Сообщество Империал: Мини-AAR`ы в скриншотах по Medieval II: Total War - Сообщество Империал

Darhan

Мини-AAR`ы в скриншотах по Medieval II: Total War

Скриншоты с кратким описанием
Тема создана: 23 октября 2015, 20:48 · Автор: Darhan
  • 8 Страниц
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • Последняя »
 3 
 Darhan
  • Imperial
Imperial
Форумчанин

Дата: 23 октября 2015, 20:48

Imp


Отрывок из «Хроники города Таррагона» написанная аббатом монастыря Девы Марии приором Рамоном


CHRONICA DE TARRAGONA



     В 716 году Барселону захватили арабы и держали его в своих руках чуть меньше ста лет. Позже город перешел Людовику I Благочестивому, превратившись в испанскую марку Франкской империи. А тем временем большая часть Испании все еще находилась под властью арабов. Франки продолжили борьбу за веру и земли. После победы над маврами с 878 года Барселона стала графским городом, а после 988 года и вовсе стала независимым графством.

Imp

     В 1065 году Пере Рамон захватил у тайфы Сарагоса город Тарракон. Где первым делом было начато строительство небольшой церкви, которая послужит в деле улучшения общественного порядка и роста влияния слова Божьего в городе и ее окрестностях. Церквушки особенно не отличаются богатством отделки, но она непременно станет центром общественной жизни. Католицизм должен стать неотъемлемой частью жизни местных язычников и еретиков. В вновь завоеванный город отправился архиепископ Барселоны Гийом де Бальсерени. Между тем, наши союзники из графства Урхель во главе с Арно Мир де Тостем взяли в осаду мятежную крепость аль Далия, но потерпев жестокое поражение, отступили.

Imp

Imp

Imp

Imp

     Между тем, в 1069 году граф Осоны Бернат Беренгер усилив свою армию войсками из Жироны, захватил замок Бесалу. Где ему был дарован титул графа Бесалу. В 1070 году граф Барселоны Рамон Беренгер Старый осадил крепость Кастельон-де-Ампурьяс. Сдаваться добровольно граф Уго де Ампурьяс не хотел, желая умереть, чем быть под пятой у графа Барселоны. При штурме он пал одним из первых, но, даже, несмотря на его славную смерть, дух остального войска не был сломлен. Противник неотступно сражался и рьяно атаковал, до тех пор, пока не были сражены все защитники. Граф Рамон Беренгер присоединил себе титул графа Эмпории.

Imp

     Границы графства Барселоны непреклонно двигались на юг во владения тайфы Сарагоса. Эмиры Сарагосы не имели достаточно сил противостоять графам Барселоны на северо-востоке, так как были заняты борьбой с Арагоном и Памплоной. В 1076 году войска полководца Пере Рамона была атакована превосходящей вражеской армией полководцев аль Амира и аль Тамера. Увидев многочисленных мавров, войско охватил дикий ужас, Пере Рамон своей речью воодушевил их, и приказал построиться на небольшом холме к северу. Двум отрядам конных рыцарей было приказано атаковать и уничтожить вражеских лучников и арбалетчиков. К середине дня войска аль Амира были полностью разбиты, вскоре на поле боя появилась армия аль Тамера, и совершенно имел бы авантаж над христианами, если бы не погиб, после которого его армия дрогнула и бежала. 200 человек были взяты в плен и казнены. Суровые времена требовали суровых мер.

Imp

Imp

Imp

Imp

Imp

     Тем временем, на юге аль Андалуса тайфы Альмерия и Дения объявили войну друг другу. Гранада начала войну с Севильей. Это на руку христианам, так как ослабит мавров. В 1078 году в Урхель был отправлен посол Хайме, наследник династии Гийом Беренгер просит руки принцессы Изабеллы Урхельской, в качестве приданного за невесту отправлены дары в размере 3000 флорин.
     На южном фронте Пере Рамон после героической победы над маврами взял в осаду крепость Тортосу, а на севере граф Рамон Беренгер Старый осадил богатый приграничный город Перпиньян.

Imp

Imp
     Irongor
    • Imperial
    Imperial
    Форумчанин

    Дата: 16 марта 2016, 12:19

    AAR на основе мода 1143: Reconquista 1.1.
    Фракция – Арагон
    Сложность игры - высокая.
    Сложность сражений - высокая.

    Во славу Арагона!


    Imp


         В конце лета 1143 года король Арагона Рамон Благочестивый созвал большой Военный Совет, не собиравшийся уже несколько лет. Складывающееся на настоящий момент положение не позволяло откладывать накопившиеся вопросы. Остро встал вопрос выживания Арагонского королевства.
         На Совет, помимо правителя и его наследника, инфанта Альфонса, были также вызваны из своих вотчин граф Жауме Каньеллес и маркиз Бернат Дардарич.
    Спойлер (раскрыть)


         Когда все собрались, король начал Совет.
         - Я собрал вас сегодня, сеньоры, дабы обсудить опасность, которая грозит нашему королевству и решить, что предпринять для того, чтобы ее избежать. Прошу тебя, сын мой, расскажи вкратце о ситуации.
         - Наши верные люди, которые сейчас ведут различную легальную деятельность в Альморавидском эмирате, сообщают о подготовке вторжения арабских войск. Причем, как к нам, так и в кастильские земли, - начал наследник. – Это должно произойти в ближайшие два-три года.
         - У арабов огромные армии, нам будет сложно противостоять им в одиночку, - задумчиво проговорил граф Каньеллес. – Необходима поддержка всей христианской Европы.
         - К сожалению, нам вряд ли помогут, Его Святейшество планирует в ближайшие месяцы объявить новый Поход в Святую землю. Недавно крестоносцами было оставлено графство Эдесса. Теперь у Рима новый приоритет – вернуть потерянное, - с горечью заметил король. – Инфант провел у папского престола два месяца, в надежде, что какая-никакая помощь будет оказана. Но добился лишь того, что при объявлении Крестового похода мы можем не выставлять свои армии в состав войск Святого воинства.
         - Ваше высочество, вы говорили о том, что Альморавиды собираются вторгнуться и в Кастилию? – уточнил маркиз Дардарич. – Тогда нам необходим союз с королевством Кастилии и Леона. Объединив силы, нам будет легче сдержать натиск арабов.
         - Сеньор маркиз прав, ваше величество, - кивнул инфант Альфонс. – Я бы отправил послов и в Наварру – крепкий тыл нам не повредит. Тем более что они могли бы и войск в помощь прислать.
         - Значит, решено. Заключаем военный союз с Наваррой и Кастилией, одновременно как можно больше войск размещаем на границе – чтобы не дать противнику проникнуть дальше в наши земли, - констатировал король Рамон. – И все же, я считаю, что пора начать созывать городское ополчение. Регулярных войск у нас не так уж и много. Для того чтобы сдержать первые удары арабов, имеющихся сил хватит, а потом будет сложнее. Времени у нас, сеньоры, мало. Пора действовать.
         К зиме главный интендант Арагонского королевства развил бурную деятельность. Пятая часть урожая, вместо перевозки в амбары и хранилища, была переправлена в армейские склады, ожидая отправления в действующую армию. В городах королевства был объявлен набор ополчения. Рекрутированных спешно обучали обращению с оружием.
         Крупное войск арагонцев под командованием графа Жауме Каньеллеса расположилось лагерем на границе с Альморавидским эмиратом.

    Спойлер (раскрыть)


         Одно неприятное событие омрачило празднование Рождества 1143 года – в столице королевства был схвачен лазутчик Наварры. При нем обнаружились бумаги, свидетельствующие о том, что он собирал информацию о военных приготовлениях Арагона. С удивительной точностью было указано количество сил, отправленных на границу, а также размер остававшегося столичного гарнизона.

    Спойлер (раскрыть)

         Произошедшее вызвало определенные сомнения в доброжелательности соседей. Особенно в свете того, что отправленной на переговоры в Арагон и Кастилию инфанте Дольче удалось договориться лишь на развитие торговых связей. Наваррцы наотрез отказались от военного союза, мотивируя отказ тем, что не хотят навлекать на себя гнев эмирата.
         В начале лета 1144 года Папа Евгений III призвал освободить графство Эдессу всех христианских правителей. Второй Крестовый Поход начал набирать обороты. Для королевства Арагон это означало крушение всех надежд на помощь со стороны папского престола. Отныне в борьбе с Альморавидским эмиратом предстояло надеяться лишь на себя и на помощь соседей.

    Спойлер (раскрыть)


         В июле того же года на свиту инфанта Альфонса, который отправился на прогулку вблизи стен Барселоны, где он находился, проводя осмотр пограничной армии, внезапно напала шайка арабских разбойников. Слаженно сражаясь, рыцари старались защитить женщин, находящихся в свите.
         Разбойники действовали слишком профессионально для обычных любителей легкой добычи. Понимая, что помощь из города может и не успеть вовремя, инфант бросился в отчаянную атаку на противника. Прикрывая наследника с фланга, на врага бросился и молодой граф Саньер Риба. Не ожидавшие такого, разбойники смешались, чем дали несколько драгоценных секунд арагонским рыцарям. Пришпорив коней, те обрушились на врага. Оставшиеся в живых разбойники бросились к лесу.
    Восхищенный самоотверженностью графа, молодой инфант предложил Саньеру стать побратимом. Так у Альфонса появился самый верный соратник.

    Спойлер (раскрыть)

         Спустя неделю подозрения, что нападение на свиту инфанта было не случайным, получили свое подтверждение. К стенам Барселоны подошли войска Альморавидов. Несмотря на неудавшуюся попытку обезглавить гарнизон города, арабы все-таки решили напасть. Они стали не спеша выстраивать лагерь, стараясь держаться на расстоянии чуть больше полета стрелы от городских стен. Скорее всего, они ожидали подхода подкрепления.

    Спойлер (раскрыть)

         По сообщениям верных людей из арабской Лериды, крупное войско Альморавидов планировалось в течение недели отправить под Барселону, на помощь уже расположившейся там армии. Это могло стать опасным для гарнизона города. Поэтому граф Каньеллес принял решение действовать на упреждение.
         Не прошло и нескольких дней, как армия Арагона осадила Лериду, тем самым заперев противника в стенах города. Для организации штурма сил не хватало, но для блокирования арабской армии в городе войск было достаточно.

    Спойлер (раскрыть)


         Как бы то ни было, но, возможно, столь решительные действия Арагона сослужили добрую службу и в миссии инфанты Дольчи. При переговорах в королевстве Кастилии и Леона соседи, не споря, согласились подписать союзный договор.

    Спойлер (раскрыть)


         В августе этого же года инфант Альфонс воспользовался тем, что подкрепление к арабам так и не подошло, и атаковал армию Альморавидов.

    Спойлер (раскрыть)


         Расставив отряды на небольшой возвышенности, инфант приказал расчету катапульты выдвинуться вперед и начать пристреливаться. Он хотел потерять в этом противостоянии как можно меньше воинов.
         Первый же удачный выстрел катапульты вынудил противника перейти в наступление – никому не хотелось глупо погибать под снарядами арагонцев. Подойдя ближе к подножию холма, Альморавиды оказались под плотным огнем арбалетчиков, стоящих в первой линии войск инфанта. Выстрелы катапульты продолжали сеять смерть в рядах противника.
         Когда арабы, наконец, ворвались на вершину холма, их встретили слаженные удары арагонцев, в основном сформированные из городской стражи. Ветераны уличных боев, зачастую вынужденные биться на узких улицах против портовых шаек, не дрогнули и здесь.
         Шейх Омар, командующий арабскими воинами, попытался ударить с фланга, но столкнулся с личным отрядом самого инфанта. Разогнавшиеся с вершины холма, рыцари не оставили врагу ни малейшего шанса. Шейх погиб одним из первых от таранного удара рыцарского копья.
         Арабы дрогнули и начали беспорядочно отступать. Отступление превратилось в бегство, но уйти удалось немногим. Наследник праздновал первую победу над Альморавидами.

    Спойлер (раскрыть)


         Удалось пленить более 300 арабов. Как не хотелось инфанту их всех казнить, но плачевное состояние королевской казны, большая часть которой ушло на военные нужды, вынудили его отпустить пленных, предварительно получив щедрый выкуп в 2500 динеро.
         Зимой 1144 года в Сарагосе был задержан человек, которого подозрительно часто видели вблизи казарм городской стражи. Как удалось выяснить, практически не применяя пыток, сведенья вновь собирались для Наваррского королевства. В этот раз предметом интереса стали сведения о количестве войск в городе и состоянии оборонительных сооружений. Это было довольно тревожным сигналом: для чего еще собирать подобную информацию, если не для того, чтобы оценить вероятность успеха при штурме города? Тем более что большая часть армии в это время осаждала Лериду и не имела возможности своевременно помочь в случае нападения.

