Сообщество Империал: Войны за Армагеддон - Сообщество Империал

Doctor Pestilentis

Войны за Армагеддон

Войны за Армагеддон
Тема создана: 14 декабря 2014, 06:53 · Автор: Doctor Pestilentis
 Doctor Pestilentis
  • Imperial
Imperial
Презервист

Дата: 14 декабря 2014, 06:53

Первая война


В 449 году 41 тысячелетия силы, собранные демоном-принцем Ангроном, примархом Пожирателей Миров, вторглись на Армагеддон на космическом скитальце "Пожиратель Звёзд".

Скиталец прибыл из Имматериума на внешней границе системы Армагеддона, и начал дрейфовать по направлению к миру-улью. Действия Имперского Флота замедлили его продвижение, но через месяц после своего прибытия из Варпа Ангрон получил подходящую позицию для начала атаки.

Восходящий Хаос


Как только скиталец прибыл на орбиту Армагеддона, культы, поклоняющиеся богу Хаоса Кхорну, начали восстание. По крайней мере четверть Имперских Сил Планетарной Оборны (СПО) на планете повернула оружие против своих бывших соратников. Города-ульи Армагеддона Прайм затопила резня и анархия, сделав их целью для Ангрона. Высадка не была отражена, и в течение нескольких недель Хаос захватил Армагеддон Прайм.

Имперские силы отступили через Экваториальные Джунгли в Арамагеддон Секундус, оставив земли, захваченные демонами и безумцами. Земля наполнилась черепами, а отравленные реки - кровью, пролитой во имя Кхорна.

Варп-штормы отрезали Армагеддон от других миров, и Ангрон был вынужден сделать паузу и перегруппировать силы. Он приказал построить гигантский монолит, закрепляющий присутствие демонов на Армагеддоне; строительство продолжалось много недель, и убило тысячи рабов. Ещё тысячи были убиты при исполнении ритуалов Хаоса.

Империя наносит ответный удар

Imp


Время, потраченное миньонами Ангрона на свой демонический обелиск, было использовано Империей для перегруппировки. За рекой Ахерон они начали получать поддержку Космодесанта, Космических Волков и Серых Рыцарей.

Лорд Гримнар был избран возглавить оборону. В течение трёх дней тяжёлых сражений нечестивым ордам Хаоса было нанесено сокрушительное поражение. Ангрон в сопровождение дюжины телохранителей из Кровожадов Кхорна покинул поле боя, и выдвинулся на Инфернус, и ульи Хелсрич.

Гримнар ожидал этого. Когда силы Ангрона размокнули строй, в их ряды телепортировалась целая рота Серых Рыцарей в терминаторской броне. Несмотря на тяжелые потери, герои изгнали демонов обратно в в варп. Брат-Капитан Аурелиан погиб, но выжившие Серые Рыцари праздновали триумф; они смогли изгнать дух Ангрона в варп, откуда он не мог вернуться сто лет и один день. Орды Хаоса были сокрушены.

Победа и последствия


Потеряв лидерство Ангрона и его демонических союзников, орды Хаоса были вскоре уничтожены. Тела врагов были свалены в курганы и сожжены; эти места до сих пор отмечены знаками скверны Хаоса.

Империум победил, но ценой полного уничтожения индустриальной инфраструктуры Армагеддона Прайм, и огромных человеческих жертв.

Последняя трагедия омрачила лик Армагеддона. Инквизиция решила уничтожить всякие свидетельства о войне, чтобы избегнуть паники в других мирах. Избавиться от записей было несложно, однако остались свидетели в виде выживших. Все мужчины, женщины и дети были помещены в трудовые лагеря, и в течение 15 лет погибли - плохая награда для тех, кто храбро сражался с Хаосом. На их место пришли новые колонисты, заселившие планету. Лорд Гримнар из Ордена Космических Волков был единственным, кто осмелился протестовать против таких действий.
     Doctor Pestilentis
    • Imperial
    Imperial
    Презервист

    Дата: 17 декабря 2014, 19:09

    Вторая война за Армагеддон


    Imp


    Второе вторжение на Армагеддон произошло в 941.M41, и было возглавлено Ворбоссом орков Газгулом Маг Урук Трака, который, благодаря усилиям провидца эльдаров Ультрана сбился с курса, преследуя Ультвэ. Правитель Армагеддона, Оверлорд Герман фон Штраб, был абсолютно не готов атаке, а его гордыня и некомпентентность ухудшили ситуацию. Игнорируя присутствие большого орочьего флота во внешних пределах системы, и отправляя наземные войска против Ваагха, уже после высадки орками десанта, фон Штраб потерял бы жизненно важную планету, если бы не действия Комиссара Яррика.

    Яррик послал сигнал бедствия в остальной Империум, за что фон Штраб сослал его в мегагород "Улей Гадес". Сам фон Штраб терпел поражение за поражением, что вызвало гибель множества войск планетарной обороны, и потерю двух мегагородов, а также убийства сотен тысяч беженцев из-за использования древнего и повреждённого биооружия.
    Тогда, как Империум терпел поражение за поражением, война в Улье Гадес достигла невиданного накала. Возглавленное лично Комиссаром Ярриком, имперское сопротивление было таким свирепым, что сам Газгул ввязался в драку. Героизм Яррика повернул исход войны. После шести месяцев осады, прибыли имперские подкрепления, остриём которых стали Кровавые Ангелы. Фон Штраба отстранили, и бросили в темницу, а защитники Армагеддона последовали за легендарным командиром ордена Данте. Вскоре они получили подкрепление в лице Ультрамаринов и Огненных Саламандр.

    Вторая война за Армагеддон продолжалась до 942.M41, и так опустошила планету, что Гадес, Тартарус и Инфернус всё ещё не были восстановлены, когда Газгул вернулся 57 лет спустя.

    Последствия


    Газгул выжил в последнем налёте на улей Гадес. Отступив в свою крепость в соседнем секторе, он продолжил осуществление плана, открытого ему богами орков. Вторая война за Армагеддон была всего лишь способом, с помощью которого военный гений орков проверил реакции Империума на массовое вторжение.

    Третья война за Армагеддон


    Начальные ходы


    В 948.М41, посреди руин и прочих разрушительных последствий первого вторжения Газкулла на Армагеддон, было начато исследование боеспособности планеты и ее готовности противостоять новым вторжениям. В свете исключительной стратегической ценности Армагеддона для Империума, Адептус Терра были проведены интенсивные работы по защите мира от потенциальных нападений в будущем. Командование флота сектора было перемещено в систему Армагеддона и была восстановлена, и переоборудована для приема боевых кораблей всех классов, флотская база Док Святого Йовена. Три полностью укомплектованных станции наблюдения, названые в честь великих героев Войны за Армагеддон; "Маннгейм", "Данте" и "Яррик", были установлены на дальних рубежах. Защитные сооружения как наземного, так и орбитального базирования также были восстановлены и усилены, минные поля размещены по всей системе. Ко всему прочему был отдан приказ о существенном увеличении общего количества кораблей и разведчиков в системе.

