемся именно в районе дельты Дуная.
Факт имел место. Начальник штаба ДуВФ В.В. Григорьев не отрицает наличия заранее разработанного плана десантирования на румынский берег. Если остановиться на этом, то мы получим подтверждение версии Резуна В.Б., тем более, что разработка мероприятия получила одобрение от главкома Черноморского флота вице-адмирала Ф.С. Октябрьского. Только вот командование Одесского военного округа заявило, что пока об этом речь идти не может. Но в случае начала военных действий В.В. Григорьеву было разрешено предпринять десантирование своими силами, чтобы не допустить прицельный обстрел советского берега и корабельных стоянок с сопредельной стороны.
Подобный десант и был предпринят отрядом пограничников (до 200 человек). Высадка была осуществлена на 4 бронекатерах при поддержке огня с «Ударного» и «Мартынова», а также 725-й батареи 152-мм орудий и 2 батарей зенитного дивизиона. После удачного начала десант получил подкрепление в виде батальона 287-го стрелкового полка 51-й стрелковой дивизии. Этими силами удалось создать плацдарм шириной до 40 и глубиной до 2 км. Такая глубина позиций определялась гребнем высот, находившихся от Дуная в пределах 2 км. За ними местность вновь понижалась, была заболочена, и продвигаться по ней далее не представлялось рациональным. Чуть позже при помощи 14 катеров на правый берег был переброшен 23-й стрелковый полк. Ширина плацдарма возросла до 70-75 километров, глубина же осталась прежней. Резун В.Б. так и пишет: «В руках советских войск оказался мощный плацдарм на румынской территории протяженностью 70 км» [7, с.128]. Вот получается, что умные румыны и немцы отказались от пагубной мысли преодолеть дельту Дуная с боем, а советское военное командование, наоборот, решило, что нет таких крепостей, которые не смогли бы взять большевики. К тому же задача осложнялась тем, что в конце июня начале июля уровень воды в дельте повышается в связи с таянием снегов в горах. В 1941 г. подъём воды составил около 4 метров. Нечего сказать: удачное место и удачное время для широкомасштабной наступательной десантной операции!
Так, умело играя словами, Резун В.Б. превращает тактический десант с ограниченными силами и задачами в начало далеко идущей стратегической операции.
Семьдесят километров фронта удерживали 2 батальона пехоты, ибо ещё 2 батальона 23 сп были возвращены на советский берег. Кроме них на румынской территории находился отряд пограничников – у Резуна В.Б. это разведовательно-диверсионные подразделения НКВД и взвод морской пехоты. Обе стороны прекрасно понимали бесперспективность наступательных действий в дельте Дуная, поэтому имели здесь минимум сил.
«Ледокол» не врёт, но и всей правды не договаривает: да, десант был, да, им был захвачен семидесятикилометровый плацдарм. Кто поверит, что выпускник общевойскового командного училища Резун В.Б. способен сделать вывод о начале стратегической операции, если знает истинной состав десанта. Выходит, что не знает. Или знает, но думает, что читатели об этом не осведомлены.
В «Ледоколе» много фактологических искажений, несущественных на первый взгляд. Например, артиллерия 41-го ск не поддерживала десант в дельте Дуная, она прикрывала переправу через реку Прут. На что надеялся Резун В.Б. в этом случае? Он всё верно рассчитал. Если артиллерия 41-го ск находится в районе десантной операции, то можно смело предположить, что и сам стрелковый корпус будет участвовать в ней.
В целом, почти все наступательные действия являются плодом фантазий Резуна В.Б. Его советы в обороне традиционны: врыть в землю береговые батареи, построить для них железобетонные капониры и т.д., и т.п. [7, с.127]. Мы уже рассматривали советы автора «Ледокола» по УРам, и выяснили, что большинство из них были претворены в жизнь.
Неподвижная береговая батарея, как показал опыт войны, легко становилась мишенью для дальнобойной артиллерии противника, который быстро засекал советские огневые позиции и довольно точно вёл по ним прицельную стрельбу. 724-я и 725-я 152-мм береговые батареи до войны были стационарными (как видим совет Резуна В.Б. опять запоздал), но вскоре после её начала перестали быть таковыми. 726-я 122-мм батарея изначально была подвижной: по ночам она перемещалась при помощи тракторной тяги, но и у неё в районе Измаила были постоянные позиции.