    Спойлер (раскрыть)

         Коротко поразмыслив, король Рамон не стал отзывать армию графа Каньеллеса, а приказал дополнительно набрать ополчение. Все-таки мало верилось в то, что Наварра может напасть на Арагон. Да и заключенный недавно союз между Наваррским королевством и королевством Кастилии и Леона, которое позже стало союзником Арагона, давал определенные надежды на то, что наваррцы не рискнут новым союзом в угоду своим корыстным интересам.
         Весной 1145 года выросла напряженность на западном направлении – крупное войско Наваррского королевства перешло границу на северо-западе страны. В связи с этим из Бальбастро, крепости на севере Арагона, на укрепление гарнизона столицы было отправлено два дополнительных отряда пехоты.

    Спойлер (раскрыть)


         В конце мая инфант Альфонс, закончил формирование новой армии. После первой победы множество добровольцев просили записать их в действующую армию, тем более что и оплата в регулярных войсках была достойная. В эти дни наследник получил послание от католической миссии, действующей в пригороде альморавидского города Тортоса.
         «Ваше высочество! Я собрал сведения, которые, на мой взгляд, являются важными для победы над проклятыми иноверцами. Первое: эмир объединил выкупленных у Вас солдат с недавно прибывшими с юга войсками. После этого они направились к границе на востоке от Барселоны. Собираются ли они напасть на город, или же планируют укрепить приграничные земли, то мне не ведомо. Но, поскольку их не более семи сотен, то возможно имеет смысл разбить их заблаговременно. Тут решать Вам, Ваше высочество.
         Самая же интересная весть пришла из Африки. С юга Альморавидский эмират начало теснить союз нескольких берберских племен. Они называют себя Ал-Муваххиддун. Хотя берберы исповедуют родственную эмирату веру, сражаются они не на жизнь, а насмерть. Мне кажется, что данные сведения могут помочь нам в нелегкой борьбе за освобождение земель Иберии от иноземного ига.
    Благословляю Вас, Ваше высочество на борьбу с врагом нашей земли.
    Епископ Льоренс Аймерих»

         Получив это письмо, Альфонс, не раздумывая, направил посольство в земли берберов. Главой посольства был назначен опытный дипломат Эмергол Фонт. Задачей посла, помимо выстраивания дипломатических отношений с растущим государством, было заключение союза для совместной борьбы с Альморавидами.
         Что же касается новой опасности от эмирата на южных границах, то инфант решил поступить следующим образом: понимая, что атака врага в лоб чревата большими потерями, поскольку тот наверняка успел укрепиться на границе, он посадил войско на корабли и отправил вдоль побережья, намереваясь напасть на Альморавидов с тыла. А затем захватить Тортосу, где почти не оставалось гарнизона.
         Когда последний корабль уже готов был отчалить, наследник отправил в Сарагосу письмо о полученных сведениях и принятых решениях.
         Спустя неделю арагонская армия под покровом ночи высадилась на побережье эмирата. Пройдя маршем вблизи берега, инфант приказал устроить привал. Как только стало рассветать, арагонцы вышли к просыпающемуся лагерю Альморавидов. Завидев приближение армии, часовые не стали бить тревогу, ожидая с юга-востока лишь своих. Только когда восходящее солнце осветило стяги Арагона, в арабском лагере забили тревогу. Но было уже поздно.
         Несмотря на отчаянное сопротивление, арагонцы уничтожили всю вражескую армию.

    Спойлер (раскрыть)

         В этот раз пленных не брали. Хватило того, что почти половина разгромленной армии состояла из отпущенных ранее пленных. Перевязав раны и немного отдохнув, армия инфанта Альфонса двинулась на захват Тортосы.

    Спойлер (раскрыть)

         Накануне штурма Тортосы инфант Альфонс для поднятия боевого духа решил, не откладывая дела в долгий ящик, сыграть свадьбу с прекрасной Санчей Гаррига, дочерью графа Гаррига, владетельного феодала. Получив на то королевское благословление, наследник организовал праздник не только для своих воинов, но и для жителей земель, которые радостно приветствовали, проходившие к Тортосе, арагонские войска.

    Спойлер (раскрыть)


         В это же время на северо-западе от праздновавшего свадьбу наследника произошло то, чего так опасался король Рамон. Войско Наваррского королевства осадило столицу Арагона, тем самым объявив войну своему соседу.
         Королевство Кастилии и Леона в ответ разорвало свой союз с Наваррой, но ход был уже сделан. Не сказать, чтоб это было неожиданностью, но такую агрессию в сложившейся ситуации, можно было назвать только ударом в спину.

    Спойлер (раскрыть)

         Более чем двукратное преимущество в живой силе практически гарантировало взятие города Наваррой. Несмотря на прямой приказ короля Рамона, граф Каньеллес собрался снять осаду с Лериды и быстрым маршем поспешить на помощь правителю. Он готов был понести наказание, но сейчас жизнь сюзерена был под угрозой, как и свобода жителей Сарагосы.
         Командующий наваррской армией виконт Маттин Гарцес прекрасно понимал, что в случае подхода подкреплений, ему не выстоять. Поэтому, в декабре 1145 года, как только были собраны штурмовые лестницы и осадная башня, Гарцес отправил войско на штурм Сарагосы.

    Спойлер (раскрыть)

         Король Рамон решил сделать все, чтобы захват арагонской столицы обошелся для наваррцев слишком дорого. Победить вдвое превосходящие силы противника он всерьез не рассчитывал, но вот уничтожить как можно больше штурмующих - это задача была вполне по силам.
         Отсутствие стрелков в гарнизоне города было слабым местом. Ведь только они могли заставить врага понести серьезные потери еще на подходе к стенам. Поэтому, понимая, что слишком долго стены не удержать, король оставил у ворот лишь один отряд городской стражи – перед ними стояла задача максимально уменьшить количество вражеской конницы. Единственное подразделение тяжелой пехоты правитель Арагона отправил на стены. Мечникам предстояло сократить число штурмующих стены наваррцев. С севера и юга расположились несколько десятков конных рыцарей – они должны были атаковать врагов, когда те втянутся в ближний бой с отрядом стражи.
         Основное сражение король решил дать при входе на площадь. Для этого в начале самой короткой дороги, ведущей от площади к западным воротам, куда противник нацелил основной удар, установили катапульту. Для пущей эффективности были заранее пристреляны цели по специальным вешкам, установленным вдоль мостовой. Рядом с расчетом катапульты находились ополченцы и второй отряд стражи. Перед ними стояла задача прикрыть катапульту от прорвавшегося противника. Последним рубежом выступали три десятка госпитальеров, состоящие при местном отделении Ордена, и отряд личной гвардии короля.
         И вот наваррцы двинулись на штурм Сарагосы. К южной стене направилась сотня копейщиков со штурмовыми лестницами, к северной стене двинулась осадная башня, за которой укрывалась пара сотен арбалетчиков.
         Шесть десяткой мечников встретили врага с радостью – наконец-то спало напряжение от ожидания боя. Когда передовой отряд наваррцев сумел тараном разбить ворота, арагонцы уже расправились с полусотней копейщиков, взобравшихся на стены, но по лестницам поднимались новые враги. В ворота ворвались наемники наваррцев, следом за ними мчались и конные рыцари.
         Отряд городской стражи отважно сдерживал врага у ворот, но силы были слишком не равны. Количество защитников города начало сокращаться под мощным напором штурмующих. В этот самый момент с флангов, уже праздновавших прорыв наваррцев, атаковала конница Арагона. Пара десятков вражеских воинов пали в первые же секунды. Минутное замешательство противника дало возможность, оставшемуся десятку израненных стражников, отступить в сторону площади. Конные арагонцы продолжали сдерживать натиск у ворот, пока этот десяток не затерялся в переулках. Лишь затем был дан сигнал к отступлению. Но всего пять рыцарей из полусотни сумели уйти от ворот живыми.
         Теперь враг беспрепятственно мог проникать в город. На южной стене с необычайным упорством продолжали рубиться четыре десятка мечников. Наваррцы отправили против них полторы сотни копейщиков. Остальные же направились в сторону городской площади.
         Наличие катапульты оказалось самым серьезным аргументом в этой битве. Как бы быстро не мчались вражеские воины по дороге, ведущей на площадь, расчет катапульт успевал сделать не менее двух выстрелов. Почти каждый попадал в цель – сказалась занятия, проводимые регулярно на протяжении недели. Когда пару раз остатки наваррской пехоты добегали до площади, их встречали копья арагонцев.
         В одной из стычек, когда за отходящими копейщиками Наварры помчался отряд госпитальеров, им навстречу двинулся сам виконт Гарцес. В коротком бою госпитальеры разбили виконта, изрубив мечами его самого.
         Гибель командира настолько ошеломила наваррцев, что какое-то время они не знали, что делать. Этим в полной мере воспользовался король Рамон. Отряд королевских рыцарей помчался на столпившихся у ворот наваррцев, и опрокинул их, полностью подавив жалкие попытки сопротивления. Следовавшие за королем, копейщики проворно взбежали на северную стену, где продолжали стрельбу вражеские арбалетчики, и стремительно атаковали их, напав одновременно с двух сторон.
         Два десятка уставших мечников, героически удерживающих южную стену, воспрянули духом при виде вернувшихся соратников и сбросили со стены, начавших нервничать, наваррцев.
         Враг бежал, бросая оружие. За ним устремились остатки арагонской конницы, собирая своими мечами кровавую жатву, мстя за погибших друзей. Так, готовясь отдать жизнь, но забрать с собой как можно больше врагов, король Рамон одержал блестящую победу.

    Спойлер (раскрыть)

         Почти 250 пленных оказались в руках арагонцев. В бешенстве от поражения, наваррский король Гарсиа IV наотрез отказался платить выкуп за плененных соотечественников. А из воинов, бежавших из-под стен Сарагосы и вернувшимся обратно в Наваррское королевство, казнили каждого десятого.
         В начале 1146 года, воодушевленный вестью о победе своего отца, инфант Альфонс повел свое небольшое войск на штурм Тортосы. Несколько отрядов Альморавидов не смогли оказать серьезного сопротивления, и уже через час после начала штурма городок был взят.

    Спойлер (раскрыть)

         Из-за того, что почти вся городская казна была потрачена арабами на войско, отправленное к Барселоне, инфанту удалось пополнить мошну Арагона всего на 870 динеро.

         Весной в Сарагосу посыльный привез письмо от инфанты Дольчи, в котором она сообщала о заключении ряда торговых соглашений с королевством Португалия. К сожалению, начало военных действий между Наваррой и Арагоном заставило короля Афонсу I более осторожно подойти к союзническим соглашениям. Хотя Португалия и не граничила с Наваррским королевством, но подставлять себя под возможный удар союзом с арагонским королем Рамоном Афонсу не решился. Однако его советник в личной беседе с инфантой посоветовал пока не торопиться возвращаться домой. Король мог стать благосклоннее, если Арагон докажет оружием, что способен постоять за себя и без помощи союзников. Дольча согласилась повременить с отъездом.
         В октябре 1146 года вернулся один из кораблей, сопровождавших посольство Арагона к Альмохадам. Корабль привез множество даров от халифа Ал-Муваххиддуна Абд аль-Мумина и подписанное соглашение о торговом и военном союзе.

    Спойлер (раскрыть)

         Это стало поистине замечательным подарком Эмергола Фонта своему королю. Теперь можно было размахнуться на более серьезные действия в отношении Альморавидского эмирата. Воевать на два фронта не хочет никто, а как сообщал в своем письме Фонт, Альмохады теснили Альморавидов, не давая ни малейшего спуска.
         Но прежде предстояло нанести ответный удар Наваррскому королевству. Оставлять за спиной, готового вцепиться в загривок врага, было бы крайне опрометчиво. Тем более, что король Наварры не оставлял попыток захватить северо-запад Арагона. Наспех собранные, новые наваррские армии уже перешли границу и направлялись к Сарагосе и Бальбастро.