    На самой планете начался долгий процесс восстановления опустошенных ордами Газкулла ульев. И процесс этот, несмотря на вовлечение огромных людских и материальных ресурсов, остается незавершенным даже полвека спустя после окончания войны. Отчасти это связано с увеличением защитных подразделений, созданных за этот период, несмотря на сниженную для Армагеддона десятину поставки новых полков Имперской Гвардии. Для управления планетой был создан военный совет, состоящий из высокопоставленных представителей Имперской Гвардии, Флота, Департаменто Министорум, Адептус Механикус, Экклезиархии и губернаторов основных ульев Армагеддона. Возглавлял совет генерал Имперской Гвардии Никита Куров, уважаемый ветеран Баккусского Крестового Похода. Начиная с 949.М41 и по 978.М41 генерал Куров провел серию ксеноцидных кампаний в экваториальных джунглях между Армагеддон Прим и Секундус, а также покрытом льдом мире Чосин, и имевших целью устранить присутствие орков, которых не успели уничтожить после поражения Газкулла. По прошествии пяти десятилетий Армагеддон вновь восстал из пепла с еще более мощной обороной, чем было до первого вторжения.
    И все же этого было недостаточно.

    Первые признаки зарождающейся бури пришли из окружавших сектор Армагеддона систем в виде сообщений о множественных нападениях. Сначала ближайший мир Минерва тяжело пострадал от разбоя зеленокожих пиратов, потом агромир Руис постигла схожая участь. В течение нескольких месяцев, несмотря на упорные старания Имперского флота, количество торговых судов, прибывающих на Армагеддон, снизилось вдвое. Создавалось впечатление, будто кто-то точно знал, что Имперские войска были связаны долгом охранять систему Армагеддона и не были в состоянии свободно патрулировать сектор. Практически за одну ночь пиратские набеги переросли в настоящие нападения на аванпосты, а после, и на слабо охраняемые колонии и спутники. Вскоре началось первое полномасштабное планетарное вторжение. Две дюжины Имперских миров подверглись нападению, и в течении многих часов астропаты Армагеддона получали сообщения о еще большем числе орочьих атак. Все обращения к Имперским Таро указывали на кровопролитие, разрушения и Возвращение Зверя. Слухи о возвращении жаждущего отмщения Газкулла распространялись со скоростью света и вскоре даже самый твердолобый бюрократ не мог отрицать, что сектор захлестнул "Вааах!" Поистине астрономического размаха. Когда Траянская Оперативная группа была предположительно потеряна в стычке с зеленокожими в системе Дэсдена, генерал Куров отослал приказ ближайшим подразделениям Имперской Гвардии и Орденам Космических Десантников выдвинуться на защиты Армагеддона.

    Возвращение зверя


    В День Пира в честь Вознесения Императора, через пятьдесят семь лет после первого вторжения орков, зонды-разведчики засекли массивное возмущение Имматериума, когда флот зеленокожих вырвался из варпа в реальность и орды Газкулла вновь направились к Армагеддону. Сигнал тревоги со станции наблюдения "Данте" оборвался на середине, по мере того как сотни кораблей орков сметали все на своем пути.
    Последнее сообщение станции указывало на присутствие пятидесяти крейсеров и более трехсот кораблей сопровождения, вместе с, по меньшей мере, четырьмя космическими скитальцами, направлявшимися вглубь системы. Силы Армагеддона были приведены в полную боевую готовность и семь эскадр Имперских крейсеров, ведомых линкорами класса "Апокалипсис" - "Его Воля" и "Триумф", вышли из "Дока Святого Йовена" в течение двадцати четырех часов. Имперский флот, под командованием адмирала Пэрола, вступил в бой пять дней спустя, атаковав передовые части орков из засады у высокогравитационного мира Пелусидар.

    Шестьдесят ударных кораблей ксеносов были уничтожены огнем Имперских судов в первом же столкновении без потерь для Имперцев. Позже силы Пэрола были встречены тяжелыми эскадрами орочьих убойных крейсеров и роями стреляло-бомбил, несшихся перед основным флотом зеленокожих. Имперские корабли сражались доблестно и залпы их батарей разносили грубо сварганенные суда орков на части, яростный огонь излучателей испепелял одну волну стреляло-бомбил за другой.

    И все же флот орков превосходил защитников в масштабе шесть к одному и Имперцев медленно но верно теснили. Ксеносы предпринимали самоубийственные атаки на Имперские боевые порядки с невообразимой свирепостью, теряя дюжины своих кораблей в обмен на один Имперский. В самый пик сражения, адмирал Пэрол получил сообщения со станций слежения "Яррик" и "Маннгейм", предупреждавших, что еще три флота орков подходят к границам системы. Почти одновременно с этим, "Триумф" был зажат пятью убойными крейсерами и разрушен их совместным огнем и телепортировавшимися абордажными командами. Понимая, что его долг состоит в сохранении флота для затяжной войны, адмирал Пэрол неохотно отдал приказ о выходе из боя. Обреченные станции наблюдения были уничтожены несколько часов спустя. По последним подсчетам, общая численность флота ксеносов составляла две тысячи боевых кораблей и не меньше двенадцати космических скитальцев, большего количества атакующих скитальцев Империя не видела в течение десяти тысяч лет. Адмирал Пэрол, чье командование теперь ограничивалось пятью эскадрами крейсеров и единственным линейным кораблем, мало что мог предпринять, за исключением стремительных ударов и мгновенных отступлений по мере продвижения вражеской армады вглубь системы. Имперские подкрепления должны были вскоре прибыть, и тогда уж Пэрол мог надеяться, что контроль Газкулла над космосом можно будет оспорить.

    А пока, корабли сопровождения адмирала изводили орков как могли, отвлекая и заманивая ксеносов в засады и на минные поля, предпринимая все возможное и невозможное, лишь бы перекрыть, казалось неудержимый поток кораблей, прибывающих в систему. Особо обеспокоило командование флота наличие в обычно уязвимом "хвосте" армады орков дюжин сильно укрепленных "скал", крепостей-астероидов. Эти тяжеловооруженные боевые платформы было крайне рискованно атаковать в открытую, но само наличие такого необычного количества этих цитаделей указывало на некий зловещий план.

    К удивлению многих, орки не отклонились от курса, чтобы захватить Док Святого Йовена. Вместо этого, они подвергли его шестидневной бомбардировке по мере прохождения судов зеленокожих, перемежавшейся запусками эскадр штурмовых шлюпок. Воинам орков удалось укрепиться на нижних секциях дока, и, хотя база осталась в руках имперцев, нанесенные повреждения и постоянные рейды зеленокожих сделали док практически бесполезным с военной точки зрения. Лишь прибытие двух инквизиторских истребительных команд из Ордо Ксенос поставило жирную точку в пребывании орков на базе, оттеснив тех в хранилища изотопов на самом дне станции.

    Нулевая отметка


    На Армагеддоне же в последние недели перед вторжением орков шли лихорадочные приготовления. Легионы Титанов прогревали древние плазменные реакторы и занимали оборонительные позиции вокруг ульев, устремив свои глаза-сканеры в небеса. Полки Имперской Гвардии наполнялись новобранцами и окапывались, космические десантники из более чем двадцати Орденов рассеялись по пустошам и горам, готовые встретить врага во всеоружии. Торговые суда Империи ежедневно проскальзывали меж пальцами исполинской зеленой лапы, сжимающей хватку вокруг Армагеддона, провозя подкрепления на планету. Последний приземлившийся транспорт нес на борту легенду. Комиссар Яррик, "Старик" собственной персоной, под восторженные приветствия населения впервые за последние двадцать лет вступил на истерзанную войной землю Армагеддона.