«Пинская военная флотилия по своей мощи почти не уступала Дунайской – в её составе было не менее четырёх огромных мониторов и два десятка других кораблей, авиационная эскадрилья, рота морской пехоты и другие подразделения» [7, с.132]. Такие цифры приводит Резун В.Б., а что в действительности? Состав Пинской военной флотилии на 30 июня 1941 г.: 7 мониторов, 8 сторожевых кораблей, 8 канонерских лодок, 15 бронекатеров, 10 сторожевых катеров, 4 тральщика, 1 минный заградитель, 10 самолётов [83, с.13]. Всего: 53 судна. Для сравнения: ДуВФ имела 35 кораблей.
«Немедленно после «освобождения» Западной Белоруссии, от города Пинска к Кобрину Красная Армия принялась рыть канал длинно в 127 км (подчёркнуто нами – авторы)» [7, с.132]. По Резуну В.Б. флотилия должна была через Буг и Вислу идти на Берлин. Однако наш оппонент забывает сообщить, что канал рыть не надо, потому что он уже существовал, но был ветхим и нуждался ремонте [81, с.33]. Интересно, что темой учений флотилии была избрана «оборона Пинской базы». Лето 1941 г. в тех местах было сухое, очень похожее на лето 1944 г., когда бронекатера с осадкой в 50-80 см не могли пройти по рекам. Их пришлось до Западного Буга проводить как по воде, так и по железной дороге [81, с.178]. На это мероприятие ушёл почти месяц. «Форсируем Дунай, когда он поглубже и «поширше», а на катерах по рекам к Берлину, когда они по мельче и поуже» – таков, видимо, девиз Резуна В.Б.
* * *
На допросе 18 июня 1945 г. генерал-полковник А. Йодль заявил: «Война с Россией – это такая война, где знаешь, как начать, но не знаешь, чем она кончится. Россия – это не Югославия и не Франция, где войну можно было быстро довести до конца» [1, с.634]. Конечно, А. Йодль имел ввиду военные задачи. Но работы Резуна В.Б. как нельзя лучше подходят к заключительной части фразы: нигде не знаешь, чем война закончится.
Исследования Резуна В.Б. являются ревизией событий второй мировой войны. Из России делают сторону единственно виновную в развязывании данного глобального вооружённого конфликта. При этом причастность к этому Великобритании, Франции и США не рассматривается даже гипотетически. Германия, по сути, выступает лишь как объект, а не субъект международных отношений. Все действия нацистских лидеров, как полагает Резун В.Б., были продиктованы им из Москвы, лично И.В. Сталиным. В итоге автором «Ледокола» делается вывод: страна, подготавливавшая агрессию, не может считаться жертвой войны.
Начато уничтожение положительного историко-психологического пространства России, и, если этому не оказать сопротивление, дело может закончиться весьма плачевно для будущих поколений россиян. Уже сейчас в некоторых учебниках роль СССР в победе над национал-социализмом и фашизмом занижается. Так, например, в учебнике по «Новейшей истории ХХ века» за авторством А.А. Кредера из 28 страниц, посвященных второй мировой войне, всего лишь несколько строк отведено событиям на Восточном фронте в 1941-1945 гг. [84, с.129-157]. Причём, под коренным переломом в ходе войны у автора учебника фигурирует только сражение у атолла Мидуэй начала июня 1942 г. между японской и американской военными эскадрами [84, с.144-145]. Сталинградская и Курская битвы А.А. Кредером обозначены только как тактические успехи советских войск на Восточном фронте и не более, вся информация о них заключена в трёх небольших предложения. К счастью, в последние годы подобные учебники перестали попадать в библиотеки наших школ, однако на Западе такие представления о второй мировой войне, к сожалению, преобладают в широких общественных массах.
Обучаясь во второй половине 1990-х начале 2000-х на Историческом факультете Ростовского Государственного Университета (ныне Южный Федеральный Университет), один из авторов данной работы не раз слышал от своих товарищей-студентов мнение о том, что мы (читай СССР) сами виноваты в начале второй мировой и Великой Отечественной войн, т.к. готовились завоевать Европу, а, мол, Гитлер всего лишь пытался нам помешать. При этом основным источником, откуда черпались подобные мысли, большинство называло книги В. Суворова и его сподвижников – И. Бунича, Б. Соколова и др. Ещё раз отметим, что это высказывания будущих профессиональных историков, многие из которых, будут формировать у наших детей представление о прошлом России.