    Спойлер (раскрыть)

         Если способность, пополненного недавно, гарнизона Сарагосы отбить нападение, тем более под командованием самого короля, не вызывало сомнений, то несколько отрядов ополчения Бальбастро вряд ли сдержали бы троекратно превосходящего противника. Ближайшая армия, которая могла существенно помочь в обороне города, продолжала осаждать Лериду. Никаких других резервов поблизости не было.
         Королю не оставалось сделать ничего другого, как отдать приказ графу Каньеллесу на штурм Лериды, где сидел еще вполне боеспособный гарнизон. При прикидкам графа, провизии в городе оставалось еще на год, даже при условии жесткой экономии, после чего Лериду можно было бы брать голыми руками. Но угроза потери Бальбастро перевесила чашу весов в пользу немедленного штурма города. Ранее король Рамон вынужден был признать, что его решение не отзывать армию графа при обороне Сарагосы в прошлом году было очень опрометчивым. Поражение королевской армии и гибель правителя могла принести гораздо больше вреда, нежели, чем отказ от осады Лериды. Поэтому в этот раз король без колебаний приказал взять город штурмом, после чего немедля выдвинуть для обороны Бальбастро три-четыре сотни воинов.
         Граф Каньеллес дал сигнал к штурму.

    Спойлер (раскрыть)

         Пока катапульты старались подавить огонь привратных башен, мечники, подхватив штурмовые лестницы, устремились на стены. Отряд, толкавший таран, приближался к воротам.
         Когда штурмовые отряды взбирались на стены, то с ходу бросались в бой. Волей-неволей в схватку на стенах ввязались почти все пехотинцы Альморавидов. Поэтому никто не смог помешать арагонской коннице ворваться в город через разрушенные тараном ворота. Опрокинув хлипкий заслон из арабского ополчения, рыцари ворвались на улицы города. Часть из них перекрыла дороги, ведущие на центральную площадь, остальные, развернувшись, ударили в спину, еще сражавшимся, защитникам ворот.
         Вскоре над западными воротами развевались лишь арагонские флаги. Граф Каньеллес выждал, когда остатки оборонявших стен сотен доберутся до центра города, и приказал окружить площадь. Когда арагонские арбалетчики, не спеша, вышли и сделали первый залп по столпившимся на площади Альморавидам, нервы правителя города, шейха Хамдина из Калатаюда, не выдержали, и он попытался прорваться через шеренгу стрелков. Навстречу шейху бросился сам граф и в короткой схватке сразил альморавидского военачальника.
         Одновременно на площадь с нескольких сторон ворвалась конница Арагона. Вскоре все было кончено.

    Спойлер (раскрыть)

         Лерида пала. Городская казна, а это, не много не мало, более 4200 динеро, перешла победителям.
         Граф не дал своим воинам разгуляться – надо было готовить войско на помощь Бальбастро. Спустя неделю несколько сотен бойцов были готовы отправиться в путь.

    Спойлер (раскрыть)


         Если король Гарсиа не отведет свои войска, это может стать фатальным для Наварры. Правитель Арагона решил на этот раз не ограничиваться обороной от северо-западного соседа – пора было прийти и навести порядок в Наварре. Тем более что после нескольких поражений Альморавидский эмират не скоро должен будет оправиться, да и Альмохадский халифат обещал не давать послаблений общему врагу.
         Освобождение Пиренейского полуострова только начиналось.

    Конец
       CountBagaturMonte
      • Imperial
      Imperial
      БорецЗаСвободу

      Дата: 19 марта 2016, 12:56

      AAR на основе мода Custom Campaign v2 Fans Version
      Фракция – Португалия
      Сложность игры - средняя.
      Сложность сражений - средняя.
      Кампания - Иберийский полуостров (расширенная Иберия)
      Тип кампании - Полная

      ----
      Данный ААР повествует о том, как всё-таки интересно стало играть в давно известный всеми мод Custom Campaign, после того, как его улучшил один мой друг.
      Кому нужна собственно ссылка на сборку Custom Campaign, отредактированную моим другом (который включил туда хардкорный ИИ из Ретрофит, новую эконом систему, новые юниты, новые фракции, новые кампании, новые графические и визуальные изменения) - то пишите мне в ЛС. Я её сразу дам.
      К сожалению, все скрины поместить не удалось из-за ограничителя на форуме.
      ----

      Далее уже идёт сам ААР.
      ----

      Португальский Блицкриг
      Imperial

      И настало великое время.... Время побед.... Время битв.... Время войны.
      Став королём Португалии и насильно захватив её трон, я, как новый её правитель желал лишь одного - полной гегемонии. Ранее моя страна представляла собой не более, чем маленькое государство, которое не способно бросить вызов ни одной из могущественных держав. Но только не сейчас.
      Чтобы Португалия, наконец, достигла цели и превратилась в великую страну, надлежало покончить с владениями независимых князей и герцогов, которые не желали покоряться никому.
      Бадахос был как раз-таки из таких маленьких городов-государств. Герцог Бадахоса приказал казнить моих послов, которые убеждали его присоединиться ко мне и платить дань. Тогда я бросил к нему подготовленное войско во главе с одним из моих родственников.
      Спойлер (раскрыть)

      Победа долго не заставила себя ждать, и я наконец-таки завладел землями Бадахоса. Я получил значительный доход в казну, заставив его жителей платить мне непомерные налоги за раннее неповиновение. Жители хоть и страдали, но приносили хорошую прибыль.
      Как говаривал один из жителей дальней Русии, именуемый Владимир, "Промедление - смерти подобно". В этом он был прав, хоть мне лично он и не особо нравится из-за своих антимонархических настроений. Последовав его советам, я решил обратить свой взор на Кордовский эмират.
      Эмир Кордовы поступил ещё хуже, чем герцог Бадахоса. Он назвал меня неверным и приказал отрезать у моих послов яйца, а затем погрузил их на колесницу, которая сбросила их в огромную мусорную яму.
      За этот поступок прощения не было. И я тотчас же поспешил с войском к Кордове.
      Спойлер (раскрыть)

      Кордова была взята, но щадить население я не стал. Приказал уничтожить почти всех горожан, включая армию эмира. И вот, ещё одна независимая держава была уничтожена.
      К тому же часть моей армии к северу от Лиссабона пошла и доблестно взяла для меня исконные земли португальцев в Галисии. Там моё посольство встретилось с эмиссарами из Кастилии и Леона.
      Мы порешили заключить с ними союз, и я тотчас же выдал одну из дочерей замуж за принца Леонского.
      Тем же временем, я уже обладал значительными землями. Моя страна заявила о себе едва ли не на весь полуостров. Ко мне прибыли послы из Англии и Франции, со странами которых я заключил союз.
      Мне нужны были союзники... Больше союзников. Но теперь, я готов раскрыть мой истинный замысел.
      Спойлер (раскрыть)

      Империя Альморавидов! Да-да.... Поганцы-мавры. Именно они являлись моей главной целью. И потому мне нельзя было враждовать с соседями-христианами. Мавры долгое время посягали на Иберийский полуостров. Дай им волю, и они бы захватили его весь за считанные годы. Но почему-то Альморавидский султан медлил. Его армии стояли на юге Иберии и на самом побережье северной Африки.
      Я подождал пару лет, но при этом подготовил огромные войска. И спустя время, нанёс сокрушительный удар по Кадизу, одному из городов Альморавидов. Город был взят очень быстро, но султан тотчас же активизировал свои войска. Гранада была под его контролем и почти все земли северной Африки.
      Мне предстояло сражаться лично во многих боях с маврами, и наконец, я отбросил их к Гранаде.
      Спойлер (раскрыть)

      Гранада была взята очень быстро. Армия принца Альморавидского потерпела сокрушительное поражение.
      И вот наконец, настало время для празднеств! Альморавиды были изгнаны из Иберии в северную Африку.
      Но празднества длились недолго, так как султан был жутко разгневан.
      Его огромные армии ринулись к Кадизу, дабы отбить его во славу Аллаха.
      Но здесь поспешили и элитные мои силы, которые я пригнал из самого Бадахоса. Также на помощь моим армиям поспешил и лейб-гвардии Лиссабонский полк.
      В итоге мавры оказались наголову разбитыми и оттеснёнными к Танжеру. Отныне ни одного альморавидского солдата не осталось в пределах Иберии. Мавры были отсеяны, но отнюдь не сокрушены полностью.
      Султан послал ко мне своих посланцев, которые предложили мир и союз. Оказалось, что появилась ещё одна сила, которая давила на мавров. Это были войска султаната Магриб, которые взяли Тунис и двигались к Орану.
      Но мавры всё же враги для меня. И какой бы не был у нас союз, всё равно я долго с ними нянчиться не стал. Союз был предан спустя несколько лет. Танжер был внезапно атакован моими войсками с моря.
      Спойлер (раскрыть)

      Осада города длилась недолго, и наконец-таки это поселение пало. Теперь Танжер превратился в кордон великой Португальской армии для финального наступления.
      Также до меня дошли слухи о том, что Оран был взят многочисленной армией султаната Магриб.
      То есть, Альморавиды оказались в ловушке. И у них оставался всего лишь один Марракеш, в котором и закрепился их султан.
      Помимо моей африканской кампании, я ещё и получал известия от моих союзников и братьев с востока Иберии. Оказалось, что французы полностью сокрушили Нормандию. Эта держава была уничтожена.
      Норманны не устояли пред мощью Франции, а мавры не устоят перед моим могуществом, и я это знал. Марракеш оказался в изоляции. Я разбил множество Альморавидских армий. С востока мавров теснил Магриб. Медлить я не стал и бросил своё огромное войско к столице Марокко.
      Спойлер (раскрыть)

      И спустя очень малое время, Марракеш перешёл под мой контроль. Мои воины доложили мне, что султан Альморавидов погиб в бою, защищая свою резиденцию. Также были получены сведения о том, что два сына султана отправились в странствие, и более угроз не представляют. Потому я и не стал их преследовать. Альморавидский султанат был уничтожен. Эта держава, долгое время доставлявшая столько бед, народу Иберии, наконец-таки была повержена. А Португалия стала метрополией.
      Но это не означало, что все враги побеждены. Это означало лишь то, что я избавился от мавров. Но войска султаната Магреб не дремали, а двигались к Танжеру.
      И войск у Магребского султана было ещё больше чем у Альморавидов, которых я поверг.
      Спойлер (раскрыть)

      У Мелиллы скопилось огромное войско Магреба, которое намеревалось вторгнуться в мои североафриканские колонии. Я тотчас же выслал войско во главе с моим вице-королём, которого я поставил в Марракеше. Но Магреб подослал ещё войска. Магребян было слишком много.
      В решающем сражении полегло множество моих воинов, но победа досталась мне. Магребские войска были оттеснены из Мелиллы. Я решил немного подождать, прежде чем у меня соберётся достойное войско. Пока что в Африке сидели четыре тысячи потрёпанных солдат, которые и воевать-то не хотели.
      Прошло несколько месяцев, и из Гранады приплыло ещё несколько тысяч.
      Теперь надлежало выбить Магреб из северной Африки и превратить её в одну большую колонию.
      Я организовал мощное наступление на Оран и оттеснил Магребские войска к Алжиру.
      Спойлер (раскрыть)

      Боёв было множество, но крепость всёё-таки пала пред моей мощью. Магребцы были подавлены.
      В бою они потеряли и принца и всех родственников султана. Мои гонцы донесли о том, что сам султан Магреб находится в мощной Алжирской крепости.
      Я пригнал ещё войска из Гранады и высадил рядом с Ораном. Этой огромной армией я собирался идти на Алжир. Это была последняя цитадель султаната, которую я намеревался взять.
      Но пока мои войска воевали в Африке, в мою ставку пришло печальное известие.
      Кастилия и Леон предали меня и атаковали мои порты. Более того их огромные армии двигались к Кордове. Такого предательства от союзников я не ожидал.
      Спойлер (раскрыть)

      Но медлить я не стал. Я быстро разбил наступающие войска кастильцев. Потом из Лиссабона и Галисии я перебросил войска к Леону через тайный проход в горах.
      В итоге, мои бывшие "союзнички" познали всю ярость Португальской империи.
      Леон был атакован внезапно. Я специально дождался, пока армия предателей отправится к Толедо. Когда Леон был оставлен и передан в руки небольшого гарнизона, на город обрушились мои полчища.
      Как только город был атакован, из Вальядолида к нему направилась армия Кастилии. Но она не дошла, и я взял город раньше. После сего вокруг бывшей столицы предателей я выстроил защитную линию из фортов.
      Через эту линию враги более не могли пройти, и армия Кастилии посчитала Леон потерянным.
      Враги закрепились у Вальядолида и не двигались с места. Но войск у него было просто гигантское количество.
      Спойлер (раскрыть)