    Старый комиссар встретился с членами военсовета, денно и нощно консультируя защитников по поводу недавних тактик и стратегий Газкулла, и добавив мрачное предостережение ни в коем случае не недооценивать способности военачальника. Многие говорили, что комиссар стал дряхлым и изнуренным, согнувшимся под тяжестью грядущего вторжения. Однако те, кто знал Яррика лучше, видели ту яростную решимость, что ярче солнца горела в единственном глазе ветерана. Генерал Куров всегда был известен своими способностями по достоинству оценивать людей в бою, и был до глубины души восхищен неистощимой энергией и умом Яррика. Генерал попросил комиссара возглавить военный совет и, ко всеобщему облегчению, тот согласился.
    Через шесть недель после входа в систему Армагеддона, несметные полчища Газкулла вступили в столкновение с космическими станциями и орудийными платформами, расположенными на высокой орбите. Надеявшиеся на то, что орбитальная оборона сдержит волну зеленокожих, были жестоко разочарованы. Битва на орбите бушевала три дня и две огненные ночи, но, на рассвете третьего дня, солнце померкло от посадочных капсул ксеносов и раскаленных добела атакующих кораблей, прорезавших небо. Улей Гадес, до сих пор находящийся в руинах после первого вторжения, пал первым. Одержимый безумной жаждой мести, Газкулл в этот раз решил не биться за Гадес. Вместо этого, улей со всеми обитателями был практически раздавлен гигантскими астероидами, запущенными с космических скитальцев. Этот акт бессмысленного разрушения был лишь прелюдией для последовавшего далее кровопролития.

    Когда огни гибнущего Гадеса озарили восточный горизонт, первые легионы орков обрушились на Имперские войска рядом с Вулканусом, Ахероном и Гиблыми Топями. Лазеры наземного базирования и ракетные шахты собрали несметную дань с высаживающихся ксеносов, однако выжившие перегруппировывались и шли на штурм защитников с такой свирепостью, что вскоре все больше и больше капсул орков приземлялись без единой царапины. С гор Паллидия и из экваториальных джунглей высыпали дикие орки, жаждавшие присоединиться к разрастающимся ордам своих собратьев. Там, где оборона оказалось достаточно прочной для лобовых атак, целые толпы орков и их боевых машин телепортировались в самую гущу боя с космических скитальцев. Когда на третий день высадки наземная оборона исчерпала себя, Яррик отдал приказ на вылет всей доступной авиации в отчаянной попытке истребить как можно больше зеленокожих прежде чем те высадятся.

    Серно-желтые небеса Армагеддона покрылись причудливым узором переплетающихся инверсионных следов, когда тысячи "стреляло-бомбил" сошлись в смертельной схватке с "Громовыми Ястребами" и "Фуриями" Империи. Защитники обладали преимуществом возможности заправки и перевооружения на укрепленных базах, тогда как оркам приходилось сохранять достаточно топлива, для возвращения на корабли ужаса и скитальцы, курсирующие на орбите. Но по мере того, как зеленокожие захватывали посадочные полосы, битва стала складываться не в пользу отважных имперцев.

    Когда через пять дней после высадки воздушные бои достигли своего апогея, всех ошарашило известие о захвате улья Ахерон орками. Но поразил всех не сам факт захвата, а то, каким образом был захвачен улей. Путанные сообщения повествовали о диверсиях в защитных системах и потоке орков, хлынувшем из секретных туннелей в самом сердце города. Вскоре объявился и сам зачинщик всех этих злодеяний и был им ни кто иной, как Герман фон Штраб, заявляя, что править всем Армагеддоном есть его божественное право и объявляя себя новым Властелином Ахерона. Орки, стоящие подле фон Штраба, позаботились о сомневающихся в полномочиях нового Властелина. Самым же омерзительным стало то, что большинство старой аристократии Ахерона приветствовало возвращение Германа как давно пропавшего правителя, предпочитая игнорировать тот факт, что правитель этот заключил союз с одними из самых опасных ксеносов в галактике.

    В тот же день, когда был захвачен Ахерон, у улья Вулканус массы зеленокожих хлынули на двадцатикилометровую линию обороны на вершине горы Вулканус, возвышавшуюся недалеко от основного улья. Семнадцать гарнизонных подразделений Имперской Гвардии были обращены в бегство и зеленокожие захватили множество укреплений и вооружения нетронутыми. Сам улей вскоре был осажден, окружен кольцом орочьей стали и безжалостно поливаем захваченной макро-пушкой.

    В Гиблых Топях война развивалась не так плачевно. Легионы Титанов Легио Темпестор и Викториум с подразделениями поддержки Скитарии буквально испепелили племя Черного Пламени в трехдневной битве, бушевавшей на Антрандских Равнинах. Но десанты орков сыпались с неба подобно каплям дождя и сражение распространилось по планете как лесной пожар, пока каждый улей и заводской комплекс не были затронуты. Во многих местах атаки ксеносов были отбиты, но каждый раз орки перегруппировывались и в течение ближайших часов возобновляли штурм, выжимая из защитников последние соки.

    Как и предполагал Яррик, стратегия Газкулла доказала свою эффективность. Железной хваткой зеленокожие держали небеса под своим контролем, перепахивая орбитальными бомбардировками и налетами роев "стреляло-бомбил" Имперские позиции и войска, стоило тем выстроиться в боевые порядки, и, не давая поднять головы, пока вокруг них высаживалось еще больше десантов. Там где орков превосходили численно, они переходили к партизанской войне, молниеносно нанося удары и отступая в пустоши прежде чем справедливое возмездие настигало их. Газкулл хорошо усвоил уроки Чигона XVII и тщательно спланировал всю операцию так, чтобы битвы были разрозненными и хаотичными; как раз тот тип сражений, на котором специализируются банды орков. Имперские подразделения были лишены поддержки и координации, а, следовательно, действовать эффективно для них было практически невозможно. Единственные, кто с завидным постоянством наносил зеленокожим поражения, были космические десантники. Адептус Астертес без сна и отдыха прочесывали Армагеддон в ксеноцидных миссиях, выкорчевывая зеленокожих при любой возможности.

    Тотальная война


    Пока сражения бушевали на поверхности планеты, Газкулл явил миру еще один припрятанный до поры сюрприз. Невероятным образом, дюжины заботливо подготовленных крепостей-астероидов, засеченных кораблями адмирала Пэрола, начали спуск с орбиты. Замедленные силовыми полями, ракетами и пушками, "скалы" орков приземлились в густых экваториальных джунглях и по всему Армагеддон Секундус. Многие из них были уничтожены наземным огнем или гибли из-за неисправностей, но каждая приземлившаяся превращалась в грозный бастион зеленокожих. Помимо огромных пушек и ракетных батарей, "скалы" обладали гигантскими телепортерами, подобными тем что применялись Газкуллом в его Писцинской кампании. Могучие цитадели использовались для переброски подкреплений, включая нескончаемые потоки гаргантов и тяжелой артиллерии. Комиссар Яррик лично вел в бой Кадианских штурмовиков, поддерживаемых Легио Металлика и Легио Игнатум, разрушивших несколько "скал", однако битвы, разразившиеся вокруг прочих, унесли жизни целых полков за считанные часы. До конца войны основную роль в уничтожении орочьих крепостей играли космические десантники. Особо прославились на этом поприще десантники Ордена Саламандр неоспоримыми успехами в разрушении цитаделей на всем протяжении течения реки Хэмлок.

    К всеобщему удивлению орки высадились на Огненных Пустошах и Мертвых Землях, к северу и югу от основного континента Армагеддона. Даже Яррик был озадачен; эти мрачные, безлюдные земли всегда слыли необитаемыми и абсолютно лишенными какой бы то ни было ценности. Но их ценность для Газкулла стала очевидной, когда сотни подводных судов ксеносов, каждое размером с танкер, всплыли средь загрязненных вод и высадили десант на Темпестора и Адский Предел. Имперцы были ошеломлены, Темпестора пал за считанные дни, а доки Адского Предела вскоре оказались захвачены орками. Лишь поддержанное отрядами штурмовиков и космодесантников яростное сопротивление ополчения из местных банд, устремившихся на помощь осажденным, предотвратило катастрофу и не позволило зеленокожим оккупировать весь улей.