Первые книги Резуна В.Б. являются или плодом его искренних заблуждений, следствием отказа от использования документальных данных, либо они преднамеренная фальсификация, в которой нехватка архивных источников объясняется их банальным отсутствием. Отсюда и те методы убеждения читателя, которые мы пытались, по возможности выделить и классифицировать.
Нельзя пройти мимо положительного вклада Резуна В.Б. в историческую науку. Именно он оживил интерес к рассматриваемой нами теме и сделал это так, как никто другой. Пусть и на отрицательном примере, но всё же он заставил архивистов и историков «шевелиться» быстрее.
Резун В.Б. уверен, что разгром Германии являлся закономерным и неизбежным процессом ввиду её экономической, политической и военной слабости, а не из-за личных ошибок А. Гитлера, как нас убеждают немецкие генералы-мемуаристы, большинство, из которых работало по заказу и под редакцией американских спецслужб.
Резун В.Б. нигде и никогда не писал, что Советский Союз сыграл второстепенную роль в достижении общей победы, наоборот. Однако, несмотря на это многие его последователи уверены в обратном. Например, Б.В. Соколов полагает, что Великобритания остановилась на СССР как на союзнике, только из-за его слабости, иными словами, Москва представлялась Лондону менее опасной.
Резун В.Б. затронул важную проблему, посвященную влиянию репрессий на боеготовность Красной Армии летом 1941 г., сделав это в нетрадиционном для отечественной и мировой историографии виде. Чистки в армии он считает незначительными. Странно, но ни кто из правозащитников и словом плохим не обмолвился о его книге «Очищение».
Тактически «Очищение» должно было быть опубликовано раньше других книг Резуна В.Б. Тогда, получив поддержку сталинистов изначально, можно было атаковать «Ледоколом», «Днём – М», «Последней республикой» и, наконец, «Самоубийством». Аргументируя так: «Одно признали, признайте, товарищи, и другое!».
Резун В.Б. во многом прав, оценивая германский блицкриг против Советского Союза как самоубийство. Мы можем добавить, что «Барбаросса» был последним шансом А. Гитлера. Без него он не мог обойтись. Но одновременно он же обрекал его на обязательное поражение. Все упиралось только в фактор времени!
Позволим себе предположить, что идея изображения Германии как «ледокола» капитализма, предложенная Резуном В.Б. в его книгах принадлежит отнюдь не ему. В книге В. Александрова «Дело Тухачевского», впервые изданной в Париже 1962 г., мы находим беседу И. Сталина с К.Б. Радеком, которая была изложена автору бывшим полпредом СССР в Эстонии, Дании, Болгарии Ф.Ф. Раскольниковым [85, с.24-41]. В ней И. Сталин заявил, что «историческая роль Германии заключается в том, чтобы послужить ледоколом мирового капитализма (подчёркнуто нами – авторы). В дальнейшем нам останется лишь направить корабль социализма в брешь, которую откроет нам Германия» [85, с.33]. Казалось бы, эта цитата призвана подтвердить мнение Резуна В.Б., но приведём продолжение фразы И. Сталина: «… они (англичане – авторы) всячески пытаются опередить нас. Стремясь обеспечить Гитлеру нейтралитет Запада, чтобы толкнуть его на Восток против нас. Именно эту опасность и надо предотвратить» [85, с.33]. Конечно, мы не можем ручаться за реальность этого разговора, однако книга В. Александрова, вышедшая в Париже за много лет до предательства Резуна В.Б., вполне могла повлиять на некоторые его идеи.
Дискуссия, поднятая Резуном В.Б., если уж она началась, может и должна быть продолжена. Участники обсуждения с обеих сторон обязаны быть заинтересованы в определении истинного положения вещей. Широкая читающая публика не будет исследовать и историографировать всё, что издаётся. Это удел квалифицированных историков. Без корректной, максимально объективной полемики, правда не будет найдена никогда!
Copyright © «Империал». Копирование информации с этой страницы возможно только при указании прямых ссылок на эту страницу.




      Стиль:
        09 Дек 2016, 10:47
    © 2016 «Империал». Условия предоставления. Ответственность сторон. Рекрутинг на Империале. Лицензия зарегистрирована на: «Империал». Счётчики