      Тем же временем мои войскам удалось взять Алжир, и Магребский султанат был вытеснен из Африки. Их держава прекратила своё существование. Они были полностью уничтожены.
      В боях погибли и султан и все принцы, а в их родной стране началась гражданская война.
      Итак, вся северная Африка перешла под мой контроль и превратилась в одну большую колонию.
      Мои войска одержали немало побед в Африке и Иберии, и были достойны лучших вознаграждений. Теперь вся Африка благодаря действиям моих воинов несла значительный доход в королевскую казну.
      Раз у меня уже есть колонии, то не подумать ли мне о смене титула? Может быть теперь называться не королём Португалии, а Императором? Ведь только Император может править таким количеством земель и держать в повиновении колонии.
      Бои были успешно выиграны и в Африке и у стен Леона. Мои армии сравнялись по силе с Кастилией. Прошло время, и я решился объявить себя Императором. О становлении новой Империи узнали многие короли и правители. Франция поддержала моё решение, а вот Англия присоединилась к Кастилии.
      Теперь мне противостояли два могущественных врага - Кастилия и Англия.
      Спойлер (раскрыть)

      Я решил не геройствовать и пока сохранял свои территории. У меня уже итак огромная Империя, которая может бросить вызов любой из стран. Кастилия так и не решалась отбивать у меня Леон. Её армии были вытеснены из Кордовы. Так же я обнаружил ряд предательств среди кастильских армий. Целые тысячи отказывались подчиняться королю Кастилии и уходили в разбойники. Целые армии предавали своих господ и становились бандитами, грабителями и мародёрами.
      Кастильские войска раскалывались. Ну какая же у них теперь держава? Да я могу сокрушить их одним лишь взглядом. Вот и свершилась моя месть "союзничкам".
      Я решил взглянуть на Балеарские острова. Мне рассказали, что там есть отличный курортный город Пальма, который может пригодиться для моих военачальников в отставке. И мне надлежало взять его под контроль одним решительным ударом.
      Спойлер (раскрыть)

      Но увы... Как только моя флотилия приблизилась к островам, то мне преградили дорогу Миланские пограничные суда. Оказалось, что Пальма недавно была куплена одним из миланских магнатов, который устроил здесь настоящий рай для всех отдыхающих. Курортный город уже был построен, а его население теперь и знать не знало о горестях. Миланский магнат разместил здесь целую сеть своих отелей, включая бары и таверны, настроил бассейнов и игорных клубов. Теперь это был настоящий земной рай.
      Мои переговоры с агентами магната были безуспешными. Магнат оказался очень влиятельным человеком в своей стране и родственником генуэзского дожа. К тому же он имел и хорошую собственную армию, состоящую из бывших профессиональных военных Милана.
      Узнав о прибытии моего флота, родственник этого торговца, будучи генуэзским дожем, прислал к Пальме свою флотилию с несколькими тысячами латников.
      Я порешил не посягать на собственность Милана, и отправил свой флот в сторону Иберии.
      Спойлер (раскрыть)

      Высадив войска у Сарагосы, я тотчас же напал на этот город. Я думал, что он всё ещё независимый, но однако же я обнаружил там английские войска. Город был осаждён моей армией тотчас же.
      Англия всё равно была союзником Кастилии, а значит никакой дружбы с ней не могло быть и в помине.
      Город был осаждён, и я решил подержать его в осаде несколько лет.
      Английская армия, засевшая в Наварре тотчас же выступила на бой. Но она не дошла из-за того, что расстояние было слишком велико. А дорог никто хороших не построил. Мне это напомнило мою давнюю поездку в Русию, где дорог не было вообще.
      Пока английская армия доходила до города, мне уже удалось взять Сарагосу.
      Спойлер (раскрыть)

      Сарагоса была захвачена, и здесь моя империя наконец-таки победила. Мне удалось сделать то, чего не удавалось совершить моим предкам. Ещё сотню лет назад Португалия была всего лишь мелким графством. Но теперь же это огромная империя и метрополия! Колонии в северной Африке! Половина Иберии в моих руках! И вот даже в Сарагосе теперь мои владения!
      Но к сожалению, все эти события отняли у меня слишком много времени. Старость взяла всё-таки своё.... Поняв, что далее действовать я уже не могу, я просто передал трон одному из своих сыновей.
      Ему достаётся в руки огромная могущественная империя. И кто знает, может быть её войска и отобьют Пальму из рук миланских медиамагнатов и генуэзских торговцев, уничтожат Кастилию как государство и положат конец существованию английских колоний в Наварре. Но это уже не мои заботы.... Не мои дела.....
      Пойду что ли.... Посплю.
         Андриан
        • Imperial
        Imperial
        Форумчанин

        Дата: 23 марта 2016, 21:07

        AAR за Газневидский султанат по моду Ferrum Aeternum

        Фракция – Газневиды
        Сложность игры - высокая.
        Сложность сражений - высокая.

        С мечом в руке и Кораном в сердце

        Спойлер (раскрыть)

        …В 563 (1165 г Р.Х.) год от рождения Пророка - благословение божье ему и мир! - владыка государства, в котором правили султаны из тюркской династии Газневидов, милостью Аллаха и силой своего оружия победил злокозненного мятежника Санджива, занял всю область Синд и овладел столицей ее городом Таттой.
        Спойлер (раскрыть)

        Грозное и ослепительное зрелище являло собой могучее войско султана, стройными рядами выходящее из взятого города. Вздымая облака пыли, шли пехотинцы, проносились отряды конных гулямов. Бесчисленные острия копий сверкали на солнце, над множеством закованных в железо всадников реяли черные, белые и зеленые стяги с начертанной на них шахадой. Сопровождаемый успехом и блистающей свитой, здравый и невредимый, султан Хусрау направлялся в свой стан у города, воскрешая в памяти то время, что прошло со дня его воцарения на престол Газневидского государства…
        Спойлер (раскрыть)

        Сразу после того, как его отец после долгих лет справедливого правления получил Божие повеление переселиться в иной мир, его сын и наследник Хусрау обретался далеко от престола государства. Прочитав письмо от именитых хранителей страны и верных слуг своего покойного отца, он немедленно прибыл в Газни.
        Но и приняв бразды правления государством, Хусрау не мог долго оставаться в столице, так как многие дела требовали от него их немедленного решения. Обстановка того времени была не из простых, так как прочное прежде государство Газневидов готово было рассыпаться на множество мелких враждующих уделов, и даже правитель султаната не имел никакой власти над многими из них.
        Десять с лишним лет он укреплял и возвеличивал свою державу. Мудрые советники отца помогали ему своими советами. Покинув дворец, он большую часть того времени провел в седле, в походах и сражениях. Султан осаждал крепости и карал их непокорных эмиров – Бахрама, Захака, Шуджу и прочих; вершил суд и приводил в порядок государственные дела; созидал и благодетельствовал на благо своей страны. И вот теперь власть султана простиралась на обширные земли, раскинувшиеся от Газни на севере и до Татты на юге.
        Постоянно рядом с ним был и его сын и наследник Малик. С течением времени, выросший и возмужавший, он стал могучим пахлаваном и умелым военачальником, которому Хусрау и как отец и как султан мог доверить самое сложное поручение. Именно он возвратил под власть султана города Пешавар, Лахор и Душанбе. Султан гордился своим сыном и точно знал: когда пробьет и его час, держава Газневидов окажется в надежных руках. А после того, как сын султана взял в жены Джаиду ал-Набхани, дочь властителя Омана, султанат обрел в его лице мощного и верного союзника.
        Спойлер (раскрыть)

        Даже на празднестве в честь очередной победы султан не мог оставить своих мыслей о том, на что ему дальше стоило бы обратить свое внимание, но все изменилось, когда изможденный всадник прибыл к его шатру. Измученный многодневной скачкой и почерневший от усталости и дорожной пыли, он принес страшные известия: к столице султаната городу Газни медленно, но неумолимо приближаются носящие на своих одеждах символ Креста неверные. Это были целые армии их тяжеловооруженных рыцарей из христианских стран – Венгрии, Венеции, Франции. Союзник султана шах Хорезма Мухаммад Строитель, несмотря на заключенный несколько лет договор о мире и взаимной военной помощи в случае беды, на этот раз повел себя совершенно как изменник, предоставив неверным свободный проход через свои владения и даже не предупредив союзника и единоверца о грядущем нашествии врагов.
        Вслед за первым гонцом последовали и другие вестники, но и они все тоже принесли такие же ужасные и неутешительные вести: неверных невозможно остановить. Осведомители султана, спешно отправленные им навстречу, оценили их численность в тысячи хорошо вооруженных воинов. Разграбляя и сжигая селения, они становились все ближе к городу, который неминуемо ждала осада.
        Спойлер (раскрыть)

        Услышанные и осмысленные слова гонцов возбудили смятение в лагере султана Хусрау. В это время он со своими основными силами удалился от Газни почти на триста фарсангов, и был лишен возможности быстро придти на помощь своей столице. Оставалось рассчитывать только на стойкость жителей осажденного города.
        Без малейшего промедления, не тратя время на долгие обсуждения с эмирами и везирами, шах повелел двинуть всю свою армию к Газни, еще надеясь вовремя успеть со своей помощью. Столица султаната была многолюдна и хорошо укреплена; это оставляло надежду на то, что она сможет выстоять до его прихода.
        В самом же Газни из-за всех этих неутешительных слухов, обстановка тоже была неспокойной. Волнительное и тревожное ожидание переполняло его жителей, которые готовились к осаде. Множество людей добровольно вступали в ополчение, готовясь защищать стены с оружием в руках.
        Спойлер (раскрыть)

        В то же время подступавшие к городу венгры, которых вел к стенам знаменитый воитель и король Венгрии Бела Славный, были уверены в быстрой победе, так как уповали на свою многочисленность и воинское искусство. Кроме того, вскоре их число должно было еще утроиться: должны были подойти и запоздавшие в пути армии феодалов Влада Балажа и Гюрка Ходоша.
        Тем не менее, шах отдал приказ двигаться к Газни, но тут внезапно последовал новый удар, на этот раз в спину. Спешащее на север войско шаха догнал дрожащий от усталости гонец, доставив отчаянное послание от эмира Татты Ашрафа Фарида Хана, мужа его дочери Фатимы. И эти новые известия, доставленные ему лазутчиками, заставили кровь султана похолодеть в его жилах.
        Индийское войско под началом Кумарпала Парамары и Соланки Раджванша, совершив предательское нападение, осадило Татту. Вслед за этим и окрестные земли подверглись индийским набегам и неслыханному опустошению.
        Граничащее с султанатом с востока государство индийцев, страна джунглей и многоводных рек, уже давно вело себя неприветливо. Несмотря на предпринятые попытки установить дружеские взаимоотношения между обеими странами, с махараджей Индии так и не удалось заключить добрососедские отношения. Несколько раз султан Хусрау отправлял своих посланников ко двору индийского правителя, но тот всякий раз отвергал протянутую им дружескую руку султана. Индийцы, стараясь сохранить свою обособленность, продолжали держаться сами по себе, объясняя это нежеланием делиться своими знаниями; они с большой неохотой согласились впустить в свои земли мусульманских купцов, но наотрез отказались обменяться сведениями о землях. Всегда этот народ был высокомерен, нелепо тщеславен, замкнут и бесстрастен.
        Спойлер (раскрыть)

        Тогда на эти высокомерие и подозрительность не было обращено должного внимания, так как оставалась надежда, что постепенно неприязнь восточного соседа пройдет, но теперь все стало ясно. И когда же стало известно о тех подлости и коварстве, что были совершены индийцами, султан уединился со своими везирами и военачальниками и сказал им:
        - Изо всех границ и меры вышли враждебные действия индийцев, когда они, обуреваемые алчностью и коварством, подступили теперь к Татте. Стоит только дать сейчас им такое послабление, не успокоятся они до тех пор, пока не заберут ее у нас, а ненасытность их от этого только усилится, и очень скоро захотят они лишить нас еще большего. И необходимо нам немедленно обратить против них свои мечи, чтобы разом умерить пыл этих нечестивцев.
        - Так оно и есть, как говорит султан, - ответили на это его везиры, и согласились во всем со своим повелителем.
        Султан был поставлен перед непростым выбором – поспешить ли на выручку Газни или же повернуть назад, чтобы снять осаду с намного более близкой Татты. Спросив совета у своих советников и эмиров, султан Хусрау принял решение вернуться и, распорядившись оповестить все войско о том, что они идут обратно, предписал отправить гонцов к тем отрядам, что ушли к этому времени вперед, со строгим наказом им тоже возвращаться.
        Воспользовавшись тем, что индийцы не слишком настойчиво вели осаду, султан и его старший сын Малик, тоже опытный и успешный полководец, обрушили на них всю мощь своего удара.
        Спойлер (раскрыть)