    Через четырнадцать дней после первых высадок орков, произошло первое крупное сражение между боевыми машинами Империи и ксеносов. Десятидневная битва разразилась на территории заводского комплекса Диаболуса, когда орды гаргантов военачальников Бурзурука и Шрамоклыка сошлись в смертельной схватке с титанами Легио Крусиус. Шесть титанов и восемь гаргантов были испепелены, не считая множества, требующих месяцев ремонтных работ для приведения в боеспособное состояние. Сам же заводской комплекс за время битвы был разорен, его литейные и машинные цеха лежали в руинах или были раздавлены исполинскими титанами. Впоследствии Маньяки Скорости быстро окружили и отрезали от внешнего мира улей Инфернус. Первые механизированные контратаки в направлении пустошей были успешны, однако после того, как целый полк Савларских Хемо-Псов был окружен и перебит Маньяками Скорости попытки пробить окружение были оставлены.

    В то время как осажденные защитники искали способы прорыва блокады, стали поступать множественные сообщения об ордах орков, окружающих Паллидийские горы с северо-востока. Вскоре орда стала видна со шпиля улья. Зеленое море воинов, казалось, заполняет все пространство пустошей. Возвышающиеся гарганты рассекали волны ксеносов подобно исполинским кораблям. Гортанные боевые песни зеленокожих были слышны на тридцать километров вокруг, и земля дрожала от поступи дикого воинства. Но самым худшим было то, что бесчисленные знамена, реющие над армией пришельцев, были украшены символами самого Газкулла.

    Когда свет солнца затмили зависшие на орбите космические скитальцы орков, Инфернус подвергся массированной бомбардировке. Обитатели улья понимали, что их рок навис над ними и с неестественным спокойствием совершили приготовления, вверяя свои души Императору, возводя баррикады, распределяя оружие и боеприпасы. Практически все пытались воодушевить себя легендами о комиссаре Яррике и тем, как тот заставил орков заплатить за каждый дюйм земли непомерную цену. Не все были столь мужественны и тысячи бежали в пустоши, лишь для того чтобы быть перебитыми Маньяками Скорости, что кружили вокруг улья подобно стервятникам над трупом.
    Адептус Астартес вскоре выдвинулись для защиты Инфернуса, возвращая или казня всех, забывших о своем долге перед Императором. Когда же орда Газкулла вошла в зону поражения, чудовищные пушки города-улья извергли на пришельцев огненную бурю трехсоткилограммовых снарядов, однако вскоре и они были разрушены обстрелом космических скитальцев. В последовавшим за этим временном затишье Газкулл доставил защитникам посланника. Это был чудовищно искалеченный полковник Савларских Хемо-Псов Гортар, которому вырвали руки и глаза. Послание военачальника было простым и будет еще не раз услышано по всему Армагеддону в последующие месяцы: "Сдавайтесь или умрите!"

    Битва у Девятых Врат


    Во время Третьей Войны за Армагеддон случилось самое впечатляющее сражение Дредноутов, которое произошло во время атаки Гидроперерабатывающей Станции в Гаттана Бэй. Вода являлась важнейшим элементом для Армагеддона, так как приближался Огненный Сезон, поэтому Гаттана Бэй превратилась в важную стратегическую точку Армагеддон Прайм.

    Мориар Избранный


    Капитан Кровавых Ангелов Мориар сложил свою голову на каменистых равнинах Кламорги. Его признали мертвым, и даже Священники Сангвиния не смогли спасти его тело. Но оставался шанс возродить его в качестве Дредноута, построенном мастером ремесленником Братом Морлео. Мориар не был первым, кто обитал в этом бронированном саркофаге, и уж конечно не был последним. После того, как к Мориару вернулись ощущения, стало понятно, что боевая ярость не утихла в нём, а его душа повреждена видениями Сангвиниуса. Его поглотила Чёрная Ярость, но Мориару удалось выжить и продолжить сражаться рядом со своими Боевыми Братьями на передней линии каждой атаки. Поговаривают о том, что Красная Жажда так и не покинула его, и оружейники модифицировали Дредноут так, чтобы Мориар смог продолжать вкушать жизненно важную жидкость.

    Атака орков на станцию захлебывалась. Чувствуя, что запахло жареным, Варлорд Орков Джудрог Железозуб приказал каждому Дредноуту и Киллакану пойти в атаку. Он направил их в точку обороны Космических Десантников, которая и так уже сильно пострадала от предварительной атаки Коммандоз, и более сотни Орочьих машин в построении тесной фалангой, зашагали вперёд.

    Защитники и так уже были значительно потрёпаны Орочьим обстрелом, теперь же их в прямом смысле слова засыпали пулями и осколками. Эскадрон “Ленд Спидеров” был буквально сметён обстрелом биг шуттас, а на поверхности под выстрелами Роккитов Орков замолкал бункер за бункером. Атака Джудрога пробила в защите людей значительную брешь, в результате чего колонна вырвалась на одну из дорог, ведущих к станции, как раз между двумя огромными цистернами для переработки воды. Орковские машины громыхали вперёд, их энергетические когти разрывали ворота, мешающие им пройти. По достижению Врат 9, они неожиданно оказались нос к носу с девятью Дредноутами Космических Десантников. Впереди этого отряда стоял Брат Дамос Ордена Ангелов Порфира. После того, как его смертельно ранили во время Чистки Хумы, он провёл три последующих тысячелетия, как Дредноут, и попадал в подобные боевые ситуации уже сотни раз, при этом всегда выходя победителем. Дредноуты, стоящие рядом с Дамосом, были вооружены разнообразными видами оружия дальнего действия, включая лазерные пушки, автопушки и ракетомёты. Первый выстрел этих древних воинов был поистине разрушительным. Передний ряд Орочьих Дредноутов был практически уничтожен, но по обломкам уже шагали, готовые к бою, новые машины Орков. Дредноуты Космических Десантников обладали лучшим вооружением, поэтому каждый шаг Орков стоил им очень дорого. Однако, в конце концов, они оказались на достаточном расстоянии, чтобы открыть ответный огонь. Конечно, Орочьи Дредноуты не могли сравниться по точности с восемью Дредноутами Космического Десанта. Каждый человеческий Дредноут был ветераном сражений нескольких сотен лет, каждый был образцом совершенства своего Ордена, каждый был героем из плоти и металла

    Наступление на четыреста метров стоило Оркам семнадцати Дредноутов. Они всё продолжали прибывать, и просто взбесились от ярости, когда увидели, что враги отступили назад, а перед ними медленно закрылись тяжёлые защитные створы, заблокировавшие ворота. Орки рванули вперёд и принялись рвать толстую сталь гидравлическими энергокогтями, не желая давать жертвам шанс уйти.