        И стал он для индийцев полной неожиданностью, но, тем не менее, сражение отличалось крайним упорством сторон и продолжалось до темноты. В битве индийцы были разбиты наголову и бежали, потеряв множество людей. Более тысячи человек осталось на месте побоища.
        Спойлер (раскрыть)

        К величайшему сожалению, радость победы была омрачена. Не щадивший себя в битве султан в сече с индийской конницей получил неизлечимую рану. Осмотрев его, врачи были бессильны, и прямо сказали, что нить жизни повелителя вот-вот прервется. Так и случилось.
        Спойлер (раскрыть)

        Вскоре пробил его смертный час, и тогда же султан Хусрау Благородный покинул этот мир. Его сын Малик стал новым повелителем страны и отныне во всех мечетях стали читать хутбу с его именем. Как и его отец, он был твердый владыка, обладающий качествами выдающегося воина и политика, одаренный многими достоинствами. Новый султан на Коране поклялся отомстить индийцам, повинным в преждевременной смерти его отца.
        Спойлер (раскрыть)

        Тем временем Газни продолжал стойко выдерживать лишения осады. Его военачальником был салар по имени Сардар, а большинство воинов под его началом составляли местные жители, взявшие в руки оружие, когда были услышаны слухи о приближении неверных. И когда же поняли они, какой мощный натиск их ожидает, то почти утратили всякое мужество, хотя и не потеряли надежды, ибо продолжали уповать на помощь султана.
        Все новые крестоносцы беспрерывно подходили к городу, у которого собралось уже пять венгерских армий во главе с лучшими военачальниками и самыми знатными людьми их государства. Огромное количество врагов окружили Газни, строили осадные сооружения, готовили осадные машины. Постепенно подтягивались и отставшие в пути отряды. Вскоре у стен можно было ожидать и появления венецианских крестоносцев.
        Спойлер (раскрыть)

        Зимой 1189 года венгры Тамаш Карпатьи и Гейза Пап отправили своих людей на штурм Газни. Сардар, воодушевив защитников, по делу расположил их на стенах и, преуспев в этом, успешно отразил нападение.
        Спойлер (раскрыть)

        Венгры отступили с бесчисленными потерями. Это поражение, повлекшее за собой полное уничтожение двух наиболее сильных армий, столь угнетающе повлияло на остальных венгерских крестоносцев, что еще три их войска совершенно неожиданно решили отступиться от Газни.
        Решив воздать должным индийцам за их коварное нападение на Татту, султан повел свое войско на индийский город Гвалиор, находящийся к востоку. Вскоре вблизи от города состоялось большое сражение, отличавшееся крайним ожесточением – враги истребляли друг друга и оружием, и всем, что попадалось им под руку, так что земля вокруг покраснела от пролитой крови. И пусть с большим трудом, но победа была достигнута.
        Спойлер (раскрыть)

        Немало бойцов султана Малика тоже пали в этом бою, и он, понимая, что теперь сил его недостаточно для осады хорошо укрепленного Гвалиора, решил отойти, чтобы снарядить новых воинов. Узнав об этом, индийские вожди Самант, Вакпатираджа Качваха и Кумар Парамара опять собрали в большом количестве своих воинов, и попытались напасть на воинство султана во время его отступления. Однако правоверным, не вступая на этот раз в бой, удалось отступить.
        Спойлер (раскрыть)

        Несмотря на то, что он уже имел от своей любимой жены Джаиды троих детей – сына Махтина и дочерей Ширину и Шахбиби - султан Малик назвал своим сыном еще и человека по имени Ишан Дарьяб, который сумел добиться его расположения своими достоинствами и порядочностью. Вскоре султан послал его в Газни. Добравшись до города, Ишан Дарьяб всей душой предался поручению, все там осмотрел и во всем разобрался. Город уже почти истощил свои запасы, а количество воинов, способных к бою, тоже сильно уменьшилось. Как муж, смыслящий в военном деле, сразу понял он всю ту невозможность и дальше продолжать оборонять его. Советники Ишана Дарьяба, как люди, опытные в войне, тоже поддержали его, указав на подавляющую многочисленность и близость врагов, и уязвимость городских укреплений. Тем более, было бесполезно стараться удерживать Газни, ибо лазутчик Джагран Садозай принес ему новые вести о приближении еще и армий шведов и франков. Гораздо важнее было сохранить оставшихся воинов, с помощью которых можно было в дальнейшем вернуть город назад.
        Султану сразу же сообщили эту печальную весть и, получив от своего приемного сына такие мрачные известия, султан Малик был ошеломлен ими и расстроен, и большая печаль овладела им. Но как человек очень здравомыслящий, готовый пожертвовать большим ради еще более большего, он тоже не стал настаивать на продолжении обороны. Пока еще была возможность беспрепятственно покинуть город, армия султаната отступила на восток в Кабул.
        Спойлер (раскрыть)

        В тот же год султана Малика достигла весть от Ишана Дарьяба о том, что венецианцы заняли Газни, в котором и повели себя как завоеватели. Городская казна при этом была разграблена, здания и мечети осквернены, многие жители убиты, а дома их разорены. И так как с потерей Газни султанат лишился своей столицы, то султан повелел объявить, что пока ею будет город Татта.
        После того, как венецианцы овладели Газни, все прочие крестоносцы, венгры, шведы и кастильцы, сочтя цель своего похода исполненной, отряд за отрядом повернули обратно в сторону заката, так что число их начало быстро сокращаться. При этом многие спешили быстрее покинуть эту страну, так как опасались, что из-за своей разобщенности будут порознь разбиты правоверными. Венецианский же вождь Антонио Гневный остался в Газни, который он отныне считал своим собственным владением; и там он пытался управлять этим городом и злобным насилием и принуждением обращал жителей его в христианскую веру.
        Пытаясь выиграть время на подготовку новых сил, султан решил отправить посланника в лагерь франков Антуана Де Жиге, Юэ из Кале и Гильома из Лиона для переговоров с ними. Для исполнения этого поручения он назначил своего везира Каси Ваххаба, старого придворного, служившего еще его отцу.
        После всех приготовлений Каси Ваххаб с письмом султана, запечатанным его печатью, в добрый час отправился к неверным, которые еще оставались у Газни. И когда предстал он перед их начальником, то по обычаю исполнил обряд приветствия и вручил ему послание султана с предложением мира.
        Узнав о том, что посланник приехал с благой целью, начальник франков Антуан Де Жиге возрадовался этому, так как переживал, что уже не сможет возвратиться в свой край невредимо. Тут от сердца у него отлегло, и он дал свое охотное согласие на перемирие.
        Спойлер (раскрыть)

        Летом 1193 года Ишан Дарьяб с большим войском осадил Газни, изгнал венецианцев оттуда и отправил вестника в Татту с долгожданной вестью.
        Спойлер (раскрыть)

        По такому радостному случаю, что город был вырван из рук неверных, султан распорядился повсеместно устроить большие празднества. Он приказал открыть казну и раздал щедрую милостыню. Все города государства были разукрашены и несколько недель множество людей из знати и простолюдинов пировали и радовались победе.
        Благополучно изгнав всех христиан с земель султаната, в Газни сын султана не предавался безделью. Он деятельно и усердно готовил свое войско к скорым сражениям, объявил джихад против индийских язычников и провозгласил сбор добровольцев-газиев.
        Но первой своей целью Ишан Дарьяб определил овладеть мощной крепостью Байхак на западе страны, в которой к тому времени собралось много изменников и других недоброжелателей султана. Опираясь на эту могучую твердыню, можно было надежно преградить врагам путь к Газни.
        Спойлер (раскрыть)

        Когда же стало известно, что погиб попытавшийся проникнуть в город лазутчик Кухзад Адлан, сыну султана ничего не оставалось другого, кроме как попытаться принудить мятежников к повиновению силой, и он с мощным войском взял в осаду эту крепость, дабы усмирить их все равно как, миром или войной. После непродолжительной осады Байхак тоже был взят и присоединен к владениям султана.
        Чтобы отбить у местных жителей охоту к бунтам и непокорности, Ишан Дарьяб оставил в Байхаке сильный отряд под началом своего салара Патваля, но от этого его силы нисколько не ослабели. Отовсюду к нему стекались люди из различных воинственных племен тюрков, хорасанцев и афганцев, так что скоро он создал из них сильное войско. Вскоре после этого он, собрав все необходимое и сделав соответствующие распоряжения и приготовления, отправился в поход на восток.
        Тем же временем султан Малик, преисполнившись рвения, все собирал и укреплял свои силы, созывая под свой стяг воинственных людей из Татты, Захедана, Кандагара, Лахора и прочих городов. Своих лазутчиков султан отправил в страну, которой все еще владели индийцы, чтобы выяснить их силы и намерения. Шпионы уходили и возвращались назад один за другим, и приносили ему разные нужные вести.
        Спойлер (раскрыть)

        Выросла к тому времени у султана дочь Шахбиби, прекрасная, как Луна; красота ее затмевала свет так, что как ее и не описывай, все будет мало. И так угодно было Аллаху, что знатный индийский полководец Астхан услышал о ней и возжелал взять ее в жены. Настолько влюбился Астхан в эту девушку, что ради нее был готов оставить и махараджу, и страну свою – лишь бы быть ему с Шахбиби.
        Отправился он немедля ко двору султана в Татту, и, принеся ему богатые дары, восхвалил его, как подобает, и признался в своем намерении. Сватовство его пришлось султану по душе, ибо был Астхан отличный воин и военачальник из наилучших. А когда Астхан поклялся верой и правдой служить ему – пусть только он позволит ему жениться на своей дочери – султан ответил ему своим согласием.
        Принял султан Малик его с большим почетом, и, наградив его и осыпав милостями, возвысил его и доверил управление войском. А Астхан в благодарность за все стал одним из наиболее преданных ему людей.
        В 1199 году шах выступил из Татты и осадил прибрежный город Сомнатх, а после года осады штурмом овладел им до того, как большая армия под началом индийского полководца Притхвираи подоспела горожанам на выручку.
        Спойлер (раскрыть)

        Сразу после этого султан объявил правителем этого города своего старшего сына Махтина. Он отличался добрым нравом и миролюбием, так что сначала горожане приняли его хорошо и доверились ему. Но завоевание этой области еще совсем не означало ее прочное подчинение власти Газневидов. Очень скоро индийские лазутчики, затаившиеся в Сомнатхе под видом местных жителей, начали сеять там смуту и призывать людей к неподчинению.
        Спойлер (раскрыть)

        И из-за всех их зловредных деяний многие люди стали весьма раздражены властью Газневидского наместника, после чего произошли многочисленные волнения. Много раз толпы людей, подстрекаемые этими презренными, учиняли в городе беспорядки. Множество людей многие дни бесновались на улицах города. Усмирить их недовольство стоило Махтину большого труда, ведь твердости ему не доставало.
        А летом следующего года на севере армия Ишана Дарьяба достигла и взяла в осаду город Гвалиор, в котором засел индийский правитель Паджаван. Когда армия Ишана Дарьяба подступила к Гвалиору, к ней присоединились многие местные наемники, а также и подкрепления саларов Шпуна и Мирана Шаха, которые по приказу султана были отправлены ему из Лахора и Пешавара.
        Захватить Гвалиор удалось почти бескровно, так как незадолго до появления воинов султана лазутчики султана Сабур Фатех и Гани Шуджа Тахрар проникли в город. Теперь же открыли они ночью одни из городских ворот, и немало помогли своему владыке этими усилиями. Свыше семи тысяч динаров составила добыча, которая была взята в Гвалиоре.
        Спойлер (раскрыть)

        В конце 1203 года, объединив свои силы под одним знаменем газавата, султан Малик и его сын Ишан Дарьяб штурмом овладели столицей индийцев - городом Анхилвара, в котором заперлись сам махараджа Утараадхикари Мулрадж, а также юный Капилешвара Раваль, сын Джайсала.
        Спойлер (раскрыть)

        Усердно орудуя мечами и копьями, воины султана добились того, что столица индийцев признала себя побежденной; взятая же добыча превзошла все ожидания и составила пятнадцать с лишним тысяч золотых динаров; было захвачено множество драгоценностей, рабов и слонов.
        Спойлер (раскрыть)

        Вторжение мусульман в эти земли повергло индийцев в большую тревогу и уныние. И очень скоро они попытались вернуть свою столицу, собрав и отправив к ней свои войска под началом опытного полководца Бхимдева Соланки.
        Спойлер (раскрыть)

        В состоявшейся большой битве победу вновь одержали Газневиды. Но всего лишь через год еще одна битва с Сомадевой состоялась там же, и индийцы опять были побеждены. С многочисленной ратью явился правитель Газневидского султаната на поле, а сопутствовали ему войска Ишана Дарьяба, а также сына его дяди Ашрафа Фарида Хана - Насруллы Мирзы, прозванного Ленивым. В тот день султан был полностью готов к схватке и уверен в своей победе, а сердца его воинов наполнены отвагой.
        Вскоре правоверные, не имея в сердце своем страха, снова сразились с индийским войском под Анхилварой. Битва началась с атаки индийцев и продолжалась много часов, не счесть народа погибло с обеих сторон. Но, в конце концов, султан одержал верх; он и на этот раз одолел индийцев, и те, не выдержав ударов, опять обратились вспять и бежали.
        Спойлер (раскрыть)

        Индийцы раз за разом терпели поражения из-за нехватки проницательности, смелости и везения. Все их набеги заканчивались для них плачевно, но до окончания войны было еще очень далеко. Индийский махараджа все еще обладал густонаселенными и богатыми землями, и вскоре с легкостью собрал новое многочисленное войско.
        После последней победы султан Малик и его салары несколько месяцев пробыли на одном месте, пока не были погребены все убитые, а раненые не поправились. Своего среднего брата Мира Махмуда Шаха султан назначил эмиром в Кандагар, а Повенда, сына Ашрафа Фарида Хана – в Лахор. Эти люди снискали свои назначения тем, что всегда были верны султану и почитали его. Также султан выдал замуж свою младшую сестру Рахману за салара Накиба Аббаса; а свою дочь Ширину – за другого сына эмира Татты, Джандала. Всех их султан одарил, обласкал и устроил в их честь пышные празднества.
        Пока же повелитель решал все эти дела, новые отряды, хорошо снаряженные и полные сил, все присоединялись к нему, так что сила его с каждым днем росла, а решительность крепла.
        Индийцы же, слыша все это, не падали духом.
        Спойлер (раскрыть)

        Вскоре у Анхилвары их начальник Сомадева опять вступил в бой с султаном, Ишаном Дарьябом и саларом Асгаром, но вновь потерпел поражение. Много прославленных индийских воинов осталось лежать бессильно и неподвижно на том роковом для них поле.
        Спойлер (раскрыть)

        Аллах опять даровал султану победу, он и на этот раз обуздал неверных своим мечом, а тех, кто остался в живых, взял в плен. Нагруженные добычей и радуясь победе, воины султана вернулись в свой стан.
        Едва закончилась и эта бойня, как султана потревожили новые известия. Уцелевший в последней битве полководец Сомадева, отступив, вскоре смог сплотить вокруг себя большую рать и опять приблизился к владениям Газневидов. Однако боевой дух его людей уже никуда не годился. Когда султан со своими мощными воинами прибыл в ту местность, индийское войско не выстояло против напора правоверных, и было обращено в бегство.
        После того, как были повержены или рассеяны тысячи индийцев, свободен стал и путь на крепость Дхар. Султан Малик решил, что настало время нанести решающий удар и по ней.
        Спойлер (раскрыть)

        Чтобы захватить ее, он отправил туда сильное войско под общим началом Ишана Дарьяба и салара Давуда, снабдив их всем необходимым для долгой осады.
        В течение нескольких месяцев обе стороны, не решаясь начать сражения, ограничивались лишь небольшими стычками. Но летом 1206 года войска правоверных осадили Дхар. В ней укрывался еще один из знатнейших индийских владетелей - Тедж Минхаш.
        Спойлер (раскрыть)

        Индийцы, не имея возможности долго терпеть осаду, решились, наконец, с яростью выйти наружу и попытались прорвать кольцо окружения. Приверженцы ислама же, имевшие выгодную позицию, без большого труда отбили это нападение, и Дхар тоже пал.
        Спойлер (раскрыть)

        Новый махараджа Чамундарадж, лишившись и этого владения, начал постигать, что с каждым днем его положение становится все более шатким, и тогда душой его овладел страх.
        Спойлер (раскрыть)

        От этой неудачи индийцы уже не могли оправиться, столько уже земель было у них отобрано. Перед лицом неминуемой гибели от победоносного меча султана махараджа принужден был униженно просить пощады и перемирия, на что султан Малик милостиво дал ему свое согласие.
        После этой победы к зиме 584 года от рождения Пророка (1206 год) султанат Газневидов стал самой могущественной и огромнейшей державой мира.
        Спойлер (раскрыть)

        Султан Малик хотел, чтобы его столица не уступала по красоте даже самым великим городам, а потому он переселил из Индии множество искусных ремесленников и зодчих, которые должны были отстроить город Газни и украсить его новыми великолепными дворцами, мечетями, медресе и садами. Большая часть известного мира была покорна ему, казна обильна, войско непобедимо, а все подданные послушны и довольны.
           Darhan
          • Imperial
          Imperial
          Форумчанин

          Дата: 26 марта 2016, 14:10

          Imp


          История рыцаря Готфрида


               Меня зовут Готфрид сын Дрё, я родом из юга Франции. Мой отец был богатым, храбрым воином и жил в замке к северу от Каркассона. Он исповедовал религию катаров, или как они сами называли себя «добрыми людьми». Его учителем был некий Гундульф из Фландрии, хотя, другие говорят, что он был прибыл из Италии. Конгда отцу было около двадцати лет, герцог Гильом Великий провел синод, на котором были осуждены многие катары. Моему отцу удалось избежать этой участи благодаря заступничеству его сеньора из семьи Транкавель. Известно, что графы и виконты этих земель относились к катарам дружелюбно. Наша семья была прихожанами церкви Каркассона, одного из четырех катарских церквей.

          Imp


               Славу отважного воина отец приобрел в сражениях против мавров. Так в составе войск графа Рамона Беренгара, он участвовал в взятии Барбастро. Однако, катары всюду были меньшинством, местные феодалы захватывали их земли и имущество. После смерти отца, граф Тулузы захватил наши родовые земли и замок. Мне пришлось бежать на север Италии к родственникам матери. Но и там я не задержался надолго. В то время на юге Италии византийцы вели войны с нормандцами. Нормандское завоевание Южной Италии началось в конце XI века. Оно проводилось множеством нормандских рыцарей, захватывавших земли в своих личных целях. Первоначально мигрировавшие нормандцы поступали наёмниками на службу византийцам и лангобардам. Но со временем они стали создавать свои личные, независимые владения в этих землях.

          Imp


               Под властью Византии была значительная часть Калабрии и Апулии. Волею судьбы я оказался в Калабрии, и зимой 1059 года в качестве наемника принял участие в осаде города Реджо, где был отмечен самим Рожером Отвилем. Весной 1060 года в Реджо прибыл Роберт Гвискар. После долгой осады город пал и Калабрия перешла в руки нормандцев. По совету своего брата Рожера, Гвискар взял меня в свой отряд, чему я был бесконечно благодарен судьбе.

          Imp


               В начале 1061 года зиридский эмир Ибн ат-Тимна, потерпев поражение от эмира Ибн аль-Хаваса, прибыл к Роберту Гвискару с просьбой о помощи. За это эмир соглашался отдать половину Сицилии и заключить союз с нормандцами. Роберт принял предложение сарацин и отправился в Сицилию. Вскоре нормандцы без особых проблем взяли Мессину. После этого в честь взятия Мессины Роберт организовал пир, куда в числе многих был приглашен и эмир Ибн ат-Тимна, там мне и довелось познакомиться с ним. На следующий день сеньоры вышли на охоту дикого кабана, своей любимой забаве. Охота на кабана была сопряжена с большой опасностью, малейшая оплошность, и зверь мог убить охотника. Эмир Ибн ат-Тимна вежливо отказался принять участие, объяснив, что он предпочитает соколиную охоту. В знак союза с Робертом ему был подарен кречет доставленный из Северной Европы.

          Imp


               Прибывание в Сицилии пошло мне на пользу, здешняя погода напоминало мне мою родину на юге Франции. Много внимания мы уделяли укреплению города, на случай его осады. Правда, мы не рисковали путешествовать далеко от окрестностей города. То и дело приходилось ждать нападения кого то из сарацин или византийцев.

               Вскоре нам пришлось покинуть солнечную Сицилию и отплыть обратно в Италию. В 1063 году мы осадили Бари. Под стенами города нас атаковал полководец Мириарх, с южных ворот города вылазку совершил наместник Георгий. В ходе ожесточенной битвы мы победили византийцев, пленив их предводителей. Выкуп был огромный 23359 дукатов, византийцы не смогли доставить такую большую сумму и все пленники были казнены. В этой битве я был ранен в четырех местах. К счастью раны оказались не глубокими, придворным сарацинским врачам удалось поставить меня на ноги.

          Imp


          Imp


          Imp


               После победы над византийцами слава Гвискара вознеслась до небес, правитель нормандцев пожелал породниться с ним, и выдал свою прекрасную дочь Леонору за Роберта. В 1069 году Роберт Гвискар был удостоен титула «Принца Калабрии».

          Imp


               В 1073 году я вместе с Робертом участвовал в осаде Таранто, это был большой торговый город. В нем приобладали греки и арабы. С уходом византийцев город стал мятежным, и доставлял много хлопот торговле между Бари и Реджо. Город вскоре быстро сдался, заплатив большую контрибуцию за наши расходы. Племянница короля уже подросла, и по рассказу очевидцев обладала неземной красотой. Роберт бы и сам женился на ней, но Папа Римский был против этого. Тогда он решил женить на ней своего брата. И в 1078 году король выдал ее замуж за Рожера.

          Imp


               В Сицилии ситуция оставалась напряженной. Сарацины и греки часто тревожили владения нормандцев. Поэтому братья решили положить конец этой анархии. И в 1082 году осадили город Сиракузы, принадлежавший сарацинскому эмиру Мухаммаду ибн Зири.
               Здесь позвольте мне рассказать немного об истории сарацин на Сицилии. В 878 году Сиракузы были захвачены сарацинами. Завоевав всю Сицилию, они образовали на острове эмират, и перенесли столицу из Сиракуз в Палермо. После этого город утратил свой статус столицы. Тем не менее, Сиракузы остался важным центром торговли, в городе кипела культурная жизнь. Здесь родился известный арабский поэт Ибн Хамдиз. В годы владычества сарацин город застраивается зданиями в арабском стиле, кафедральный собор города был превращен в мечеть.

          Imp


               Прибыв туда мы узнали о смерти короля, и были глубоко опечалены этим событием. Покойный король был хорошим правителем и сеньором для своих вассалов. Так как у него не было своих сыновей, новым правителем был избран его зять Роберт Гвискар. Своим наследником Роберт объявил своего младшего брата Рожера. Осада Сиракуз длилась несколько месяцев, но в конце концов город пал и перешел в руки нормандцев. Захватив Сиракузы король Роберт отправил Рожера на покорение Палермо. Меня же он оставил рядом со своим сыном Эдвардом. Первым делом Роберт восстановил кафедральный собор Сиракуз и построил другие церкви. Он начал заново отстраивать город в неприступную крепость. Теперь во власти нормандцев находилась вся восточная часть острова.

          Imp


               В 1086 году Рожер начал осаду Палермо. Через полгода осады сарацины сдались и город перешел в руки нормандцев. Это событие подняло престиж Рожера в глазах нормандцев. Палермо был самым богатым городом на Сицилии. И теперь здесь властвовали нормандцы. Со взятием Палермо резко ухудшились отношения с Зиридами. В 1092 году эмир Хасан ибн аль-Файед властитель западной части острова, разорвал союз и атаковал силы Роберта Гвискара. Я не могу вас рассказать детали той битвы, но скажу , что это была величайшая победа христиан над сарацинами. Эмир Хасан был убит, остатки его войск бежали в Африку. Вскоре пал последний бастион сарацин замок Марсала, который подчинился власти Роберта в начале 1093 года.