    Однако побег и не входил в планы людей. На другой стороне содрогающихся от ударов ворот, Дредноуты Космического Десанта снова изготовились к бою. Здесь находились другие девять Дредноутов, возглавляемых Братом Вейлэндсом Ордена Омега, вооружённые оружием ближнего боя и небольшими пушками короткой дальности, такими как штурмовые пушки, мульти-мелты и тяжёлые болтеры. За ними застыли Дредноуты Брата Дамоса. Они взобрались на небольшой защитный бастион, с тем, чтобы вести оттуда огонь поверх голов своих товарищей из первого ряда. Когда показались Орки, оба ряда открыли стрельбу. В течение семи минут с расстояния в тридцать метров Дредноуты вели шквальный огонь по сбившимся в плотную массу машинам противника. Затем передний ряд прекратил стрельбу, стрелковое оружие перегрелось, и пришло время показать себя в рукопашном бою. Огромное количество Орочьих машин застряло в воротах, скученность мешала им нормально действовать, а сзади давили Киллер Каны, которые к тому же ещё и не позволяли нормально отступать, в случае чего. Орочьи войска окончательно запутались, некоторые машины были вообще придавлены к земле не в меру ретивыми товарищами, а передние несколько рядов представляли собой огромную груду обломков. Дредноуты Космического Десанта врубились в эту гущу, Брат Вейлэндс возглавлял атаку, взбираясь сначала по мёртвым Дредноутам, потом – по телам ещё работающих машин, награждая их “тумаками” своего энергетического кулака и топча ногами. Когда противник пытался ответить ему своим энергетическим оружием, быстрый выстрел мульти-мелты останавливал такого смельчака.

    Атака Дредноутов Джудрога была смелой, но имела один важный недостаток – без поддержки, стоило их остановить или зажать в какой-нибудь ловушке, они становились беспомощными. Следует, однако, отметить их боевой дух и неудержимую ярость, из-за которой ни одна из прорвавшихся Орочьих машин не покинула поле боя.

    После того, как резервы армии Джудрога были уничтожены, ему ничего не оставалось, как скомандовать отступление. “Громовые Ястребы” продолжали непрекращающиеся налёты, пока у них не закончились боеприпасы. Джудрог потерял много воинов, но и среди Десантников не наблюдалось особого ликования. Из восемнадцати древних Дредноутов, принимавших участие в битве, семь были уничтожены, а вместе с ними ушли в небытие 9000 лет незаменимого боевого опыта и преданной службы Императору. Битва при Девятых Вратах стала для них последней битвой

    Сражение за звезды


    Третья война за Армагеддон всерьез началась только когда орочий флот вышел в материальное пространство на границе звездной системы Армагеддона, немедленно встретившись с наблюдательной станцией "Данте", одной из трех, специально созданных для защиты против подобного рода вторжения. "Данте" прожила ровно столько, чтобы открыть канал связи и передать сигнал бедствия. Но для защитников планеты, уже убежденных в неизбежности вторжения, подобный сигнал был достаточным доказательством возвращения Газкулла.

    В то время как наземные силы Армагеддона и соседних планет приводились в первую боевую готовность, шла подготовка к сражениям в дальнем космосе. Адмирал Пэрол, командуя со своего флагмана "Его Воля", повел семь крейсерских групп против флота зеленокожих, перехватив их вблизи Пелюсидара, высокогравитационного мира.

    Битва при Пелюсидаре


    Для Пэрола, возможно из-за груза ответственности первой линии обороны против ужасной угрозы, Пелюсидар представлял собой проблему. Неизбежной целью орков было произвести высадки на Чосине, Армагеддоне и прочих населенных планетах системы. Здесь, меж малопривлекательных газовых гигантов и покрытых пустошами суперпланет на краю системы, у Империума был единственный шанс в полной мере схватиться с флотом ксеносов. С другой стороны, даже нескольких путаных сообщений с "Данте" было достаточно, чтобы понять – победить в открытом бою столь многочисленного врага невозможно. Несмотря на это, Пэрол, вероятно чувствуя груз возлагаемых на него надежд, через силу отправил весь флот к Пелюсидару,

    В течение пяти дней с момента вылета из Дока Святого Йовена, имперские корабли перехватывали передовые части орочьего флота, уничтожая линкорами вражеские корабли охранения, в то время как более быстрые суда использовали гравитационный колодец Пелюсидара для обхода зеленокожих с флангов.

    "Триумф" и "Его Воля" действовали сообща, совмещая свои мощные батареи излучателей для создания смертоносной сети, в которой не мог выжить ни один орочий корабль. Без потерь для себя, Имперский флот разнес в клочья более шестидесяти судов сопровождения ксеносов. В сражение включалось все больше и больше кораблей орков, и битва переросла в беспорядочную драку, в которой орки себя чувствовали как рыба в воде. По мере продвижения костяка флота пришельцев вглубь системы, имперцы несли серьезные потери от грозящих сломить строй кораблей самоубийственных налетов и превосходящего их численно противника. Первым пал боевой крейсер "Дитя Грома", чей капитан отважно принял решение сражаться до конца, даже получив критические повреждения. Это позволило остальной эскадре перегруппироваться у линкора "Его Воля".

    Когда все больше и больше крейсерских эскадр начали нести потери, адмирал Пэрол отдал приказ "Триумфу" удерживать позицию так, чтобы у Имперского флота была постоянная точка сбора. Сам адмирал направил "Его Волю" в бой с первым космическим скитальцем орков, вступившим в генеральное сражение. Практически мгновенно, огромная эскадра хрейсироф воспользовалась брешью в строе имперских кораблей и устремилась в атаку. Понеся незначительные потери от дальнобойных бортовых орудий "Его Воли", они обрушились с массированной бомбардировкой на "Триумф". Щиты линкора не выдержали в первые же секунды, и древний корпус был поражен грубыми, но мощными орудиями орков. Когда хрейсира подошли ближе, штурмовыми судами и посредством теллипортов были предприняты несколько попыток абордажа. Битва развязалась в самом сердце "Триумфа", где судовая команда отважно давала отпор зеленокожим в ближнем бою. Поскольку люди были отвлечены от выполнения основных обязанностей для сражения с абордажными группами, хрейсирам в космосе стало легче обстреливать теперь уже неуклюжий линкор, невзирая на оставшихся на его борту собратьев.

    Капитан Хонъягер с болью в сердце смотрел на жестокое избиение своего корабля и неохотно отдал приказ выйти из боя, что с великим трудом удалось разбитому судну. На то, чтобы очистить корабль от еще оставшихся абордажных команд ушло четыре дня.

    С выходом из боя "Триумфа" и приближением еще трех орочьих флотов, адмиралу Пэролу ничего не оставалось, кроме как отступить с остатками кораблей для перегруппировки, чтобы впоследствии замедлить продвижение зеленокожих через Имперский космос любыми доступными способами. В результате, орки особо не обращали внимание на Имперский флот, очевидно не делая различия между отступающим и побежденным врагом. Вместо этого они на полной скорости устремились к блистающему шару Армагеддона. Пэрол со своими капитанами беспомощно наблюдали, как их систему захватывали зеленокожие.

    Мир сотрясается


    Первыми ярость орков ощутил на себе Док Святого Йовена, как записал командующий станции, капитан Старркос в донесении адмиралу Пэролу после Пелюсидара:

    "Я должен доложить о нашей ситуации здесь, в Доке Св. Йовена. Когда флот орков прорвал Ваши позиции, мы подготовились к множественным попыткам абордажа, однако, к нашему вящему удивлению, ксеносы ограничились простой бомбардировкой. Немногие суда противника приближались к станции, предпочитая выпустить по нашему корпусу свои снаряды и продолжить гонку к Армагеддону. Мне кажется, что мы для них не являемся целью – Док Св. Йовена просто оказался у них на пути.

    Более девяноста процентов наших наземных защитных сооружений были уничтожены в первые семь часов атаки, лишив нас возможности нанести ответный удар по силам вторжения. Вскоре были выпущены штурмовые шлюпки. В их действиях не было никакой координации и у многих из моих офицеров сложилось мнение, что выпуск множества абордажных судов из проходящих мимо нас кораблей террора явился результатом низкой дисциплины пришельцев. Проще говоря, мы полагаем, что это были орки, которые не вытерпели ожидания битвы во время полета до Армагеддона.