          Imp


               Теперь с уходом сарацин владения нормандцев простирались от Неаполя на севере, до Сиракуз на юге. Таким образом была основана новое государство – Сицилийское королевство. Я же жил в Сиракузах при дворе сына короля Роберта Эдварда, графа Сиракуз. Сам король обосновался в замке Марсала, пока не скончался там в 1103 году. Да, великий рыцарь и король Роберт Гвискар умер. Душа его устремилась в царство небесное, народ скорбит и ожидает коронации нового владыки. Сыновья короля Роберта Эдвард и Онест принесли присягу верности новому королю Рожеру. Коронация правителя прошла в Палермо, который отныне стал его постоянным местопребыванием. Правление Рожера вошла в история золотым веком правления норманнов на Сицилии. Сицилия при нем достигла невероятного развития, науки и торговли, где бок о бок жили христиане, сарацины и греки. Процарствовав одиннадцать лет славный король Рожер умер, оставив трон своему племяннику Эдварду.

          Imp


          Imp
             Kosss
            • Imperial
            Imperial
            Форумчанин

            Дата: 02 апреля 2016, 15:11

            Генрих III. Покорение Британии.
            Спойлер (раскрыть)
               SamaelBC
              • Imperial
              Imperial
              Форумчанин

              Дата: 15 января 2017, 03:38


              =Британские острова=
              Long live England!!!

              Imp


              Королю доложили,что валлийцы собирают силы для вторжения в английские земли!!!
              Все южные и юго-западные города и замки,по королевскому указу,должны предоставить
              войска и фураж для предотвращения валлийского вторжения.Даже из Лондона вышел
              сводный отряд,но путь их был нелёгким...

              Засада (Раскрыть)


              Валлийская лира

              Imp

              Молодой Николас,поклялся отомстить валлийцам за смерть отца.Потратил деньги из наследства с умом:
              собрал из крестьян отряд копейщиков,нанял хобилар и арбалетчиков,а по пути на войну,в харчевне,договорился
              с суровыми секирщиками - потомками викингов...

              Форт (Раскрыть)

                 Андриан
                • Imperial
                Imperial
                Форумчанин

                Дата: 28 января 2017, 01:16

                Invasio Barbarorvm II: Conqvestvs Britanniae
                Рассказывают, что такой обычай издавна был у саксов – если людей в их стране становилось больше, чем скудная и неплодородная земля могла их прокормить, то часть народа навсегда отправлялась за море в поисках лучшей доли. Эти выселения происходили постоянно, потому что и неурожаи и голод случались часто. Люди приносили человеческие жертвы, но не могли никак умилостивить древних богов.
                Когда часть саксов во главе с братьями Хенгистом и Хорсой была вынуждена покинуть свою страну, то они отправились на запад, в землю бриттов. В то время там правил король Гвортигерн. Он хорошо принял изгнанников, а они за это поклялись служить ему и защищать его землю от врагов. Но впоследствии они восстали против этого короля, овладели частью страны бриттов и навсегда поселились в ней.
                Imp
                Фревин же стал тогда повелителем тех саксов, что остались жить в своей стране. Все они подчинились ему и называли его своим владыкой, а он брал с них дань. Он прослыл мудрым человеком и усердно возносил богам жертвы. После того, как он занял место короля саксов, в его стране воцарился мир. Раньше он был знаменитым воином и совершил много подвигов, но со временем начал предпочитать жить в мире со всеми и больше не ходил в походы ради добычи и славы.
                Он приказал повсеместно расчищать лесные дебри, которыми была покрыта страна, и прокладывать новые дороги. Из-за того, что появились обширные свободные пространства, саксам больше не нужно было отправляться за море, так как для заселения земли стало довольно. При нем урожаи тоже стали лучше. Его столица была устроена в городе Трева, и вся дань, которую отправляли ему его подданные, стекалась туда, и там же хранилось все его богатства. Там у него были просторные палаты, убранные красиво и богато. Король был искусен во многих делах, могущественен и славен. С каждым годом его власти жизнь саксов становилась легче, ибо они становились богаче, а за это они очень почитали его.
                У короля Фревина было много детей. От его первой жены Хельги у него родились сыновья Эадвакер, Хадугатто и Хульдерик, а также дочь Гизелла.
                Imp
                Эадвакер был самым старшим среди них. Отец любил его сильнее всех прочих своих детей и видел своим наследником. Остальные его дети к этому времени еще были малолетние. Эадвакер был искусным воином, но при этом в мирной жизни смыслил мало и был неуживчив, вспыльчив и скор на руку. Он был смел, могуч и красив, любил шумное веселье, и был щедр со своими людьми, поэтому они все равно любили его. У него было много знаменитых и отважных воинов. Вечерами он часто пировал с ними и одаривал их золотом
                Король Фревин мало времени проводил в Треве, потому что не надеялся на то, что мир продлится долго. Он много странствовал и всюду предпринимал меры по укреплению своей страны. Он приказывал в разных краях страны строить большие усадьбы для себя и ездил по ним, где разрешал споры и управлял делами государства. Удалившись далеко от своего города, он возводил повсеместно укрепленные бурги и дозорные башни, чтобы наблюдать оттуда за окрестностями. Эта его поездка продолжалась шесть лет, во время которых он ни разу не возвращался в столицу. В особенности он укреплял границу своего королевства на севере, где жил народ ютов, а с ними саксы раньше часто враждовали.
                Теперь же король Фревин, как уже говорилось выше, желал жить в мире со всеми соседями, а в особенности с народами фризов и тюрингов. Для того чтобы мир был крепче, он отправил к ним человека по имени Свев. В то время ими правил король из гуннов по имени Эллак. В их землях тюрингов были соляные копи, а соль тогда ценилась очень высоко. После того как купцы из саксов завладели этими копями, это начало приносить большую прибыль им и королю Фревину.
                Imp
                Также король отправил посланника к фризам, и оба народа заключили союз, обменялись заложниками, и обещали соблюдать мир и оказывать друг другу помощь во всех делах. Он также приказал заключить мир с иными соседними конунгами. Одни из его людей отправились тогда к франкам, иные к ютам и другим народам.
                Сын же короля Эадвакер был слишком воинственен, и бывало, что из-за этого он не ладил со своим отцом, так как король Фревин воевать больше уже не хотел. В одно лето сын короля собрал большое войско из свободных людей и по суше отправился на запад, где находился город Бинедхайм. Эадвакер желал не просто совершить набег ради добычи, но покорить Бинедхайм полностью и остаться править в нем полновластно.
                Сложилось так, что в то же время народ фризов, с которым тогда у саксов был союз, тоже отправили своих людей к городу, но первым к его стенам подступил Эадвакер. Он послал человека к вождю фризов Сердику, и, напомнив ему о заключенном уговоре, предложил ему помочь саксам в этой осаде. Сердику не слишком пришлось это по душе, так как раньше он сам надеялся подчинить это поселение. И хотя он все же не решился нарушить уговор, но был сильно не в духе.
                Imp
                Когда Эадвакер повел свое войско на приступ, он призвал Сердика тоже сделать это. Но вождь фризов, хотя и отдал такой приказ, наступал со своей стороны настолько медленно, что саксам от его воинов не было никакой подмоги. Сын короля Фревина был сильно недоволен этим. Тем временем, сам Эадвакер и его люди наступали храбро, и сломили сопротивление.
                Спойлер (раскрыть)

                Когда город пал, саксы разоряли и грабили его, как хотели. В этой битве они убили местного вождя Беренхара и всех защитников города, а сами потеряли не так много людей. Сын Фревина поднял над городом свой стяг и разделил всю добычу между своими людьми, а фризам приказал не давать ничего. Сердику очень не понравилось это, но возразить Эадвакеру он не посмел.
                Imp
                Сын короля отправил своему отцу весть о покорении города и испросил у него разрешения остаться в нем, на что тот дал свое согласие. А в городе Эадвакер увидел девушку дивной красоты, которую звали Этельмода. Она была очень хороша собой, умна и красноречива. Кончилось тем, что он сыграл с ней свадьбу. От нее у Эадвакера были потом дети Рагнахар, Ирмингарда и Трудо, но больше здесь о них не рассказывается.
                Эадвакер же, хотя и был знаменитым воином, мало смыслил в управлении городом, так что вскоре жители стали роптать и проявлять недовольство.
                Imp
                Они начали выступать против власти наследника короля саксов и время одного из этих беспорядков убили Рикхарда, одного из самых преданных ему дружинников. Сын короля очень жалел об этой утрате. В то время как другие города становились богаче, Бинедхайм все больше беднел, а Эадвакер не знал, как исправить положение. Король же Фревин, до которого доходили эти слухи, сильно гневался на своего сына, но не мог сам повлиять на это, так как находился далеко на севере. Однако когда ему это надоело, он понял, что Эадвакер еще неспособен самостоятельно властвовать над людьми и приказал сыну вернуться в Треву, Ему на смену он отправил своего хирдманна по имени Арнульф. Он тоже был знаменитым воином, но лучше умел ладить с людьми и был более искушенным в управлении, чем Эадвакер.
                Imp
                И когда Арнульф явился в город, и передал послание короля его сыну, Эадвакер был в большой ярости и неуживчивый его и злобный нрав вырвался наружу. Он считал, что его отец не должен был поступать так. Он отказался вернуться в Треву и ушел в Эресбург. После этого отношения отца с сыном еще сильнее разладились.
                Тем временем отношения саксов и фризов также становились все хуже и хуже. Когда началась война между фризами и франками, обе враждующие страны запросили помощи у короля Фревина и тот выбрал последних. В результате этого союз фризов и саксов оказался расторгнутым.
                Вскоре фризы собрали огромную рать и, неожиданно вторгнувшись в землю саксов, разорили и опустошили ее вокруг Бинедхайма. Они убивали всех людей и жгли поселения, а затем подступили и к самому городу. Еще раньше они напали на человека короля Реккареда с его людьми, и убили их всех до единого. Фризы никого не стали брать в плен, потому как их вождь Фарамунд также пал в этом бою.
                Спойлер (раскрыть)

                Войско фризов было настолько велико, что Арнульф не мог им противостоять и счел более разумным пока запереться в городе. Он запросил о помощи короля Фревина. Как только король узнал о том вероломстве, что совершили фризы, он примирился со своим сыном Эадвакером и поручил ему вести войну с ними.
                Imp
                Эадвакер с большим рвением отнесся к поручению своего отца, так как в военном деле разбирался много лучше, чем в мирном. Он, разослав клич по всей округе, быстро собрал войско не меньше того, что было у фризов, и выступил на помощь городу. Когда войска почти сошлись и уже начались первые стычки, Фригерих, новый военачальник фризов, не решился сражаться одновременно и с Эадвакером, и с Арнульфом. Поэтому он решил отступить от города.
                Imp
                Вся округа в той местности была покрыта лесами. От этого города было не так далеко до реки, которая была границей между землями саксов и тюрингов. Там стоял их город, что зовется Оссенбрюгге. Пока фризы пытались пробиться к мосту через реку, сын короля со своим войском обошел их и преградил им дорогу. В то же время войско Арнульфа настигло их сзади.
                Imp
                Так как фризам некуда было отступать, они укрепились на каком-то пригорке и приняли бой. Враги обратились друг против друга и долго сражались, отважно и мужественно.
                Спойлер (раскрыть)

                Вождь Фригерих бежал, потеряв почти все свое войско, но все же спас свою жизнь. Потерпев эту неудачу, ему только с большим трудом удалось вернуться во владения короля фризов.
                Imp
                   Андриан
                  • Imperial
                  Imperial
                  Форумчанин