    Учитывая, что наша оборона была практически ликвидирована, мы не могли помешать проникновению ксеносов на сам док, однако я организовал боевые команды для быстрого реагирования на прорывы зеленокожих. Мы понесли тяжелые потери, когда орки дрались с невообразимой свирепостью и рвались к главным реакторам. Мне пришлось оттянуть множество людей на защиту реакторов из опасения, что док может быть потерян окончательно. И все же из-за данного решения множество орков смогли практически безнаказанно проникать на верхние палубы. Ныне мы в некотором смысле держим ситуацию под контролем, однако вся связь с нижними палубами была утрачена и мы полагаем их вражеской территорией. У нас достаточно людских ресурсов для воспрепятствования дальнейшему продвижению ксеносов, но зачистить весь док без посторонней помощи нет никакой возможности".


    Поначалу адмирал воспринял с облегчением донесение о том, что Док Св.Йовена избежал участи быть разграбленным ксеносами, однако из их пренебрежения станцией Пэрол заключил, что опасность для Империума в действительности была еще больше. Если в планы орков не входило распространить свое зеленое проклятие на всю систему, то масштаб предстоящего вторжения на Армагеддон превысит все выдвигавшиеся ранее предположения. И все же Пэролу, никогда не терявшему самообладания и ясности мыслей стратегу, подобное развитие событий внушало надежду. Если орки, следуя строжайшим приказам своего военного вождя ограничиться обстрелом Дока Св.Йовена, все же не могли сдержать свой варварский нрав и ринулись на абордаж, то этим обстоятельством следовало воспользоваться в полной мере. Стратегия "разделяй и покоряй" быстро становилась последней надеждой Империум.

    Отвоевать звезды…


    Пока Пэрол оставался вдали от конфликта, перегруппировывая и переоценивая по результатам Битвы при Пелюсидаре возможности флота, дела на Армагеддоне приняли неотложный характер. Опасаясь прибытия флота вторжения раньше, чем на планете будет создана скоординированная система обороны, многие из располагавшихся на Армагеддоне Орденов Космического Десанта погрузились на свои боевые баржи и ударные крейсера и направились в космос. По приближении орды ксеносов к объединенному флоту под командованием Верховного Маршала Черных Храмовников Хелбрехта, Космический Десант сделал ставку на тактику одного непродолжительного залпа против орков. Практически в унисон, больше дюжины боевых барж и несколько десятков ударных крейсеров обрушили на флот Газкулла шквал торпед и снарядов, буквально стерев в порошок первую волну судов сопровождения и серьезно повредив космический скиталец, "Громосмерт". Но даже несмотря на это, Хелбрехт быстро осознал, что в этот день космос не будет принадлежать Космическому Десанту и отдав приказ основным силам возвращаться на планету, отвел флот для соединения с армадой Пэрола. Тем самым орки могли добираться до Армагеддона практически без помех.

    Логистика


    Вслед за Пелюсидаром по мере подготовки к войне на земле, все больше обсуждалась роль Имперского флота в грядущем конфликте. В долгой истории Империума, флот обычно использовался в качестве перевозчика частей Имперской Гвардии и для охраны путей снабжения. Соответственно Ордены Адептус Астартес отличались в стремительных и кровопролитных флотских операциях, направленных на прорыв к означенной планете, где предрасположенность космических десантников к планетарным штурмам обеспечит им решительное превосходство над врагом. Однако Армагеддон явил собой нечто совершенно иное.

    Простое использование флота для разгрома орков в космосе доказало свою несостоятельность, поскольку Газкулл не позволил бы разделять свою армаду, где прекрасная дисциплина имперцев могла бы превзойти жестокость зеленокожих. Также неэффективно было использование превосходства в скорости для размещения наземных сил по противодействию вторжению. Орочья орда была слишком огромна, чтобы ее можно было сразу победить в планетарном конфликте, но вместе с тем слишком многочисленна и сконцентрирована для нормального сражения в космосе. Требовалось разработать новую стратегию – такую, которая позволит Имперскому флоту эффективно действовать в глубоком космосе, несмотря на колоссальное численное превосходство противника, и одновременно с этим поддерживать объемы перевозок достаточные, чтобы ни один из анклавов системы не был отрезан или пал в лапы ксеносов. Практически впервые после окончания Ереси Хоруса разразилась системная война, потребовавшая теснейшего взаимодействия наземных и военно-космических сил.

    Эти проблемы, по крайней мере поначалу, было нелегко разрешить. Весьма необычной была ситуация, когда основную массу имперских кораблей составляли суда Космического Десанта и их роль в предстоящей кампании была неясна. Вовлеченность в наземные операции вылилась в недоукомплектованность флота Адептус Астартес и необходимость держаться вблизи размещенных на планете войск на случай необходимости быстро совершить переброску сил. Любая попытка собрать флот Космического Десанта для действий в глубоком космосе неизбежно наносила ущерб иным аспектам кампании.

    "Будто швыряешь яйца в каменную стену".
    Капитан Ганниш, по поводу эффективности нова-орудий против космических скитальцев.


    Сбор сил


    После серии кошмарных поражений в самом начале войны, космические десантники быстро осознали, что ситуация с практически неограниченными количеством, в котором орки прибывали на Армагеддон, лишь усугублялась неудачами Империума в попытках справиться с угрозой еще в космосе. Разгневанный преступным пренебрежением своими коллегами Имперским флотом, Верховный Маршал Хелбрехт из ордена Черных Храмовников реструктурировал вначале своих войска, а впоследствии и все Имперские силы для лучшего ведения системной войны. Хелбрехт, как и многие потомки Дорна, всегда гордился готовностью взаимодействовать с иными частями монолитных Имперских ведомств, а его дипломатические умения в данном вопросе оказались решающими. Верховный Маршал лично принял участие в командовании флотом, взяв на себя ответственность за решение транспортных вопросов и организацию перебросок сил, что позволило Пэролу полностью отдать себя противостоянию в одном из крупнейших космических конфликтов Империума.

    Хелбрехт быстро осознал, что неизбежные потери в наземных операциях сами по себе делали размер флота Адептус Астартес проблемой. И действительно, Орден Саламандр, понесший одни из самых тяжелых потерь на начальных стадиях войны, с сожалением сообщил, что две из их столь необходимых флоту боевых барж не смогут присоединиться к Хелбрехту, поскольку вот уже на протяжении нескольких недель находятся практически в запустении ввиду вовлеченности экипажа в сражение за улей Ахерон. Для Верховного Маршала, чья жизнь почти целиком протекала на борту Флотов Крестовых Походов, решить подобные проблемы было несложно. От обычной для Космического Десанта тактики абордажей следовало воздержаться – подобные действия на близких дистанциях откладывались лишь для окровавленной земли Армагеддона. Также Хелбрехт справился с нежеланием многих своих командиров отозвать большую часть войск с планеты на корабли, настаивая, что обеспеченная людскими резервами дополнительная мобильность поможет флоту и позволит в кратчайшие сроки вернуться в случае возникновения такой необходимости.

    Разменять победу на поражение


    Imp


    Даже со столь умело проведенными реформами, изначальные штурмы орков уже превратили большие части Армагеддона в кровоточащие, дымящиеся массы обломков и трупов. Данное сражение, как согласились Хелбрехт с Пэролом, было уже проиграно. Корабли Адептус Астартес и Имперского флота отступили из области вокруг Армагеддона для сосредоточения усилий по установке блокады системы. Это преследовало целью недопущение прибытия подкрепления к ксеносам. Данная стратегия, порожденная ранними неудачами, привела к неожиданно благоприятным для имперцев последствиям.

    Возможность просочиться столь огромному количеству кораблей зеленокожих, сыграло на орочьей психике (как уже точно отметил адмирал Пэрол после событий на Доке Св.Йовена) и они принялись миллионами высаживаться на планету. Все, от самого презренного грота до древних огромных вождей, грузились на десантные суда и устремлялись к Армагеддону. Это превратило орочью армаду в неорганизованную и сбившуюся в кучу массу кораблей. Помимо всего прочего, высадка лишила экипажа большую часть судов имеющихся стреляло-бомбил, оставив зеленокожих без ударных самолетов до конца кампании – факт, дорого обошедшийся Газкуллу.

    Возмездие Хелбрехта


    Основываясь на полученных данных, Хелбрехт начал первую стадию войны по возвращению космоса под имперский контроль. Во время битвы, позже получившей название "Возмездие Хелбрехта", флот Космического Десанта, продвигаясь в клином (построение, позволяющее вести мощную бомбардировку, одновременно сохраняя максимальные защитные свойства) сблизился с космическим скитальцем орков, "Камневалом".

    Столкновение явилось для многих судов Космического Десанта новым опытом – битва, в которой их превосходство в огневой мощи будет использоваться в полной мере, наряду с почти полным отказом от обычных абордажных атак. Черные Храмовники и Черные Драконы были намного опытнее своих собратьев в космических сражениях, и своими идеальными действиями подали остальному флоту пример, как должно вести войну в дальнейшем. "Камневал" не мог выйти на выгодную огневую позицию против клина кораблей, не подставив уязвимые части под удар, даже учитывая внушительных размеров прикрытие из судов сопровождения, хрейсироф и "скал". Как бы не поворачивался космический скиталец, на него обрушивался смертоносный огонь имперских орудий. Орки, не в силах удержаться от желания сблизиться с врагом, лишь подставили себя под обстрел кораблей Адептус Астартес.
    С потерей двух третей судов сопровождения и предположительной гибелью вождя, "Камневал", наконец, начал выход из битвы, хотя это только привело космический скиталец в зону поражения "Эбенового Пламени", боевой баржи Черных Драконов, которая действовала в левом крыле клинового построения. Практически мгновенно, "Камневал" разорвало надвое, и даже его останки были обстреляны проницательным Хелбрехтом из опасения, что столь крупные дрейфующие куски скитальца могут обрушиться на планету.

    Железное кольцо


    Даже со столь значительной победой за плечами, космические десантники оставались одиноким маяком в зеленом море и подвергались серьезному риску окружения. К этому времени Пэрол привел в действие первую стадию своего плана по расширению кольца блокады вокруг всей системы Армагеддона. Адмирал со своим флотом появился рядом с победоносными Адептус Астартес как раз вовремя, чтобы отразить атаку второй орочьей армады. Пэрол развернул кордон из линкоров и крейсеров позади судов Космического Десанта, а решительные налеты имперских кораблей сопровождения отсекали уже напуганных орков.
    Маневр адмирала дал Адептус Астартес время для безопасного выхода из их высокоэффективного, однако ужасно немобильного клинового построения.
    Получив, наконец, немного простора для действий, флот рассыпался на множество более эффективных малых боевых групп, осторожно продвигаясь под взаимным прикрытием, однако неумолимо расширяя подконтрольную Империуму зону. На этой стадии кампании Хелбрехт добровольно отдал бразды командования Пэролу, чьи непревзойденные тактические способности позволили Имперскому флоту расширить блокаду с минимальными потерями.

    Адмирал прекрасно понимал, что его единственным преимуществом над орками является их предсказуемая манера действий – рваться напролом к еще не захваченным планетам. Пэрол собирал боевые группы вокруг являющихся потенциальными целями миров, при этом всегда сохраняя дистанцию от уже идущих планетарных штурмов. Умелое маневрирование, как надеялся адмирал, позволит флотам прикрывать планеты, луны и другие объекты достаточно долго для перехвата приближающихся армад зеленокожих. Остатки линии Чосина, периметра планетарных защитных систем (чрезвычайно неадекватного требованиям), возведенной по окончании Второй войны за Армагеддон, наконец-то принесли хоть небольшую, но пользу для данной стратегии.
    Вышеописанными методами Пэролу удалось компенсировать численное превосходство врага, поскольку он мог позволить себе оставлять прорехи в блокаде в зонах глубокого космоса, из которого орки неизбежно направятся к планете и впоследствии наткнутся на имперские корабли.

    Бесшумный ход


    Вторжения в блокадную зону все же были не редки, и когда такое случалось, Пэрол внимательно отслеживал курс космических скитальцев орков, поджидая их прибытия в область прочих ключевых точек блокады. При первой возможности боевые баржи быстро перемещались к точке сбора, отключали свои системы и начинали дрейф по курсу прямого столкновения с вторгшимся космическим скитальцем. Многие из них, а также линкор "Месть Горбага" были уничтожены подобной тактикой "бесшумного хода", когда боевая баржа внезапно активировала все системы и выскакивала подобно чертику из табакерки, нанося ошеломленной жертве катастрофический урон. Непревзойденные мастера молниеносных атак, космические десантники из Ордена Белых Шрамов пришли в восторг от подобного метода ведения войны, поскольку получили возможность использовать любимые приемы даже в холодной пустоте космоса. В честь принятия Орденом новой тактики боевых действий, боевая баржа Белых Шрамов, "Повелитель Прерий", была переименована в "Бесшумного Всадника".

    Подобная блокада никогда не будет достаточно мощной для полного отражения наступления ксеносов, и Пэрол с Хелбрехтом полагали любые попытки свершить такое глупостью в свете минувших событий. Однако умело созданные очаги сопротивления по всей области впечатляюще сократили количество проникающих в систему кораблей и, самое главное, космических скитальцев, что снизило число орков на Армагеддоне и дало передышку измотанным наземным войскам Империума. Осторожное, но тем не менее планомерное продвижение боевых групп на границах блокады сократило важные линии снабжения, временами открывая их после месяцев орочьего господства. Это повлекло увеличение притока имперских подкреплений, все еще стремящихся к Армагеддону в огромных количествах. С каждой новой партией космических кораблей, Хелбрехт мог перераспределить драгоценные боевые баржи и ударные крейсера для поддержки наземных операций, еще более склоняя чашу весов на сторону Империума.
    Однако нельзя было игнорировать тот факт, что судьба наземной кампании балансировала на грани, пока орки переправляли на планету неисчислимые подкрепления посредством своих таинственных теллипортов. Воспользовавшись свободой передвижения, дарованной новообретенным господством в космосе, Пэрол отдал приказ к началу самой уникальной операции войны – поиску и уничтожению теллипортов.

    Охота за "Красным Орктябрем"


    Охота на врага была тем аспектом, в котором имперские войска поднаторели. Однако данный враг не желал быть пойманным. Обычные пираты и налетчики, наиболее частые цели для подобных охот, рано или поздно по своей натуре должны были проявить себя против беззащитных транспортников или конвоев. Однако этот корабль (или же корабли) мог просто уйти от погони, избежав сражения, поскольку его роль ограничивалась сугубо переброской подкреплений через теллипорты. Хелбрехт с Пэролом были хорошо подготовлены к долгой погоне.

    Линкор класса "Оберон", "Зеленое Озеро", был выбран как один из основных кораблей для охоты, поскольку его древний дизайн восходил ко временам, когда Империум еще опасался появления у противника судов, способных тягаться с линкорами. Он также был оптимизирован для действий в одиночку против различных типов врагов без поддержки судов сопровождения. Но даже в таких условиях охота будет безрезультатной без определенной толики удачи.