                  Дата: 07 февраля 2017, 19:20

                  Invasio Barbarorvm II: Conqvestvs Britanniae
                  Imp
                  На следующий же день после этой битвы Эадвакер и Арнульф отправили своего человека к королю Фревину, чтобы сообщить ему о своей славной победе. Он застал короля, как и предполагалось, в Треве, так как король уже давно, как перестал покидать ее. Его сыновья Хадугатто и Хульдерик тоже тогда были с ним, а также и многие приближенные.
                  Король Фревин одобрительно отнесся к сообщению, что саксы отбили нападение на Бинедхайм и разгромили фризов. Он приказал позвать своего казначея и вознаградил гонца за добрую весть, подарив ему алый плащ и серебряное запястье.
                  После гонец сказал:
                  - Ваш сын и наследник Эадвакер и военачальник Арнульф поручили мне также узнать у вас, государь, пожелаете ли вы сейчас остановить войну и оставить фризов в покое, или же захотите теперь проучить их за содеянное так, чтобы они надолго запомнили?
                  Услышав это, король Фревин не сразу ответил, а сначала долго пребывал в глубокомыслии, обдумывая все и колеблясь. Наконец, он сказал:
                  - Не слишком хотелось бы мне все больше разжигать войну с фризами – ведь известно, что народ этот отменные воины – и тем самым еще больше увеличивать число погибших в этой войне, как с нашей, так и с их стороны. Так что, скорее предпочел бы я послать сейчас же такого опытного человека к королю фризов Фольквальду, чтобы он уговорами склонил бы его к уплате разумного возмещения за все наши потери и заключению прочного мира. Ведь не мы первыми начинали эту войну и не нанесли первые никакой обиды народу фризов, да и не желали никогда этого.
                  Но такие слова короля мало кому пришлись по нраву, и среди воинов его поднялся громкий ропот. Тогда же встал сын короля Хадугатто и так сказал в ответ на слова короля:
                  - Разве присущи и мужу и воину такие разговоры? Почему же тогда хочет король поступить так? Конечно, худое это дело – война, но разве не еще хуже для нас будет покорно снести эту обиду, нанесенную нам фризами? Ведь тогда вечный позор угрожает нам всем, если мы стерпим сейчас это оскорбление и позволим им уйти, не получив должного возмездия. А кроме того, раз должен кто-то заплатить нам за все те убытки, которые понесли наши люди из-за их вероломства, то будет только справедливо, если это придется сделать фризам.
                  Imp
                  Когда Хадугатто закончил говорить так, то и его брат Хульдерик, и все знаменитые воины шумно выразили ему свое одобрение и согласие с его словами. Король Фревин был не слишком доволен этим; но вида этому он не показал, а когда же наступило молчание, сказал:
                  - Вижу, что слова моего сына вам нравятся куда больше моих. Не слишком доволен я вашим желанием во что бы то ни стало скрестить мечи с фризами, но раз уж так хотите вы сделать это и не прислушиваетесь к моим словам, то пусть будет так. Должны мы теперь отнестись к этой войне со всем тщанием - ибо не будет она простой - и прежде чем идти во фризские земли, подготовить наших воинов к походу как можно лучше.
                  И он отослал посланника обратно к своему сыну Эадвакеру и Арнульфу с наказом, чтобы они были готовы к тому, чтобы в установленный час выступить со своими людьми во владения фризов.
                  Король Фревин после того разговора решил, что раз сыновья его уже достаточно разумны и самостоятельны в суждениях, а бывалые воины прислушиваются к их словам, то пора им и самим начинать управлять. С этим он отослал своего среднего сына Хадугатто на княжение в Марклё – второй по размеру город в стране, а младшего сына Хульдерика – на восточную границу страны, в Бардевик.
                  Imp
                  К этому времени они уже прослыли щедрыми людьми и заботились о том, чтобы народ думал о них хорошо. Многие знатные люди почитали их и обещали им свою поддержку. Они оба были ревностными язычниками, как и сам король Фревин, соблюдали все обряды, устраивали обильные жертвенные пиры и приносили жертвоприношения богам. За это простой народ тоже любил их и почитал.
                  Теперь надо рассказать о сыне короля и Арнульфе. В ожидании возвращения гонца Арнульф остался в Бинедхайме, а Эадвакер вернулся в Эресбург.
                  Imp
                  Как известно, часть фризов после осталась в живых после того сражения, в котором сын короля и Арнульф одержали победу над вождем Фригерихом. Какое-то время они избегали попадаться саксам на глаза, и прятались в окрестных лесах. После же, присоединив к себе еще и некоторое количество бродячих шаек и наемников и осмелев, они неожиданно объявились под Эресбургом. Однако нападение их совсем не удалось; и все они были почти полностью перебиты воинами наследника короля. Остатки же их рассеялись, кто куда.
                  Спойлер (раскрыть)

                  С приближением зимы король Фревин отправил гонца с приказом к своему старшему сыну Эдвакеру и Арнульфу готовиться к походу на Вазобург, а одновременно объявил в Треве сбор еще одного войска, которое должно было напасть с моря. Его начальником он сделал своего дружинника по имени Лантахар. Он был умелый воин, и как человек тоже не заурядный, а хитрый, смышленый и сообразительный.
                  Imp
                  Время для нападения было выбрано достаточно удачно, ибо фризам тогда приходилось очень нелегко. У них было много врагов, а помимо войны с франками и саксами они вели войну и с сильным народом ютов. До сего времени фризы ничего не могли поделать с их нападениями с моря. Корабли ютов раз за разом приставали к фризскому берегу и, быстро разграбив прибрежные селения, с богатой добычей возвращались в свои владения.
                  В свою очередь, Эадвакер и Арнульф, которые уже знали о замысле короля нанести удар сразу с двух сторон, поставили цель подчинить ему городище Вазобург. Это крупное поселение лежало в области расселения племени хамавов. Путь к нему лежал через глухие и почти непроходимые леса, и вся та местность была совершенно безлюдная. Можно было идти по ней много дней и ни разу не встретить следов человеческого жилья. Но вместе с тем, можно было рассчитывать, что никому в стране фризов не будет известно о приближении войска саксов.
                  Imp
                  Арнульфу пришлось остаться в Бинедхайме, ибо местные обитатели все еще были не слишком надежны, так как недавно попали под власть короля саксов и среди них внезапно мог разразиться бунт. Поэтому сын короля Эадвакер был избран единственным вождем войска. К нему присоединилось еще много охочих до славы и добычи людей из середины страны, и когда он выступил, все его воины надеялись, что поход их сложится удачно.
                  Imp
                  Гундобадом звали дружинника, который был в войске Эадвакера. Был он уже далеко не молод, но вместе с тем настолько ловок и изворотлив, и способен на такие дела, пойти на которые далеко не каждый бы решился, смелый и дерзкий человек. Покинув войско и отправившись вперед него, он тайком пробрался в город, где сумел разузнать, что в нем стояло лишь только войско вождя Сердика. Еще недавно Эадвакер с Сердиком вместе воевали за город Бинедхайм, теперь же им предстояло биться друг против друга.
                  Imp
                  Все сложилось так, что фризы и впрямь были сильно изумлены неожиданным появлением своих врагов. И Вазобург неминуемо был бы быстро захвачен, так как людей в распоряжении Сердика в то время было совсем мало. Ни к приступу, ни к осаде город был совсем не подготовлен. Как только воины Эадвакера приблизились к стенам, Сердику ничего не оставалось, как только поспешно запереться в нем и отчаянно молить о скорейшей помощи.
                  Imp
                  Вскоре после того большое фризское войско вождя Гейзериха действительно подошло ему на помощь. Сразу после этого, рассчитывая на его поддержку и положившись на свою многочисленность, Сердик возгордился и решился вызвать саксов на большое сражение.
                  Недалеко от стен города разгорелась жаркая битва. Несмотря на то, что у Сердика и Гейзериха под началом людей было больше, сын короля саксов Эадвакер одержал полную победу.
                  Спойлер (раскрыть)

                  Оба вождя фризов пали в бою, как и большая часть их воинов. После этого саксы без труда овладели городом, который уже не было кому защищать.
                  Imp
                  В то же время военачальник Лантахар тоже двинулся на запад, держась по возможности дальше от фризского берега. По дороге он удерживал своих людей от того, чтобы им грабить и разорять, и не дать фризам раньше времени услышать об их приближении. Благодаря этой предосторожности его войску удалось незамеченным приблизиться к тому месту, где он намечал высадиться на берег. Спустя несколько дней и он и его люди сошли с кораблей, а уже оттуда направились вглубь того края, что называется Хадельн. Своему же кормчему Бертоальду он на всякий случай напоследок приказал держаться поблизости, но по возможности избегать сражения с фризами и ютами. В то время их отряды тоже нередко совершали набеги на это побережье. Несмотря на то, что между саксами и ютами и был тогда мир, отношения с ними были далеко не из лучших. На вопрос, чего можно было ожидать от ютов, хорошего или плохого, никто не мог ответить с уверенностью. Сами юты славились как свирепые морские разбойники, не знавшие никакой пощады, и склонные к коварству.
                  В нескольких днях пути от берега находился многолюдный поселок Брема. Принадлежал он знатному фризу Марободу, богатому и именитому; а сам он как раз находился там же с немногочисленной дружиной.
                  Imp
                  Этот вождь, как и Сердик, тоже оказался совсем не готов к этому нападению и он не смог бы долго удерживать оборону, но тут с востока подоспело большое войско опытного и прославленного военачальника Эрвиха. Лантахар не захотел сражаться с ним, так как силы сторон показались ему слишком неравными, и предпочел уклониться от битвы.
                  Imp
                  На другой же день Эрвих, горя желанием навязать саксам бой, отправил к ним своего гонца, предлагая им не бежать, а остановиться для битвы. Невдалеке, говорил он, лежит поле; оно ровное и широкое, без каких-либо холмов и лесов, и оба войска легко смогут разместиться там, чтобы решить, кто из них сильнее и к кому из них боги окажутся более благосклонны. Он передал Лантахару, что тот может сам выбрать любое место, где встанут он и его люди, или же пусть они предоставит такое право ему, Эрвиху.
                  На это посланцу было сказано только то, что саксы дадут ему ответ на следующий день. Однако про себя Лантахар уже решил, что сражаться теперь ему и подавно незачем. Так что как только стемнело, начальник саксов приказал оставить в стане зажженные огни и отвел свое войско еще дальше от того места. На этот раз ему опять удалось провести фризов и вывести свое войско из-под удара, хотя были и те, кто говорили, что он навлек на себя большое бесчестье этой хитростью.
                  Imp
                  Войско Эрвиха все равно следовало за ним по пятам. Преследуя саксов, он повсюду рассылал ратную стрелу, призывая всех явиться к нему с оружием, чтобы принять участие в битве с Лантахаром. Вскоре к нему примкнули вожди и военачальники Эдильберт и Аунульф со своими людьми и даже Маробод, который также вышел из-за стен Бремы. Всех их Эрвих принимал с почетом и брал под свой стяг. Действуя сообща, вместе они старались отрезать саксов от берега. Воины Лантахара все чаще видели в своем тылу чужие знамена и уже начинали подумывать о том, что спастись им едва ли удастся. И многие уже начинали говорить, что лучше будет всем им умереть со славой, чем и дальше уклоняться от сражения и убегать все дальше. Лантахар же, не обращая на это внимания, только приказывал им поторапливаться, и отступал все дальше. Так ему все же удалось опять выйти к морю и посадить свое войско на корабли.
                  Когда же, наконец, преследовавших его фризов достигли вести о падении Вазобурга, большая их часть спешно повернула обратно, полагаясь на то, что теперь-то Лантахар уже не представляет никакой опасности; и вообще рад уже и тому, что смог безнаказанно унести ноги. Вождь Маробод возвратился обратно в Брему, прочие же фризы повернули на север, к Вазобургу.
                  Тем временем, Лантахар не собирался возвращаться в Треву, не добыв никакой славы. Воспользовавшись тем, что побережье временно осталось без соответствующего присмотра, он тут же вернулся и вновь высадил своих людей на берег, после чего, не скрываясь больше, огнем и мечом двинулся вглубь страны.
                     Haktar
                    • Imperial
                    Imperial
                    Основатель

                    Дата: 07 февраля 2017, 23:17

                    Вы бы их публиковали ещё здесь - Для просмотра ссылки Зарегистрируйтесь :)
                      • 8 Страниц
                      • 1
                      • 2
                      • 3
                      • 4
                      • Последняя »
                       Похожие Темы
                      MСетевые битвы Medieval 2: Total War
                      Видео битв, их обсуждение, планирование новых онлайн сражений
                      Автор T Thanatis
                      Обновление 4 мин. назад
                      ЦТурнир "Завоевание Америки" по Medieval II: Total War
                      Турнир по Medieval II, посвящённый годовщине экспедиции Христофора Колумба
                      Автор T Thanatis
                      Обновление 5 мин. назад
                      СTotal War на каналах Thanatis'a
                      все о Total War от Thanatis'a
                      Автор T Thanatis
                      Обновление 5 мин. назад
                      Воспользуйтесь одной из соц-сетей для входа
                      РегистрацияВход на форум 
                      Сообщество ИмпериалMedieval 2: Total War Medieval 2: Total War ААR Medieval 2 Total War: Kingdoms Обратная Связь
                      Стиль:Language: 
                      «Империал» · Условия · Ответственность · Визитка · 25 июл 2024, 12:51 · Зеркала: Org, Site · Счётчики