    Наземные войска на Армагеддоне сообщали, что на короткий промежуток времени длиной в три недели, в различное время суток, активность теллипортов практически прекратилась, а среди прибывших подкреплений ксеносов было необычно высокое количество мертвых, ужасно искалеченных, орков. Капитан Фицмандер, опытный охотник на пиратов, осознал, что подобное может быть следствием лишь двух причин – внезапного сбоя в работе орочьей технологии (что было маловероятно, поскольку Оркимед был еще жив и здравствовал), или же неким непредвиденным изменением в условиях работы теллипортов.

    Фицмандер сузил возможные причины до области Намары, где странное расположение планет захватило небольшой мир Чосина точно равноудаленным от своих гигантских соседей, Намары с Грамаулом, тем самым порождая бесчисленные и непредсказуемые астрономические силы на всех трех. Наиболее сильными, как показали разведывательные зонды дальнего радиуса действия с "Зеленого Озера", были искажения энергии и электрической активности вокруг Намары, где гравитация двух соседствующих планет постоянно искажала сигналы.
    Опираясь на теорию, что подобные воздействия и привели к неисправности теллипортов, линкор в спешке отправился к Намаре. На орбите планеты Фицмандер засек космический скиталец орков, "Череполом". "Зеленое Озеро" начал быстрое сближение, обрушивая на врага мощные бортовые залпы. Не обладая стреляло-бомбилами, которые были бы обычным ответом на атаку одинокого линкора, а также имея ограниченное количество кораблей сопровождения, "Череполом" был столь сильно поврежден, что нагрузка при попытке уйти в варп привела к полному уничтожению скитальца.

    Красная кровь на "Зеленом Озере"


    Победоносный, "Зеленое Озеро" преследовал спасающиеся бегством части орочьего флота, разбивая их в небольших стычках на протяжении последующих нескольких дней. Беспрепятственное преследование ксеносов "Зеленым Озером" было прервано внезапным появлением орочьего линкора "Смертонос". Волна разведывательных кораблей не вызвала ответа со стороны судна противника, из чего Фицмандер сделал вывод, что "Смертонос", как и большая часть флота зеленокожих, испытывает недостаток стереляло-бомбил.
    Рассчитывая на проверенную тактику, капитан решил сблизиться для ведения сражения с оптимальной дистанции. Он еще не понял, что уже зашел слишком далеко…
    За секунду до отдачи приказа об открытии огня, "Зеленое Озеро" заполонили абордажные команды орков. Фицмандер не мог предвидеть подобного нападения, а его команда отчаянно сражалась с захватчиками. "Смертонос", судя по всему, также имел на борту теллипорты, возможно недостаточно мощные для планетарных высадок, но, тем не менее, вполне пригодные для переброски абордажных команд на "Зеленое Озеро" с дистанции ведения огня дальнобойными орудиями. Застигнутый врасплох подобной тактикой, Фицмандер погиб вместе со своей командой, сражаясь врукопашную с орками в тесных коридорах древнего линкора.

    Самопожертвование Пэрола


    Получив известия о потере "Зеленого Озера", Пэрол отдал приказ увеличить усилия по поиску ксеносов на границах системы, полагая, что теллипортами располагали куда больше кораблей, нежели предполагалось ранее. Эскадра эсминцев под названием "Братья Кэйла", засекла с дальней дистанции еще один космический скиталец орков меж останков станции Мангейма. Опечаленный потерей старого друга Фицмандера, Пэрол лично повел атакующую группу на зеенокожих.
    Также как и в случае с "Череполомом", данный космический скиталец, никогда точно не идентифицированный имперскими источниками, ушел с орбиты и попытался бежать. Адмирал на борту "Его Воли", начал отчаянную погоню. В спешке выпущенные ударные суда помешали космическому скитальцу уйти в варп в то время как флагман предпринял попытку сближения. Скорость и маневренность космического скитальца были столь поразительны, что Пэрол был уверен – на борту ни кто иной, как сам Оркимед.
    Опасаясь упустить это чудо орочьей техники, адмирал отринул свои обычные методы, покинул строй и отдал приказ "Его Воле" со всей возможной скоростью настигнуть ксеносов. Когда космический скиталец уже подготовился к переходу в варп, Пэрол не увидел иного выхода, кроме как идти на таран, врезавшись линкором в уязвимую заднюю часть правого борта вражеского корабля. Адмирал отдал приказ подготовиться к абордажу, запрос подкреплений стал последним сообщением, принятым с "Его Воли", прежде чем флагман вместе с космическим скитальцем скользнули в Имматериум. Поскольку ничто не указывало на возможность выжить, адмирал Пэрол был признан погибшим.
    Хотя предполагаемая гибель Пэрола стала горькой потерей для Империума, его жертва не была напрасна. Переброска подкреплений теллипортами немедленно прекратилась, очевидно доказав, что встреченный адмиралом скиталец был ответственен за большую часть прибывающих через блокаду орков.

    Зеленый поток разворачивается


    Далее, Хелбрехт перешел к решительным действиям, перебросив практически все оставшиеся корабли Космического Десанта внутрь системы, намереваясь окончательно разделаться с орочьей армадой, укрепившейся вокруг Армагеддона. Возможно осознавая, что потеря флота запрет его в ловушке, Газкулл вновь доказал, что является самым и неординарным орком во вселенной, так как быстро вернул великое множество своих войск на корабли и отправился прочь из звездной системы. Хелбрехт подготовился к погоне, однако теперь, прекрасно осознавая опасность распыления своих сил, задержался достаточно долго для сбора космических десантников с планеты. Нескольким другим Орденам было предписано проводить высадки на планету, еще больше сжимая кольцо блокады за отступающими орками. Верховный Маршал же вернул своих Черных Храмовников на корабли и начал космический крестовый поход в погоне за огромным флотом Газкулла.

    Также обеспокоенный возможностью того, что ксеносы могут воспользоваться отступлением для нападения на близлежащие миры, в то время как значительное количество войск оставались связанными на Армагеддоне, комиссар Яррик отдал приказ всем наземным резервам вернуться на транспортники флота и быть готовыми в случае возникновения необходимости оперативно начать планетарный штурм. Уже позволив однажды Газкуллу ускользнуть меж своих пальцев, Старик присоединился к Хелбрехту во главе Имперского флота и также отправился в погоню за своим старым врагом.

    Преследователи могли бы упустить военного вождя в эти несколько дней отчаянной погони, если бы не побочный эффект блокады Пэрола. Непоколебимый барьер, ранее не дававший оркам проникать снаружи, ныне запер их внутри, или по крайне мере вынуждал ксеносов выдать свое местоположение при попытках пробиться. Боевые группы докладывали о контактах с вражеским флотом, связывая последний точечными ударами где только можно и позволяя Яррику с Хелбрехтом вовремя настигать зеленокожих.
       Похожие Темы
      И"Бургундские Войны" - обсуждение мода
      "Бургундские Войны" - обсуждение мода
      Автор L LEZVIE
      Обновление Вчера, 22:07
      ПФотографии времен Первой Мировой войны
      Архивные фото
      Автор С Старый
      Обновление Вчера, 20:48
      ПАвиация Первой мировой войны
      Технологический прорыв начала 20-го века
      Автор R Ravelin
      Обновление 14 июня 2024, 12:47
      Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа
      РегистрацияВход на форум 
      «Империал» · Условия · Ответственность · Визитка · 19 июн 2024, 00:47 · Зеркала: Org, Site · Счётчики